Турандот снова в Москве

7Фев, 2017

Турандот снова в Москве

В эти дни Геликон-опера с успехом демонстрирует на своей сцене оперу Джакомо Пуччини “Турандот” в постановке художественного руководителя театра Дмитрия Бертмана.

В московской афише этого шедевра не было уже два года, хотя до 2015 года он значился в репертуаре Большого театра. Премьера «Турандот» в «Геликон-опере» состоялась в конце января в рамках крупнейшего за всю историю театра интернационального проекта «Евразийская опера». “Турандот” — опера в трёх действиях (пяти картинах), по одноименной пьесе К. Гоцци. Либретто написали Джузеппе Адами и Ренато Симони.

Действие оперы происходит в древнем Китае в “легендарные времена”. Сюжет строится вокруг истории любви жестокой принцессы Турандот и принца Калафа. Турандот испытывает всех претендентов в женихи, загадывая им три загадки, с условием, что отгадавший получит ее в жены, а ответивший неверно будет казнен. Побочной линией является история влюбленной в Калафа рабыни Лиу, которая жертвует собой ради счатья Калафа.

Это последняя опера итальянского композитора Джакомо Пуччини, которому не довелось дожить до премьеры. Она стала одной из вершин его творчества и сам Пуччини считал “Турандот” своим лучшим творением. Работа композитора над оперой длилась с лета 1920 года до самой смерти композитора в 1924 году. За это время он успел написать около трёх четвертей предполагаемого объема оперы, не завершив последнего дуэта Турандот и Калафа и заключительной сцены III акта. В дальнейшем все представления «Турандот»завершались заключительным дуэтом и финалом, написанными Франко Альфано на основе черновиков автора. Однако эта версия окончания оперы не является единственной.

Дмитрий Бертман отказался от опыта многих предшественников, которые выбирали дописанную Франко Альфано версию со счастливым финалом, и закончил постановку на том месте, где остановился композитор – на смерти Лиу. Это наиболее радикальная попытка сказать новое слово в трактовке оперы. В одном из недавних интервью Бертман торжественно сказал: «Мы сделаем абсолютно законченную форму – как распорядилась судьба». И режиссеру удалось создать из прерванной каденции полную, не изменив при этом ни одной ноты в партитуре. “Как могло случиться, что у Пуччини будет хэппи-энд? У него ни в одной опере нет такого. Судьба сделала гениальную вещь: Пуччини умер в тот момент, когда написал сцену смерти Лиу. Это сильнейший финал всей фантасмагорически ужасной истории”, – подчеркнул Дмитрий Бертман.

Над спектаклем работала международная команда постановщиков. Восточный флер постановки создала Камелия Хсиао-Вен-Куу – талантливый театральный художник-дизайнер китайского происхождения. Благодаря ей сценография решена с ненавязчивым использованием основных принципов традиционного китайского дизайна – «природа, простота, энергия». Световую палитру спектакля  создал знаменитый американец Томас Хазе, оформивший множество мюзиклов на Бродвее, над танцами работал хореограф-постановщик Эдвальд Смирнов. Хором, в том числе детским, руководил хормейстер Евгений Ильин. И, конечно, главная гордость – музыкальный руководитель постановки – выдающийся российский дирижер, народный артист России Владимир Федосеев.

В очередной раз блестящая труппа “Геликона” продемонстрировала свои возможности. Театр обошелся без приглашенных солистов, только своими силами, Партию Турандот исполняла Елена Михайленко, Калафа – Виталий Серебряков, Лиу – Юлия Щербакова. Как говорит Дмитрий Бертман, “есть такое понятие – «пуччиниевский» голос. Это не те голоса, которые поют бельканто. Это безумно эмоциональные голоса, но в них нет стремления наслаждаться красотой. Они пронизывают какой-то звериной яростью. И партия Турандот является очень сложной, хотя она совсем небольшая по своему певческому объему. Но она напряженная, тесситурная, даже крикливая и не соответствующая тому образу игривой Турандот, который существует у Гоцци. Она очень жестокая, нервная. А Калаф? Его знаменитая ария начинается с лирики, а заканчивается клятвой себе, с идущей в конце агрессией. Все характеры очень сильные.”

Благодара яркому созвездию талантов в “Турандот” соединились богатство красок и мелодий пуччиниевской партитуры, величие и роскошь востока в декорациях и костюмах Камелии Куу, оригинальная режиссура Дмитрия Бертмана, исполнительское мастерство артистов «Геликона». Для Дмитрия Бертмана опера «Турандот» - это не «китайский сувенир», а настоящая драма, одна из самых жестоких опер Пуччини. Тот, кто привык связывать имя Турандот со сказкой Карло Гоцци или с легендарным спектаклем в Театре имени Вахтангова, перед спектаклем должен будет перестроиться и не рассчитывать на карнавальное веселье. Это совсем не то, что “красивая чайная история”, как говорят создатели спектакля. В спектакле “Геликон-оперы” смерть присутствует везде и даже поднимается до небес – она смотрит в зал Луной в виде диска колоссальных размеров. Ведь по сюжету, именно с восходом Луны начинаются казни. Этот же гигантский диск превращается в гонг, который оповещает о начале казней претендентов на руку принцессы, а потом ещё и начинает лихорадочно вращаться, как циркулярная пила, способная порушить всё вокруг. Но в то же время этот диск порой превращается в цветущий сад.

По словам Бертмана, без поддержки Министерства культуры Российской Федерации и департамента культуры города Москвы театру не удалось бы поставить столь “красивый и дорогой спектакль в экономически сложное время”. “Мы не могли проигнорировать такое хорошее творческое предложение и поддержали этот проект”, – отметил заместитель министра культуры РФ Александр Журавский. По его словам, театру был предоставлен постановочный грант в размере 10 миллионов рублей.

 

Ольга ХОХРЯКОВА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий