В СССР не было секса, а в России — кризиса

30Июн, 2015

Почему Петербургский экономический форум превратился в политический.

 

Этот форум занимает особое место в деловой жизни России, поскольку сюда приезжают многие известные мировые политики и экономисты.

 

Непременное участие в нем президента России тоже подчеркивает его (форума, конечно) высокий статус. А в этом году внимание к Питеру было особое, поскольку все ждали ответ — Россия пойдет своей дорогой противостояния с Западом или свернет на путь экономического развития?

Дело в том, что противостояние — это такая пора, когда страна из всех цветов и оттенков выбирает один — защитный. Когда ракетный комплекс «Искандер» становится на голову выше Александра Пушкина, а вопрос, что нам нужно более всего — поднимать падшее здравоохранение или танки «Армата»? — даже, извините, не стоит.

В выступлении Путина прямого ответа на вопрос (противостояние или экономика?) не прозвучало. Но главный мотив — все хорошо, прекрасная маркиза! — немножко удивил.

Тем не менее, как мне показалось, либеральная общественность, критикуя оптимистическое выступление Путина на форуме, несколько некорректно покинула формат благоразумия. Поэтому я, испытывая непреодолимую тягу к справедливости, просто вынужден защитить своего президента. Ну, нельзя же требовать от человека, подводящего некие итоги своего управления страной, неумолимой объективности!

Кроме того, есть еще такое понятие, как государственная тайна. И как человек военный, Владимир Владимирович прилежно лакировал нашу действительность. Не восхваления ради, а токмо во имя безопасности вверенной ему (на неопределенное время) территории.

Представьте, что защитники крепости сообщают всему миру (и осаждающим!) что боеприпасы уже на исходе, что остро не хватает воды, а еды осталось всего на три дня. Это же воодушевит противника! И вызовет смятение среди защитников… А это нам надо?

И потому Владимир Владимирович был предельно собран. Вот о чем он поведал обложившему его санкциями Западу:

— Нам предрекали, и вы это хорошо знаете, глубокий кризис. Этого не произошло, мы стабилизировали ситуацию, погасили негативные колебания конъюнктуры и уверенно проходим через полосу трудностей, прежде всего потому, что экономика России накопила достаточный запас внутренней прочности.

— Мы сохранили контроль над инфляцией… тенденция на снижение очевидна, мы ее видим.

— У нас устойчивый бюджет. Наша финансовая и банковская системы адаптировались… Мы не допустили скачка безработицы.

А в конце своего выступления Путин и вовсе добил Запад, заявив: «Введение так называемых санкций подтолкнуло нас к тому, чтобы существенно активизировать работу по импортозамещению. И по ряду направлений мы… добились заметных результатов. Огромный потенциал у нашего машиностроения, нефтехимии, лёгкой и перерабатывающей промышленности, фармацевтики, по некоторым другим отраслям. Зримым примером являются достижения нашего агропромышленного сектора».

Уверен, что нашему президенту удалось привести в изумление как окруживших крепость, так и ее защитников. Я, во всяком случае, могу сказать, что с импортозамещением дела обстоят не столь блестяще, несмотря на восхитительный блеск в отчетах. Качество продуктов резко снизилось, а цена возросла. Здравоохранение так и не удалось вывести из комы. Но главное — в стране резко повысился уровень ненависти, общество оказалось расколотым.

Увы, не помню, кто автор этих слов, но они тут будут вполне кстати: «У каждого человека есть право иметь собственное мнение, но не собственные факты». Владимир Путин, увы, оперировал собственными фактами.

Впрочем, нельзя напрочь исключать вероятность того, что наш президент в данном случае немножечко прав. То есть, после введения санкций страна воспряла ото сна, заработали сельское хозяйство и промышленность, а импортозамещение достигло совершенства. Но в таком случае, нам сейчас следует обратиться к Западу с великой просьбой — ужесточить санкции, что неминуемо приведет к невиданному экономическому прогрессу и небывалому росту патриотизма.

Любопытно, что участникам Петербургского экономического форума был задан вопрос — возможен ли успех реформы государственного управления в России? И вот только 14,3% ответили — да. А свыше 48% выбрали другой вариант ответа: «В России не хватит политической воли, чтобы начать реформу».

 

Акрам МУРТАЗАЕВ

 

 

NB! 

Мнение колумнистов «НВ» может не совпадать с точкой зрения редакции еженедельника.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий