Все это было бы смешно…

3Фев, 2015

Жаль, что вновь приходится возвращаться к фильму Андрея Звягинцева «Левиафан», да еще по столь неприятному поводу.

 

Премьера картины, устроенная в одном из столичных торговых центров (!?), оставила тягостное впечатление. Скажу жестче — большего антипиара, безусловно, талантливой картине устроить было просто невозможно.

Но обо всем по порядку. Узнать о месте премьерного показа было крайне сложно, аккредитоваться на него — еще сложнее. А тех счастливчиков, которым аккредитацию все же дали, просто унизили, напустив на них грозных и не слишком вежливых, мягко говоря, охранников. Мало того, что именно они, вместе с неприветливыми администраторами диктовали, кого из гостей премьеры и в каком месте можно снимать, так еще и на сам фильм, который показывали, между прочим, в нескольких залах, не пускали. Как, впрочем, и к месту тусовки гостей, пришедших по приглашению продюсера картины, президента «Кинотавра» Александра Роднянского.

Сам Роднянский вел себя как настоящий барин — смотреть фильм ни он, ни многие его гости не пошли, а отправились праздновать успех. Благо, актеров, сыгравших главные роли, да и режиссера картины на этом пире во время чумы, не было. Андрею Звягинцеву не изменило чувство меры, чего не скажешь об организаторах показа. Особенно неприятное впечатление оставило потребительское отношение к представителям СМИ, которых позвали, по сути, лишь для того, чтобы они сняли сияющие лица якобы высоких гостей кинопремьеры. Никакая власть, никакие чиновники от культуры не могли бы придумать что-то более дискредитирующее, чем прошедшее действо.

Что касается кинокритиков и киножурналистов, то пресс-показ и пресс-конференция для них были устроены в тот же день, но в утренние часы. Однако многих об этом также не известили, а на просьбу аккредитовать — не откликнулись, в результате зал на пресс-показе был заполнен процентов на тридцать. Понятно почему — в киносообществе о фильме мнение неоднозначное. Никто не оспаривает художественных достоинств фильма, но гротесковость, безысходность жизни героев у многих кинокритиков вызывает оторопь, как, впрочем, и некоторые другие фильмы Звягинцева. Но, в конце концов, это его взгляд. Зачем же усугублять? Не знаю, у кого как, а у меня создалось (надеюсь, привратное) впечатление, что отрицательные герои «Левиафана» в полном составе сошли с экрана и пришли на этот странный показ.

 

Андрей КНЯЗЕВ

Обозреватель «Мира новостей» специально для «НВ»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

2 Коммент.

  1. Вообще-то ничего, к сожалению, удивительного нет в том, о чем рассказал нам автор заметки “Все это было бы смешно …”. Кто-то известный справедливо заметил, что “успех не прощают, за него надо расплачиваться”. А тут “Золотой глобус” картине выпал, да еще и представление на “Оскар” …
    Но лучше все же – о самом фильме, о “Левиафане” Андрея Звягинцева.
    Успела посмотреть картину без купюр, в Интернете. Суровая тема, суровая правда о части нашей действительности. Рискну заметить, что режиссеру удалось, может быть, самое сложное – соединить художественную и жизненную правду. Что не всегда получается даже у опытных мастеров. Пусть и небольшая надуманность, допуск, лакировка в сюжете особенно заметны и досадны, если фильм о важном и красиво снят. Таких фальшивыхъ ноток Звягинцев в своих фильмах (“Елена и “Левиафан” – другие постараюсьпосмотреть) стремится не допускать. Напротив, его правило – достоверность, узнаваемость.
    С удивлением обнаружила, что по именам знаю типажей, точно сыгранных актерами. А со звягинцевским Николаем как будто знакома лично, встречала в одном из карельских поселков, когда готовила очерк в газету. Эта лента,горькая, как русская водка, которой так много льётся в “Левиафане”, – не только о российской глубинке. Желание денег, власти,целесообразности во всем и вся, ложь и ненависть в разных формах и проявлениях – все, что почти вытеснило или превратило в чудачество понятия честь, совесть, соучастие, бескорыстие – всё это есть не только у нас, не только в северных широтах, где снимался фильм.
    Не секрет и другое. Можно иметь прекрасные манеры, не пить горькую, не материться, знать несколько языков, блюсти политкорректность, жить в красоте и комфорте – и при всем при этом творить зло или “не замечать” его под маской благопристойного набора востребованных качеств. Внешне – праведник, внушающий другим, как жить по-божески, а в мыслях и поступках – левиафан, чудовище. Фильм и об этом тоже.
    О подменах и вранье, которого якобы не замечают наши дети, и о том, что для рядового, бесхитростного, безденежного, “непричесанного”, но совестливого и доброго человека, как главный герой фильма Николай, в загрязненной агрессией, жаждой наживы, разного рода сомнительными удовольствиями и страхом среде уготован такой вот печальный финал. Рано или поздно. И о цене предательства в дружбе и любви тоже сказано ясно. И это тоже не только в родном отечестве и за его Полярным кругом. И показанные в одном из кадров жрущие и хрюкающие свиньи в прямом и переносном смысле – не только у нас водятся.
    Звягинцев без пафоса и душещипательных кадров дает понять (тем, кто это понять способен или хочет,что любит Россию не меньше тех, кто учит или приставлен учить, как надо это делать. И уж, тем более, не меньше тех, кто вовсю критикует бывшую родину, покинув её пределы, так сказать, дает прикурить с безопасного расстояния. Режиссер отважился честно высказать свою боль. Имеет на это полное право как художник и как человек. В конце концов, надо же хотя бы попытаться открыть правду о болезни того, что тебе дорого. В надежде, что тогда появится больше шансов вылечиться.
    Некоторым критикам картины среди прочего не хватило в ней “положительного героя”. А он есть. Только не в белых одеждах, не на коне, не в чести, не в славе. В мирной жизни бывший воин Николай выглядит совсем не геройски, а неудачником и несчастливцем. Как и многие из парней, что побывали в “горячих точках”. Не только его в том вина. Мы же видим, к каким командирам он попал, вернувшись домой. Не дай бог никому таких упырей при власти, как в этом отдаленном районе.
    Талантливая картина Андрея Звягинцева именно о любви к России. О настоящей, глубокой, честной любви, а не всеядной, покорной или показной.

  2. В статье “Всё это было бы смешно…” – “…у меня создалось (надеюсь,прИвратное) впечатление…”
    Обидно, т.к. очень люблю и уважаю эту газету!

Оставить комментарий