Дело — в шапке. Мономаха

Дело — в шапке. МономахаПока мы не «обрежем» царские полномочия президента, перемен в России ждать бессмысленно.

5 декабря — день советской (Сталинской) Конституции. Этот день, прежде бывший одной из главных наших дат, надежно вошел в разряд незамечаемых. Как и день 7 ноября.

История, как мудрый дворник, сметает с пространства памяти ненужные даты. Но мусор — не сжигает. Ведь иногда они возвращаются.

Тот Основной закон был утвержден Чрезвычайным VIII Всесоюзным съездом Советов, но жизнь страны от этого ничуть не изменилась. Сегодня даже несколько издевательски выглядит то, что этот демократический документ был принят в канун рокового тридцать седьмого. Спустя много лет мы узнали, что между Конституцией и ее правоприменением лежит огромная пропасть, в которой легко может уместиться даже не Болотная площадь, а целый архипелаг ГУЛАГ.

Сталинская Конституция (впрочем, как и все последующие) оказалась настолько гуттаперчевой, что при ней могли существовать совершенно разные политические системы и нравы. Основной закон, утвержденный в 1936 году, преданно служил эпохе репрессий, активно работал на оттепель и обслуживал романтический период раннего застоя.

Все дело в том, что при наличии нормальных законов мы имеем ненормальное их правоприменение. Это случилось потому, что гарантом Конституции у нас является… президент. На каком основании? Разве может быть гарантом судьи футбольного матча человек, играющий за одну из команд? А президент — это самый активный игрок на политическом поле, поэтому, получив должность гаранта, что он будет предпринимать? Правильно — расширять свои полномочия до ужасающих размеров.

Поскольку история в России все время начинается с нуля, то уроки прошлого мы просто не запоминаем. С песней «мы наш, мы новый мир построим», сооружаем новую тюрьму, куда идем строем. Поскольку шаг влево и шаг вправо, по-прежнему, у нас считаются провокацией, а прыжок на месте — попыткой изменения конституционного строя. Но давайте вспомним, как рождалась наша, надеюсь, не последняя Конституция.

…Десятый месяц для России особый: революция 1917 года у нас октябрьская. И переворот 1993 года тоже случился в октябре. (Поэтому все мужчины у нас октябрята, а женщины — декабристки). Про 17-й год уже почти все сказано, а 93-й все еще в процессе осмысления.

Напомню, что все тогда началось с подписания президентом Б. Н. Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета. А закончилось эпически: танки гвардейской Таманской дивизии открыли огонь по Дому Советов. На огонек сбежались жители города и под пивко стали наблюдать за показательным расстрелом.

Если в 17-м году было свергнуто самодержавие, то в 93-м оно было фактически восстановлено. Вместо расстрелянного парламента была «построена» новая Конституция, которая стала фундаментом выросшей впоследствии вертикали власти. Президент получил огромные полномочия, что дало ему возможность превратить Государственную Думу в некий декоративный орган.

Именно новая Конституция позволила Ельцину протащить на трон Путина, а самому Владимиру Владимировичу усадить в Кремль местохранителя Медведева, а потом вновь вскарабкаться на вершину власти.

Новая Конституция поменяла и сознание людей. В 1993-м году Конституционный суд РФ во главе с Валерием Зорькиным собрался в ночь с 21 на 22 сентября по собственной инициативе (тогда эта самостоятельность не противоречила действовавшему закону, сегодня — противоречит!) и признал указ президента Ельцина о роспуске Верховного Совета неконституционными. (И даже — переворотом). А уже почти десять лет спустя тот же Конституционный суд во главе с тем же Валерием Зорькиным признал отмену губернаторских выборов в России вполне конституционной.

Все-таки демократия — это не институты власти (они ведь могут быть атрофированы), а, скорее, способ ее передачи. А у нас этот способ, увы, известен. Поэтому всякие выборы в стране несколько лукавы и больше похожи на смену собственника государства российского. Который в отсутствие судебной и законодательной властей неизменно превращается в эдакого монстра. Иначе говоря, нужна вовсе не смена главы государства, а скорее замена станового хребта России — Конституции.

Любопытное исследование роста могущества трона российского провела политолог Лилия Швецова. Она приводит такие цифры: «…с момента принятия в 1993 году нынешней Конституции три российских президента получили 502 новых полномочия: 165 получил Ельцин, 226 — Путин и 111 — Медведев. Причем среди них, с конституционной точки зрения, много сомнительных, а то и просто не соответствующих Конституции. На время правления Ельцина таких приходится 41, Путина — 108, Медведева — 51. Закрепленная в Основном законе монопольная власть тяготеет к экспансии, которую некому остановить».

В принципе, никто ее останавливать и не хочет. Оппозиция мечтает просто поменять президента. Но ведь это чисто косметическое средство, больше похожее на использование дезодоранта не после душа, а вместо него. Уйди с трона Путин, придет новый и в гадких условиях чрезвычайных полномочий вырастет в нечто подобное. Этот фильм «Убить дракона-2» мы видели уже много раз.

Пока мы не «обрежем» царские полномочия президента, перемен ждать бессмысленно. Можно восстановить силу Конституционного суда, запретить второй срок, добиться чистых и честных выборов, но это — не поменяет сути гаранта.

Возникает, правда, вопрос, а зачем менять Конституцию, если она все равно не выполняется. Если закон прямого действия — бездействует. Но тут достаточно вспомнить отмену маленькой 6-й статьи Конституции, которая привела к распаду империи.

И к той свободе, которую мы отдали Гаранту.

 

Акрам МУРТАЗАЕВ

 

Об авторе

Акрам Каюмович Муртазаев — известный журналист и писатель. Свою творческую карьеру начинал в «Комсомольской правде». Кроме того, он успел поработать спецкором «Правды», шеф-редактором «Новых известий», главредом газеты «Московский корреспондент». Является одним из создателей «Новой газеты», страницы которой стал «открывать» своими яркими и острыми фразами, типа «Россия производит впечатление великой державы, но больше она ничего не производит», подписанными коротким псевдонимом — А.К.М. За создание этого жанра был удостоен премии Союза журналистов РФ «Золотое перо».

В настоящее время считает себя свободным художником. Пишет для различных изданий, в том числе для «Нового вторника», в котором регулярно ведет рубрику «Картинки из глубинки».

Похожие статьи