Записки инсультника

11Окт, 2016

Записки инсультника

Из дневника человека, победившего «болезнь века»

 

Продолжаем публиковать записки давнего друга «НВ», известного журналиста Сергея Благодарова, волею судьбы испытавшего на себе все «прелести» инсульта.

 

(Продолжение. Начало в № 24–30 за 2016 год)

 

8. Страшные анализы

 

Многие ложатся в Центр паталогии речи и нейрореабилитации, чтобы просто сделать кучу бесплатных анализов. Я, наоборот, всю жизнь опасался медиков. Боялся — приду, найдут кучу болезней.

И не зря опасался. После анализов, УЗИ, томографии — нашли камень в почке, воспаление простаты, нарушение сердечной деятельности, повышенное содержание ПСА в крови — косвенный признак онкологии.

Врачи направили в урологическое отделение — делать биопсию на предмет онкологии. Прихожу. В коридоре — длинная очередь. У каждого торчит из живота длинная резиновая трубка, спускающаяся в полиэтиленовый пакет, с каким мы ходим за хлебом. В пакетах спрятаны мочеприемники, куда постоянно капает моча. Некоторые ходят, как фронтовые медсестры, с сумкой на боку.

Протиснулся между грустными людьми, сел. Наконец подошла моя очередь в операционную. Симпатичная медсестра попросила раздеться догола. В другом месте сделал бы это для нее с удовольствием. А тут стою, голый, стыдливо прикрываю ладошкой интимное место.

— Проходите, я и не такое видела, — обидела меня медсестра.

Положили на белоснежную операционную кушетку, похожую на женское гинекологическое кресло. Высоко задрали мои ноги, зафиксировав их на высоких боковых подколенниках. В такой позе я напоминал рожающую женщину…

Здесь самое время объяснить, как делается биопсия предстательной железы. Через задний проход вводится что-то вроде медицинского отбойного молотка, который отщипывает кусочки ткани от железы на предмет обнаружения онкологии. Всего берется двенадцать кусочков.

— Делаем первый защип, пациенту приготовиться, — предупреждает хирург. — Раз!

Мое тело дергается, как от электрического разряда. Оторвали первый кусочек плоти.

— Два! — опять кусочек. — Три! Если невыносимо терпеть — сделаем перерыв, — доносится издалека голос хирурга.

Я терплю, содрогаясь всем телом.

— Четыре… Пять… Шесть — осталось половина, — слышу я голос врача, почти теряя сознание.

Наконец, пытка кончилась, от тела оторвали двенадцать кусочков. Чувствую, как по ляжкам течет кровь. Врач забивает в задний проход огромный тампон. Иду на ватных ногах мимо морга, чья вывеска радостно встречает больных прямо у ворот Московской клинической больницы №52.

Еду обессилившим домой. Джинсы в районе задницы насквозь мокрые от крови…

— Если первые двое суток кровотечение не остановится, не пугайтесь, — вспоминаю слова хирурга. — Кровь может быть и в моче. А в случае задержки мочеиспускания, вставим вам уретральный катетер в мочевой пузырь.

Возникло ощущение тревоги, что скоро умирать. Малейшее недомогание стал воспринимать, как катастрофу — боялся уже никогда не встать с постели. На улицах города вдруг стали часто попадаться автобусы с траурной табличкой «Ритуал». ГАЗели с рекламой «УЗИ», «Урология» все время лезли в глаза.

Это были верные признаки наступающей старости.

К тому же начались новые чудеса. За окном в середине ночи начинал вдруг бабахать паровой молот, забивающий бетонные сваи. Испуганный, я подбегал к ночному окну. И понимал, что стучит… в висках. Засыпал под утро, вновь и вновь пробуждаясь от постоянных маленьких взрывов в голове. Боялся мгновенно умереть. Никак не мог унять страха. Подходил ночью к зеркалу, и на меня смотрело такое бледное лицо, словно я всю жизнь провел в подземелье.

Когда забирал результаты биопсии — «стекла» с кусочками своей плоти, медсестра предупредила:

— Храните их при комнатной температуре, в темном месте, прежде чем отнесете на консультацию к онкологу.

Я запрятал биопсию дома в кладовку, панически боясь мешочка со стеклышками.

После этого часами не мог заставить себя одеться, впал в уныние, уже с утра наваливалась усталость…Но все равно был благодарен Богу, когда утром открывал глаза. Значит, жив!

Я в самом деле чуть не умер. Оказался в Центре реабилитации после инсульта. С трудом поднимался даже с унитаза. Хотя в Центре они оборудованы никелированными подлокотниками по бокам — чтобы на них опираться руками, когда встаешь с толчка. Ноги-то почти не слушаются, не поднимают своего тела.

Но, как говорится, со временем трава становится молоком. Постепенно начал оживать. Меня направили в санаторий для окончательного восстановления.

 

Сергей БЛАГОДАРОВ

 

(Продолжение следует)

 

 

NB!

 

У больных, перенесших инсульт, заостряются характерологические особенности личности. Они могут становиться плаксивыми и пассивными или, наоборот, грубыми и раздражительными. Значительно страдает память, особенно плохо больные запоминают текущие события, у многих нарушена речь. Надо относиться к этим проявлениям болезни с пониманием, но не потакать больному в его прихотях и капризах, в то же время избегать конфликтов, обязательно соблюдать режим. Здоровый психологический климат в семье — залог успешного восстановления утраченных функций.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий