Ударник шпионского труда

22Ноя, 2016

Ударник шпионского труда

Полномочный посол Коста-Рики сразу в трех странах — Италии, Югославии и Ватикане оказался советским разведчиком.

 

В 1970-х годах, когда Москву посетил посол одной из крупнейших стран Латинской Америки, скромный работник ВОКС Иосиф Ромуальдович Григулевич предложил КГБ завербовать этого дипломата в течение одной беседы.

 

Казалось бы, причем тут Всесоюзное общество по культурным странам с зарубежными странами (ВОКС) и ПГУ? Но высокопоставленный генерал Первого Главного управления (внешняя разведка), с которым беседовал Григулевич, знал, что Иосиф Ромуальдович в прошлом — настоящий ас нелегальной разведки. Тем не менее, чекист категорически отказался дать санкцию на вербовку посла — а вдруг, не дай Бог, разразится международный скандал. На что Григулевич сказал, грустно вздохнув: «Да, трусоваты вы стали, ребята».

 

Польский Гаврош

 

Подпольная деятельность Иосифа Ромуальдовича Григулевича началась еще в панской Польше ровно 90 лет назад, в 1926, когда ему (уникальный случай) исполнилось… 13 лет! Однако, в 1931-м он был арестован польскими властями, а в 1933-м — выслан из страны. Но уже через год Коминтерн направил Мигеля (еще одно конспиративное имя Григулевича) на нелегальную работу в Латинскую Америку. Осень 1936 года его, как уже опытного разведчика, направляют в Испанию, где начинается гражданская война. Причем, обставлено это было так, что на Пиренеи советский агент влияния отправился по «путевке» ЦК Компарии Аргентины, где он стал своим за последние пару лет. Но стоило ли сомневаться в том, что на самом деле Иосиф Ромуальдович действовал по прямому указанию Центра.

И вот тут по-настоящему раскрылся талант Григулевича, как разведчика. Вместе с резидентом НКВД в Испании Александром Орловым ему вместе с другими советскими чекистами удается проникнуть в тюрьму Барселоны под видом боевиков антисталинской лево-марксистской партии ПОУМ. В ходе дерзкого налета лидер этой партии Андрес Нин оказался якобы тайно «освобожден» из застенок франкистского режима Григулевичем и его товарищами и в дальнейшем, по приказу Москвы, был расстрелян, как предводитель опасной во время разгоравшейся гражданской войны пятой колонны.

Именно в Испании, участвуя в боевых действиях, разведчик познакомился с участником интернациональных бригад и будущим участником покушения на Троцкого — мексиканцем Хосе Давидом Альфаро Сикейросом, талантливым художником по призванию и ярым сталинистом по убеждению. Они сразу нашли общий язык с творчески подкованным Иосифом Ромуальдовичем, который разбирался не только в живописи и литературе, но и был тонким психологом.

 

«Конь» в мексиканском пальто

 

После небольшого расставания (Григулевича отозвали для отчета в Центр) они встретились, но уже на другом конце света — в Мексике, на родине Альфаро Сикейроса. Туда для организации покушения на Лейбу Бронштейна (он же Троцкий) разведчик прибыл уже под именем Фелипе. И вскоре собрал команду, с которой намеревался устроить охоту на смертельного врага Сталина.

Так уж получилось, что компания террористов собралась вся, как на подбор, искусствоведческой: кроме самого Альфаро Сикейроса в нее вошли первый секретарь Лиги революционных писателей и художников Мексики Луис Ареналь Бастар (скульптор, литограф и художник-муралист), а также его брат Леопольдо и еще несколько творчески одаренных и революционно настроенных мексиканских товарищей. Все вместе они составили террористическую группу «Конь» по устранению Льва Давидовича.

Однако, какие из искусствоведов киллеры — покушение на Троцкого, который отлежался во время стрельбы под кроватью, закончилось в мае 1940 года провалом: из нескольких сот пуль, выпущенных по спальне бывшего соратника Ленина, ни одна не достигла цели. И хотя сам Григулевич не возглавлял группу террористов (ими командовал сам Сикейрос), ему пришлось покинуть Мексику и возвратиться в Москву.

А составляющих группу «Конь» компанию художников, скульпторов и писателей какое-то время не трогали — очень уж знаменитые и публичные люди входили в ее состав. Да и Троцкий остался жив. Однако в конце 1940 года ситуация изменилась. Более удачливому Рамону Меркадеру удалось отправить на тот свет опального политика. И не привыкших к конспирации и нелегальному образу жизни «коней» (да они и не думали скрываться) быстро арестовали и посадили в тюрьму.

На удивление Сталин никак не наказал Григулевича за неудавшееся покушение, которое тот разработал и курировал. Наоборот, даже наградил его орденом Красной Звезды. И в конце 1940 года ему дали очередное задание, направив туда, где он уже однажды поработал на славу, — в Аргентину. Более того, к лету 1941 года Григулевич уже назначен главным среди советских разведчиков всей Южной Америки, а попросту говоря — резидентом.

В стремительно развивающихся событиях на театре военных действий между Германией и СССР он предпринимает титанические усилия по организации целой сети разведывательно-диверсионных групп в Бразилии, Чили, Уругвае, Аргентине, — в тех странах, из портов которых в воюющую Германию отплывают корабли с сырьем и стратегическими материалами. Взрывы и диверсии на этих кораблях следуют одни за другими.

К концу Великой Отечественной войны полиция Аргентины всерьез взялась за Григулевича и его боевых соратников — и после окончания боевых действий в Европе ему приходится покинуть эту страну и перебраться в Бразилию с паспортом Теодоро Б. Кастро. Официальная его крыша — бизнесмен из Коста-Рики. Но через пару лет Бразилия разрывает отношения с Москвой, и разведчик возвращается в СССР.

 

Лучший друг Папы Римского

 

В 1949 году начинается, пожалуй, самый фантастический период жизни Иосифа Ромуальдовича — дипломатический. Это уникальный случай, каких больше никогда не было в практике ни отечественных, ни зарубежных спецслужб: советский разведчик, добившийся определенных успехов на своей новой латиноамериканской «родине», становится через три года, в 1952-м… послом Коста-Рики в Италии, а по совместительству — в папском Ватикане и Югославии. Другими словами, Макс (это его «итальянский» псевдоним нелегала) стал дипломатом, чья деятельность охватывала целых четыре страны, в том числе — сердце всего католического мира с его Святым престолом.

Откуда же такое высокое доверие к простому, казалось бы, бизнесмену средней руки. А дело было вот как. За довольно короткое время Григулевич сблизился с министром иностранных дел Коста-Рики Хорхе Мерено, который в знак благодарности за ряд некоторых довольно дельных советов, а также конкретных услуг взял его с собой на очередную сессию Генассамблеи ООН.

Именно на этой сессии с трибуны ООН с оголтелой критикой в адрес Коста-Рики выступил представитель СССР Вышинский, не оставивший камня на камне от посланников этой латиноамериканской страны и от ее самой. Но Андрей Януарьевич не был бы самим собой, если бы не пригрозил стереть с лица земли Коста-Рику и вообще всю Латинскую Америку, танцующую под дудку Вашингтона (намекая, видимо, на недавно созданную в СССР атомную бомбу).

МИД Коста-Рики попросил Теодоро Б. Кастро помочь в сочинении ответной эскапады. И он сделал это, написав полную сарказма и смертельно высмеивающую Вышинского речь: Григулевич не забыл, как Генеральный прокурор уничтожал в конце 30-х его друзей-разведчиков и просто интеллигентных людей, к которым Иосиф Ромуальдович причислял и себя. Но не надо забывать и о том, что он действовал согласно легенде. Словом, желаемое и требуемое сошлись в едком и убийственном памфлете, от которого во время ответной речи Вышинский чувствовал себя, как на вулкане.

Как результат — политический вес Кастро повысился после этого случая до такой степени, что Хорхе Мерено, не задумываясь, предложил Теодору Кастро попробовать себя на дипломатической стезе. И Кастро, он же Григулевич, с благодарностью согласился. Теперь «Макс» был вхож в святая святых католического престола. И это был звездный час Григулевича — он теперь мог обсуждать с Папой Римским (!) политические проблемы Европы и узнавать из первых рук мнение Папы по тому или иному вопросу.

Секретов и тайн не бывает много — особенно для разведчика. Но все когда-нибудь кончается. В начале 1953 года закончилась и дипломатическая карьера Макса-Григулевича. Для широкой мировой общественности он просто взял и пропал. Все сходились к одному: костариканского дипломата похитили агенты НКГБ, отомстив ему за резкую антикоммунистическую политику.

Но разведчика просто отозвали в Москву, где для него началась уже гражданская жизнь и научная деятельность — такая же насыщенная и не менее успешная.

 

Виталий КАРЮКОВ

Фото из книги В.М. Чикова

 

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий