Тайны русского Кремля

3Фев, 2015

О том, какие меры предлагает правительство для спасения страны и что нам это будет стоить, мы узнаем последними.

 

Все, что так долго и тщательно скрывали от россиян и что мы имели право и должны были знать, первый вице-премьер Игорь Шувалов рассказал собравшимся на форуме в швейцарском Давосе. И что кризис в России как начался в 2008 году, так и не прекращался, и порожден он прежде всего внутренними проблемами. И про «нефтяную иглу», на которую власть посадила страну. И про нежелание заниматься реформами…

 

Господин Шувалов особо подчеркнул: речь идет именно о многолетнем и структурном кризисе. Сам факт существования которого до сих пор внутри страны отрицался или замалчивался.

Уже падал куда-то рубль, неприлично дешевело «черное золото», уже потери от экономических санкций Запада только в 2014 году оценили в 40 миллиардов долларов… А депутаты Госдумы голосовали за проект бюджета на будущий год, скроенный правительством по старым лекалам. Одобрили — и сразу же дружно принялись за обсуждение изменений основных параметров этого бюджета. Его кинулись приближать к суровой действительности. Минфин предложил для начала сократить расходы на триллион и потратить деньги из Резервного фонда (взять более 70 процентов текущих объемов). И тут же без паузы прозвучало: не хватает уже 1,5 триллиона…

Но это было в конце декабря. А в начале января глава Минфина Антон Силуанов на Гайдаровском экономическом форуме заговорил уже о сокращении доходов на три триллиона. Если вспомнить, что доходная часть федерального бюджета определена в 15,1 триллиона рублей, то речь шла о потере пятой части поступлений в казну! Ну, а если учесть, что параллельно обсуждается увеличение расходной части бюджета (пока — на полтриллиона), то фактически недобор средств составит больше 20 процентов.

В Резервном фонде на 1 января было без малого 5 триллионов рублей. Так что вроде пока хватает дыру заткнуть. Но жизнь этим годом не ограничивается, наступит не менее тяжелый 2016-й год, а там грядет опять 17-й, между прочим…

Сам же премьер Дмитрий Медведев только 25 декабря, на последнем в 2014 году (!) заседании правительства, объявил о создании специальной рабочей группы по мониторингу ситуации в экономике страны. Да она еще в начале 2014 года должна была заработать. Переворот на Украине, возвращение Крыма, добыча сланцевой нефти в США, которую вообще проспали — все это были не причины для Дмитрия Медведева действовать? Он так оторван от реальной жизни? Или просто плохо справляется с порученным делом?

Благодаря выступлению Игоря Шувалова в Давосе, мы узнали не только о том, ЧТО происходит у нас в стране, но и КТО виноват.

Нет, он обвинил не руководство государства. Главной виновницей затяжного кризиса, как ни анекдотически это прозвучит, он назвал… нефть, точнее — высокую цену на нее. И еще население. Мол, нефтедоллары текли в страну рекой и «испортили нас». Теперь нефть резко упала в цене, поэтому придется с печи слезть и за работу приняться.

Правда, говорил он несколько другими словами, но смысл был именно таков.

О степени вины нефти перед россиянами не будем: она же — сырье. Но вот о себе, любимых, стоит. Почему это мы, «население и предприниматели», виновны в том, что в период дорогой нефти не обеспокоились проведением «структурных реформ» в государстве?! Нешто от населения и даже лучшей его части — электората — в нашей стране что-то зависит? Выстроена крепенькая вертикаль власти, и каждому сверчку на ней определен свой шесток. Это раз. И тем не менее тема «власть превратила Россию в сырьевой придаток Запада» постоянно поднималась публично многими. Это — два.

Мы с тревогой говорили меж собой о том, что нас ждет, когда «доносим» все оставшееся нам в наследство от Советской власти — ведь в массовых масштабах заводы и фабрики у нас закрывали, а не открывали. Вот пример, его не назвать даже ярким, это просто один из множества. Итак, Белгород. В советское время на заводе «Энергомаш» работало до 17 тысяч человек, продукция шла на экспорт — нынче от него осталось, можно сказать, одно название. Завод фрез был уникальным, единственным таким в СССР, составил реальную угрозу для западных конкурентов — более не существу-ет. И завода пластмасс нет, и завода «Сокол», и завода «Прогресс», и… А тысячные коллективы квалифицированных инженеров и рабочих попросту уничтожили. И взамен — ни-че-го.

На моей памяти была единственная попытка создать в Белгороде новое предприятие. В конце 90-х тогдашний (да и нынешний) губернатор Евгений Савченко, тот самый, которому Владимир Путин принародно пообещал без наркоза зубы лечить, решил построить новый завод. Солодовенный заводик аж на сотню рабочих мест, за счет бюджета, но собственностью он должен был стать конкретного человека, бывшего его подчиненного. И ведь областная Дума проголосовала «за»! Я оказалась единственным депутатом, выступившим открыто против этой авантюры. Больших трудов стоило уберечь тогда деньги белгородцев от инициативщика Савченко…

Ну, и совсем уж особой пикантности последним речам высокопоставленных и не очень госчиновников придают, с одной стороны, обвинения в адрес дорогой нефти, а с другой — благодарственные упоминания о пользе дешевой! И еще обесцененного рубля и экономических санкций против России. Наконец-то они заставят правительство приняться за структурные реформы, за создание отечественной промышленности, развитие своего, а не чужого сельского хозяйства… А то ведь даже вооружение при экс-министре обороны Сердюкове закупали за границей!

Отметились все, и особенно старались почему-то губернаторы. Питерский Георгий Полтавченко заявил, что теперь органы власти должны покупать только петербургские товары (оставив, правда, лазейку в виде слова «преимущественно»). Забайкальский губернатор Константин Ильковский поделился радостью: теперь российские товары будут «значительно конкурентоспособнее в сравнении с китайскими». И нижегородский Валерий Шанцев объявил, что дан «толчок для развития нашей промышленности». Но более других в патриотическом порыве отличился губернатор Камчатки Владимир Илюхин — отказался от повышения зарплаты себе до 370 тысяч…

Но что мешало всем им заняться делом, когда ситуация еще не была критической? Тот же первый вице-премьер Игорь Шувалов в 2011 году был назначен Владимиром Путиным куратором по обновлению версии «Стратегии-2020» — нового экономического курса Кремля. (Первую версию власти готовили с 2006 года и торжественно одобрили ее в ноябре 2008 года, спустя два месяца после начала мирового кризиса, и тут же тихо схоронили). В 2012 году авторы новейшего курса опять дружно пришли к выводу: «Страна не может жить почти исключительно за счет экспорта сырья». И… И все. А в 2014 году — новое обострение кризиса, который из-за санкций Евросоюза и примкнувшим к ним стран сразу обрел острую форму. Первую «Стратегию» Дмитрий Медведев схоронил в качестве президента, вторую — будучи премьер-министром.

 

Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»

 

 

NB!

КСТАТИ, о санкциях, на которые так неуемно радуются представители нашей власти. Радоваться им предстоит еще долго: Запад и не собирается их отменять, наоборот, ужесточает. А вот нам-то каково?!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий