Теракт в стеклянной таре

17Янв, 2017

Теракт в стеклянной таре

Високосный год перед самым уходом жестоко подтвердил свою страшную репутацию.

 

Декабрь 1916-го оказался на редкость кровавым. Многочисленные трупы в Алеппо, демонстративное, на публике, убийство нашего посла в Турции, зверский теракт в Берлине на рождественской ярмарке, трагическая гибель самолета в Черном море близ Сочинской набережной — без малого сто человек…

 

На этом жутковатом фоне не слишком заметно прошла еще одна беда: в старинном Иркутске почти восемьдесят человек умерли за несколько дней от дурного алкоголя. На посудинах с настойкой боярышника было ясно написано — не для питья, для ванн. Но — выпили, и ушли в лучший мир. Кто сразу, кто по дороге в больницу, кто в самой больнице. Я написал «почти восемьдесят», но не уверен, что цифра точна — она каждый день обновляется.

Отравление алкоголем у нас не такая уж новость и не такая редкость. Но масштаб вполне сопоставим с терактом. Может, и в правду теракт?

Да нет, роковая цепочка практически распутана. Известно, кто производит смертоносную настойку, кто разливал по бутылкам, кто продавал. Тем более, известно, кто пил. Кого похоронили, кто до сих пор болтается между реанимацией и кладбищем, тот и пил. Не известно только, кто виноват.

Впрочем, скоро узнаем. Дело возбудили, следствие идет, суд решит. Кого посадят, тот и виноват.

Я, однако, не жду от суда безукоризненной справедливости. Уж слишком много виноватых. И у каждого если не оправдание, то объяснение.

Производители губительной дури просто хотели заработать. Ну, не смогли сразу скумекать, что на тот раз вместо положенного этилового спирта завезли ядовитый метиловый. Но ведь и это не смертный грех, на этикетке четко написано, что внутри не бухло, а жидкость для ванн. Продавцы — так ведь и они не душегубцы, тоже хотели заработать, никому насильно проклятый «Боярышник» в глотку не вливали. Покупатели, тем более, не виноваты, им просто хотелось выпить.

Так что у всех собственные резоны. Виноватые есть, а злодеев нет. Отравление суррогатами явление, в общем, рядовое. Иркутское бедствие поразило только масштабом, потому и грохнул колокол на всю страну. А тревожные колокольчики позванивают весь год, едва ли не каждую неделю: в России от алкогольных отравлений ежегодно умирает пятнадцать с лишним тысяч человек, больше, чем от пуль и ножей, больше, чем от туберкулеза. Просто колоссальная эта цифра размазана по месяцам и неделям, по всем регионам огромной страны, от Кронштадта до Владивостока. Потому и не так заметна…

Иркутский кошмар поставил перед страной и второй извечный российский вопрос: что делать? Властям, хочешь, не хочешь, а надо как-то реагировать. Первыми проклюнулись парламентарии: прекрасный повод пропиариться, выдвинуть новый грозный закон. Из коридоров Госдумы наружу проникла суть предложения. Ядовитый суррогат в Иркутске покупали потому, что дешев. Вот и надо в корне подрубить торговлю отравой: поднять на нее цену до уровня нормальной водки. Чем не идея?

Кому-то, может, и идея. А по мне — очередное издевательство над людьми. Когда у граждан зарплаты жалкие, а пенсии анекдотические, им не до фирменного алкоголя. На что осталось мелочи, то и пьют. Лучше бы, конечно, вообще не пили. Но как иначе лечиться от нашей провинциальной пустоты и тоски? Книгой? Так она нынче куда дороже водки, денег не напасешься. Ящик? Но там с утра до ночи Обама, Меркель и Порошенко, словно бы именно они всем вершат и правят в нашей великой державе. Завтра, может, народу и полегчает, а сегодня… Сегодня глубинная Россия от дурного настроения не валерианкой лечится.

У меня есть свой вариант решения проблемы.

В Иркутске за доступную выпивку заплатили своими жизнями, повторяю, почти восемьдесят человек. Но кто они, эти человеки, эти наши соотечественники, равноправные граждане России?

Ну-ка, вспомните, хоть раз слышали, чтобы от алкогольного суррогата пострадал крупный чиновник? Или олигарх? Или депутат? Или сенатор? Или телеобозреватель, народный трибун на хорошей зарплате? Прокурор, адвокат, судья? Не было такого. И не будет.

Когда чиновник зовет в гости чиновника, он не выставит на стол шампунь для ванн. Когда депутат отмечает с соратниками победу на выборах, он не притащит из гаража канистру бормотухи. Все эти суррогаты для иной публики — для бомжей, бродяг, обитателей сырых подвалов и насквозь продуваемых чердаков. Впрочем, опасных подделок порой не чурается и трудовая интеллигенция, врачи с учителями, те, кто нас лечил и учил, а ныне на пенсии. С теперешней пенсии коньяком не утешишь душу, а шампанским не похмелишься. Статистика не ведется, но опыт подсказывает: среди суррогатных страдальцев и покойников в основном социальные низы, беднота и нищета. Поэтому любая попытка путем повышения цен на подделки приохотить нищебродов к высококачественному алкоголю обречена на полный провал. Они бы, в общем, и рады, да денег нет.

А у меня идея вот какая.

Что, если поступить наоборот? Выпустить для бедняков водку по цене того самого шампуня для ванн? В самой убогой бутылке, с жалкой наклейкой, с унизительным названием: «Бомжовка», «Алкашка», «Сучок». И продавать в полутемных подвалах, куда чистую публику не заманишь. Тогда наши невезучие сограждане пить не бросят, зато хоть травиться перестанут. Живы будут, и то слава Богу. Ведь такие же люди, как мы. Ну, не подфартило, опустились на дно, так ведь, извините, и мы не заговоренные.

А чтобы от удешевления не пострадала государственная казна, я бы предложил параллельно выпустить очень дорогую, очень престижную водку. Тем более, что мы с вами люди опытные, знаем, что водка она водка и есть, цену дерут не за содержимое бутылки, а за изысканность тары, за возвышенность названия. Вот пусть у верхних пяти процентов, которые ведают всем в стране, появится своя выпивка, надежно отличающая их от низших слоев населения, как, например, отличают «лучших людей» мигалки на дорогих иномарках.

Я бы сразу предложил и названия: «Державная», «Депутатская», «Сенаторская», «Патриотическая». Можно престижное бухло сделать не только дорогостоящим, но и именным, для спецконтингента: пусть коммунисты хлещут «Зюгановку», поклонники другого лидера «Жириновку», на губернаторских приемах можно выставлять, в честь богатейшего сахалинского экс-хозяина, «Хорошавинку», для федеральных чиновников, в память о миллиардах, украденных на строительстве космодрома «Восточный», «Рогозинку».

Не стану утверждать, что так решатся все алкогольные проблемы. Но кое-что, надеюсь, изменится. Начальство лишний раз потешит свою гордыню, а социальные низы, бомжи и пенсионеры, перестанут умирать от стопки ядовитого суррогата.

 

Леонид ЖУХОВИЦКИЙ

 

NB!

 

В рамках уголовного дела об отравлении людей в Иркутске суррогатом, от занимаемой должности временно отстранена заместитель министра имущественных отношений Иркутской области Евгения Нефедова, в отношении которой ранее было возбуждено уголовное дело по статье «Халатность».

Кроме того, фигурантом дела стал начальник отдела полиции УМВД России по городу Иркутску Денис Черемисин — он также подозревается в халатности, повлекшей массовое отравление людей спиртосодержащими средствами.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий