«Укрытие» ради прикрытия?

23Июн, 2015

Масштабная экологическая катастрофа с человеческими жертвами, вызванная небывалым по масштабам пожаром на нефтебазе под Киевом, вновь резко обострила чернобыльскую проблему.

 

Все вдруг вспомнили, что у саркофага над четвертым, разрушенным энергоблоком атомной станции (объект «Укрытие») давно истек срок эксплуатации. Сейчас он находится в крайне опасном аварийном состоянии и может рухнуть в любой момент, принеся неисчислимые беды.

 

Ни прошлогодний государственный переворот на Украине, ни продолжающаяся доныне на юго-востоке страны гражданская война, ни прочие переломные и значимые события никоим образом не могли затмить острейшую ситуацию на ЧАЭС. Она по-прежнему болезненна для всей Европы, которая обоснованно страшится повторения ужасов 1986 года.

Тем временем продвижение хоть к каким-то позитивным разрешениям идет черепашьими шагами.

Недавно правительство вознамерилось было создать оргкомитет по подготовке и проведению праздничных мероприятий в связи с предстоящим в конце года вводом в строй нового объекта «Укрытие».

Эту затею сразу высмеяли знающие специалисты, объяснившие высокопоставленным чиновникам, что с салютами и фейерверками придется повременить еще не менее трех лет.

Какая шумиха поднялась! Как же так, мол, стройка ведется с 2010 года и, по поступающим докладам, близка к завершению. При этом было растиражировано заявление председателя Государственного агентства по управлению зоной отчуждения Владимира Холоши: «Гарантируем, что переноса сроков ввода в строй объекта не будет — сдадим его в 2015 году!».

Чуть позже выяснилось, что, выдавая желаемое за действительное, Холоша попросту был не в курсе финансовых дел, ориентируясь лишь на согласованные ранее и сугубо предварительные графики работ.

Между тем, они давным-давно «пробуксовывают» из-за проволочек с поступлением средств.

Неопределенностей и путаницы не убывает, хотя международный чернобыльский фонд с названием «Укрытие» был создан еще в 1997 году, а главным распределителем денежных потоков с той поры является Европейский банк реконструкции и развития. Он практически единолично собирает взносы с 43 стран-доноров, тогда как весь вклад самой Украины не дотягивает и до шести процентов общей стоимости проекта (кстати, и данная сумма оказалась для страны «неподъемной»).

Кто-то по наивности спросит: зачем нужны непомерные расходы (для полного завершения работ необходимо 2,15 млрд. евро), ведь существует же защитный саркофаг, возведенный еще в ноябре 1986 года?

Действительно, это уникальное инженерное сооружение еще кое-как держится, однако с расчетом на пресловутое «авось»… Одна из несущих стен саркофага разгерметизирована, из-за чего радиоактивные вещества попадают в окружающую среду. Известно, что 95 процентов топлива, находившегося в реакторе в момент аварии, было выброшено взрывом в помещения блока, расплавилось и смешалось с различными веществами, образовав так называемые топливосодержащие материалы. При неизбежных и частых попаданиях воды в саркофаг через огромные трещины в крыше и стенах возникают самоподдерживаемые цепные реакции.

Концептуальный проект нового безопасного конфайнмента (от английского confinement — удержание) был разработан консорциумом компаний из США и Франции. В соответствии с заключенным контрактом, всю ответственность за строительство и ввод в эксплуатацию «Укрытия» взяли на себя французы. И вот уже пятый год на промышленной площадке размером в четыре футбольных поля скрупулезно собирается арка из двух полушарий, напичканных новейшим оборудованием, системами и приборами.

Объект более чем впечатляет: 110 метров в высоту, 260 — в ширину, 165 — в длину. Его вес «зашкаливает» за 30 тысяч тонн. Это самое крупное искусственное передвижное сооружение в мире. После окончания сборки конфайнмент будет надвинут по рельсам на старый саркофаг и полностью закроет его, что наконец-то должно позволить извлечь радиоактивные материалы и провести сложные операции по удалению и захоронению отходов.

Так почему же тысячи высококвалифицированных специалистов не укладываются в намеченные сроки, усиливая тем самым тревогу в обществе? Ведь грозы, ливни, ураганы могут в любой момент окончательно разрушить саркофаг.

Увы, причина задержек работ по сути одна: все упирается в недостаток финансов.

Первоначальная расчетная стоимость проекта составляла 870 млн. евро. Деньги от стран-доноров поступали своевременно, дело шло споро, однако вскоре все графики поломал пресловутый и неистребимый украинский фактор — разумеется, коррупционный. Одни транши использовались не по прямому назначению, другие вообще исчезали в неизвестном направлении. Усилия совета директоров ЕБРР навести порядок в целевом расходовании средств разбивались о хитроумные схемы украинских чиновников-махинаторов. В результате из-за рубежа все чаще требовали подлинной, а не фиктивной отчетности за проделанное, помощь стала поступать с перебоями. Тем временем росли цены на необходимое оборудование и материалы, не говоря уже о разбухшей графе «непредвиденные расходы».

Дошло до того, что 31 октября 2014 года Европейский банк реконструкции и развития из-за стенаний и мольб правительства Украины («спасите, денег на стройку не хватает, а саркофаг рассыпается») был вынужден увеличить стоимость проекта до 1,5 млрд. евро, а в нынешнем году — аж до 2,15 млрд. евро. Судя по всему, и это не окончательная цифра — хапуг в украинском чиновничестве все больше. Не случайно же только что подал голос заместитель руководителя проекта по новому «Укрытию» Виктор Зализецкий: «Еще 500 млн. евро надо у кого-то найти». Вот так «аппетит»!

Разумеется, из-за вынужденных простоев вахтовых смен и пересмотра смет, а также по причине возникшей необходимости соорудить на территории зоны отчуждения хранилище для отработанного ядерного топлива и завод по переработке жидких радиоактивных отходов все сроки резко сдвинулись. Теперь уже только непоколебимые оптимисты надеются на пышные торжества (а как же без них в Украине! — Авт.) по случаю ввода в строй конфайнмента на финише 2017 года. Прагматики же и реалисты не очень уверены в завершении работ даже в 2018 году.

Тем временем, доноры то ли прозревают, то ли устали от пустых обещаний и явно стали жадничать. Канада, к примеру, три года заверяла о выделении 30 млн. долларов (сумма, прямо скажем, мизерная), перечислив в нынешнем мае всего-то 12 млн. Совет директоров ЕБРР недавно «спихнул» 165 млн. евро на страны «большой семерки», а еще 100 млн. на некие «другие государства», что вряд ли кого-то обяжет быстро раскошелиться… Ясно, что руководство Украины уже в который раз прибегнет к шантажу: «Не дадите денег — дождетесь нового ядерного взрыва».

Объективную оценку сегодняшнего и перспективного положения дел я попросил дать профессора, доктора биологических наук Вчеслава Коновалова. Вот что он сказал:

— Начну с того, что радиационное поражение от взрыва на атомной станции было равно мощности 200 ядерных бомб, сброшенных американцами на Хиросиму и Нагасаки в 1945 году. Так что последствия ощутили и будут еще долго ощущать на себе миллионы людей. Наибольшую опасность представляют радионуклиды с крайне длительным периодом полураспада. Например, плутоний-239 «живет» 24 тысячи лет! Вот и делайте вывод, сколько времени потребуется территориям, подвергшимся заражению, чтобы избавиться от чернобыльских «осадков». Есть научно обоснованное мнение, что по-настоящему здоровым поколение можно будет считать здесь через 600 лет. Я не запугиваю. Просто чернобыльский набат неумолчно продолжает звучать для всех нас.

 

Юрий КИРИЛЛОВ

собкор «НВ»

КИЕВ

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий