Заведомо ложный донос

22Июл, 2014

С каких это пор журналистское расследование стало приравниваться к клевете?

 

28 января т.г. «Новый вторник» опубликовал журналистское расследование Людмилы Сёминой «Версия для слабовидящих». В нем рассказывалось о хаосе в сфере социально значимой информации, когда под разными предлогами простейшие данные о расходовании бюджетных средств на социально значимые программы оказывались вне зоны доступа для граждан, в том числе представителей СМИ.

 

В частности, журналиста интересовало, построен ли в НИИ эпидемиологии и микробиологии им. почетного академика Н.Ф. Гамалеи новый корпус для произвоства антитуберкулезных вакцин, на сооружение которого правительством РФ в рамках федеральной целевой программы было перечислено заказчику 2,2 миллиарда рублей. Для того, чтобы узнать, что производство так и не сдано в эксплуатацию, пришлось «влиться» с помощью интернета и реальной переписки в настоящий бюрокротический детектив, в ходе которого наш корреспондент натыкался на «загадочные» сведения криминального характера, однако эти явные следы коррупционных схем, похоже, никаким инстанциям и ведомствам интересны не были.

Данный материал был направлен на имя Президента РФ Владимира Путина. Из администрации главы государства нам сообщили, что материал переадресованн МВД России с поручением объективно и всесторонне рассмотреть ситуацию, принять необходимое решение и проинформировать о результатах редакцию «НВ».

Прошло полгода. Как шло рассмотрение нашего обращения в администрацию главы государства? Какие решения были приняты? Как обстоят дела сейчас? Наш корреспондент снова идет по кругу — вслед за поручением Президента.

 

Большой перепихон

 

Сегодня у меня уже солидная пачка ответов. Не перегружая внимание читателя, просто перечислю маршрут следования поручения Президента РФ, отправленного 10.12.2013 г. в МВД РФ. 1) Из Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБ и ПК) МВД РФ поручение было отправлено для организации проверки «по территориальности» в ГУВД МВД РФ по г.Москве. 2) Затем врио заместителя начальника московского управления «спустил» его в УВД по Северо-Западному округу столицы. 3) Начальник ОЭБ и ПК данного УВД А.А.Никифоров решил, что это не к нему из-за «режима секретности» объекта и переслал поручение по принадлежности в Четвертое управление ГУ МВД РФ, то есть вернул на федеральный уровень, только в соседнее подразделение. 4) Четвертое управление тут же сообщило, что «по результатам рассмотрения установлено, что НИИЭМ им. Гамалеи не является особо режимным объектом», — и вновь возвратило поручение Никифорову. 5) Вскоре позвонил оперуполномоченный 3 ОРЧ ОЭБ и ПК УВД по СЗАО ГУ МВД России по г.Москве (проще — антикоррупционный розыскник) капитан полиции И.И.Дьяченко, поинтересовался, какие у меня есть материалы по заявлению, хотя моя статья лежала перед ним на столе. А заодно сообщил, что срок проверки продлен ему еще до 10 суток. 6) Наконец, его начальник Никифоров сообщил, что «по результатам проверки 21.02.2014 г. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела» и 7) о пересылке постановления прокурору СЗАО г.Москвы.

Итак: два месяца волокиты, не считая новогодних каникул; семь «перепихонов» по ведомственной лестнице до низового звена — и получите! — ваш выстрел холостой, дела нет и не будет, так и передайте господину Президенту РФ, госпожа заявитель.

В приложении к последнему ответу — само постановление об отказе, подписанное тем же Никифоровым и утвержденное начальником полиции УВД по Северо-Западному административному округу А.П. Пугачевым.

На двух страницах, если исключить бюрократические завитушки, сказано по существу дела следующее: 1) заместитель директора по безопасности НИИЭМ им. Гамалеи Осипенко А.И. объяснил, что вопросы финансирования института и расходования денежных средств сможет пояснить другой заместитель директора Домогарова Т.В. (опять «перепихон». — Авт.), 2) Домогарова находится в отпуске до 9 марта 2014 г., поэтому дать объяснений не может. 3) Достаточных данных, указывающих на наличие в действиях Домогаровой признаков преступления, т.о. не получено. 4) Поскольку срок проверки истекает 23.01.2014 г. (и так, мол, просрочили! — Авт.) капитан полиции Дьяченко постановил «отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Домогаровой».

А теперь скажите, господа полицейские антикоррупционеры, причем здесь ушедшая в отпуск замдиректора по административно-хозяйственной работе? А что, директор, академик РАМН А.Л. Гинцбург не мог дать пояснения? Или в моей статье была жалоба на Домогарову? Речь там шла о том, что более 2 миллиардов рублей из федеральной целевой программы по профилактике социальных болезней ходят без присмотра, без должного контроля, без спросу о результатах использования. И что даже безадресный интернет полон неспрятанных концов явно коррупционных схем, по которым уходят в подобных случаях беспризорные бюджетные денежки.

В частности, мне, как я писала в первом материале, без особых затруднений, просто методом «тыка», попалась, например, ссылка на некоего заказчика по реализации Программы — строительную фирму «Магистр К» из подмосковного Красногорска (вот ее адрес, персонально для оперуполномоченного Дьяченко И.И., который как-то пояснил, что у него интернета вообще нет, http://krasnogorsk.exposo.me/about/876821/ooo-magistr-k). На нынешнем сайте этой фирмы, который сегодня, к слову, выставлен на продажу за 5 тысяч рублей, есть красноречивый и единственный (!) отзыв о деятельности. Вот, почитайте, не видящие оснований для розыска блюстители правопорядка: «Наша компания обратилась в фирму «Магистраль К» (ошибка сочинителя отзыва. — Авт.) по благоустройству территории перед зданием компании. Надо было демонтировать несколько старых построек и убрать несанкционированные гаражи. Сотрудники фирмы с задачей, поставленной перед ними, справились быстро, качественно. Территория перед зданием нашей компании просто неузнаваемая. Цена за всю проделанную работу приемлемая». И этой-то фирме НИИЭМ передал на исполнение госзаказ в 2 миллиарда?

Впрочем, сам этот сайт вызывает большие сомнения. Тем более, что найденная мной ссылка, когда ее открываешь, представляет фирму совсем по-другому: «Компания «ООО «Магистр-К». Выполнение функции заказчика-застройщика по контролю и техническому надзору при реконструкции корпуса 10 со строительством пристройки под производство БЦЖ». Ссылка вводит на сайт каталога EXPOSO, созданного всего год назад, где каждый может зарегистрировать себя в качестве участника. Так что данные там вполне свежие. В каталоге приводится перечень видов деятельности «ООО «Магистр К», гендиректор Е.В. Сургаев», в котором 20 позиций — от строительства зданий и сооружений, устройства коммуникаций, кровельных покрытий до монтажа инженерного оборудования и отделки помещений.

Не собираюсь утверждать, что тут обязательно криминал. Но согласитесь, ситуация странная, запутанная и мутноватая. Спрашивается, почему не разобраться в ней дознавателю, если он хочет докопаться до истины? Не за то ли он и зарплату получает, чтобы не пропускать мимо сомнительные ситуации? Ан, нет, он печется, как сам признался, в первую очередь о том, чтобы не нарушить сроки рассмотрения заявлений. И ведь можно понять бедолагу: если основным условием правильной работы становится не результат по существу вопроса (то есть пойманный вор или вылеченный больной), а лишь критерий своевременной отписки, любой служащий на это и будет заточен. И бюрократическая игра в «большой перепихон» никогда не кончится.

 

Под крышей цитаты

 

Однако, как выяснилось, и инертный оперуполномоченный может проявить прыть и ретивость, если надо себя защитить. Подписанное тремя полицейскими чинами постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту возможной растраты бюджетных средств на строительстве нового корпуса в НИИЭМ содержит еще один пункт: «Отказать в возбуждении уголовного дела в отношении Семиной Л.М. по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ». Любезный интернет расшифровал: преступление называется «заведомо ложным доносом».

Вот так дела: это не те злодеи, кто за семь лет, получив 2 миллиарда рублей из бюджета, так и не наладили производство противотуберкулезных вакцин, нехватка которых ставит нацию на грань геноцида; это я — преступница, открывшая для себя и для читателя в статье «Версия для слабовидящих» весь хаос ведомственного информационного пространства, в котором так легко лавировать сегодня коррупционерам. Да, я никого не поймала за руку, потому что и не ставила себе такой цели. Для этого сидят на своих местах тысячи правоохранителей, которым я, как налогоплательщик, с каждой копейки своего гонорара выплачиваю содержание. А у журналиста миссия — защищать интересы граждан. В том числе — привлечь внимание общества, государства и его служб к нерешенным проблемам. С каких это пор журналистское расследование стало приравниваться к клевете и заведомо ложному доносу?

Или все гораздо проще: это полицейские из СЗАО г.Москвы решили на всякий случай осадить и припугнуть любознательного журналиста, сунувшего свой нос глубже, чем хотелось бы стражам порядка? Помахали дубинкой закона перед этим носом?

Звоню оперуполномоченному капитану полиции Дьяченко. Не сразу, но вспомнил-таки. Я его честно предупредила, что в этой истории он может оказаться тем стрелочником, на которого будут валиться все шишки, когда я вновь вынуждена буду обратиться к Президенту РФ. А обратиться придется, поскольку из его поручения сделали какой-то бесстыдный бюрократический канкан, дискредитируя и его как руководителя государства, и самоё власть, и идею борьбы с коррупцией, и идею гласности, свободы журналистской деятельности.

Как ни странно, Игоря Ивановича Дьяченко такая перспектива ничуть не взволновала. То ли привык быть стрелочником, то ли уверен, что в обиду его не дадут. Он с безмятежностью младенца успокаивал и меня: говорил, что раз они «снизу» отправили отчет о проделанном (!? — Авт.) в городское управление, а оттуда им его назад не вернули, значит тоже не увидели оснований для расследования. Сказал, что в НИИЭМ, насколько ему известно, уже работало какое-то КРУ (контрольно-ревизионное управление, правда, не знает — чьего подчинения), но ничего не нашло. Посетовал, что Минздрав РФ, который является генеральным заказчиком в реализации федеральной программы, сам за ситуацией не следит, а переваливает ответственность на исполнителя. Пообещал, если у меня найдутся какие-то факты злоупотреблений, оказать содействие.

А на мой вопрос о «заведомо ложном доносе» разъяснил: таково законодательство — если есть заявитель и заявление, на него тоже положено реагировать, возбуждать дело и расследовать. То, обстоятельство, что я не заявитель вовсе, обращалась не к нему, а к Президенту, который и дал соответствующий ход моей статье, его не разубедило. Логика правоохранителя оказалась непробиваемой: открыл рот — ответь за «базар».

Привыкнув уже опираться на интернет как на незаменимую палочку-выручалочку, отправилась на сайт МВД России, куда было направлено первоначально мое обращение в Администрацию Президента. Открыла рубрику «Противодействие коррупции», хотя бы узнать, как с ней надо бороться. Первое, что увидела на изображении развевающегося российского стяга — путинскую цитату: «Самый эффективный способ борьбы с коррупцией — развитие гражданского общества и свобода средств массовой информации…» Понимают, следовательно. И, надо думать, разделяют; в противном случае такую цитатату иначе как «крышей», декоративным прикрытием и не назовешь.

Посмотрела новости раздела, кого и за что разоблачают. Перечень, прямо скажем, не слишком убедительный для такого мощного структурного подразделения как ЭБ и ПК: в основном — либо мелкие взяточники из полицейских служб автодорожного надзоа; либо, наоборот, те, кто пытался дать взятку сотрудникам ДПС. Правда, в Татарстане в одном из вузов полицейские сумели выявить многомиллионное хищение, когда стоимость закупленного лабораторного оборудования была завышена на 40 миллионов. Возбуждено уголовное дело. Как говорится: если следователь захочет, состав преступления будет найден — по малейшему следу. А нет состава — значит, не хочет…

Специально для следователя, который захочет, повторю ту исходную информацию, которая заставила меня обратиться к Президенту РФ. В стране сложилась неблагоприятная эпидемиологическая обстановка, из-за чего население и особенно дети постоянно болеют ОРЗ, гриппом, герпесом, бронхитом, воспалением легких, даже туберкулезом. Причем, по сравнению с советскими временами происходит явный рост таких заболеваний. Этому способствует как ухудшение экологической обстановки, привнесение «чужих» для России вирусов с волной мигрантов, так, к сожалению, и запущенность собственной профилактической системы и базы. Отчетливо прослеживаются следы злоупотреблений вокруг финансирования целевых программ по предупреждению социально опасных болезней. С середины 90-х годов многомиллиардные средства «закачиваются» в подобные программы, в частности — для производства вакцин на базе НИИЭМ им. Гамалеи, в который под 13 научных программ, ведущихся одновременно, и под новое капитальное строительство было выделено из бюджета за последние семь лет более 2,2 миллиардов рублей. По разным причинам, как свидетельствуют проверки, например, Счетной палаты РФ, средства целевых программ распыляются, не доходят до адресата, или, напротив, передаются главным распорядителем средств на откуп распорядителю-заказчику, который переводит исполнение в формат долгостроя и вечной незавершенки. А государство вновь выделяет миллиардные транши на новые программы все того же назначения.

На сегодняшний день в НИИЭМ новое производство вакцин и диагностикумов так и не введено в эксплуатацию, хотя срок окончания реализации Программы завершился в 2012 году и все средства институтом были получены в полном объеме. Сейчас готовится укрупнение НИИЭМ им. Гамалеи, к нему присоединяют «Научно-исследовательский институт вирусологии им. Д.И. Ивановского», видимо, появится и новая федеральная программа, и новые бюджетные средства для развития отечественной базы производства вакцин. Есть ли гарантия, что и через следующие семь лет мы не станем выяснять, куда же делись отпущенные средства? А вакцин как не было, так и не будет…

Зато какой-нибудь любознательный журналист, переживающий за состояние дел в Отечестве, будет обвинен в «заведомо ложном доносе».

 

Людмила СЕМИНА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий