Свидание с «Бабой Клавой»

13Ноя, 2012

Свидание с «Бабой Клавой»

Как живется-можется бывшему сверхсекретному городку.

«Опять в Балаклаву? Не наскучило? Есть места не хуже …» — слышу всякий раз, когда собираюсь к Черному морю. Конечно, есть места не хуже. Но дело в том, что однажды за тысячи километров от дома находишь маленький мир, к которому привязываешься так, как будто и он тебе родина тоже.

Затерянный мир

Девятый раз подряд целый месяц весны, лета, или осени отдыхаю в Балаклаве, которую местные жители ласково прозвали «Бабой Клавой». Девять лет назад впервые в жизни отправилась к Ближнему или Серебряному пляжу не катером, а пешком по высокогорной тропе …

По кромке берегового обрыва, петляя среди раскидистых крымских сосен, проходит эта заветная тропа, по которой хаживали давние наши предки. В сторону мыса Айя, на Инжир, она идет в гору, тянется километров на пять до самого обрыва, откуда открывается захватывающий дух вид на заваленный огромными глыбами берег и отвесный мыс Айя. За ним-то и начинается сказочной красоты место, названное кем-то Затерянный мир.

По мере спуска вниз перед глазами начинают вырисовываться очертания крепостной стены с замком Чембало — визитной карточки Балаклавы, которой без малого две тысячи лет.

После полуторачасового восхождения и спуска, после пережитого волнения новичка от головокружительной высоты, красоты и опасности чувствуешь себя новым человеком, преодолевшим страх открытого всем ветрам пространства, свое затянувшееся «заземление»…

 

Штурман Любовь

Любой ее называют с легкой руки старожилов. Хотя по зрелым годам и заслугам требовалось бы величать Любовью Владимировной.

Она — член клуба знатоков истории Балаклавы, к тому же душа местного литературного объединения. Но ведь и жить на что-то надо? В советские времена здесь этой головной боли не было. Подводный флот, ремонтное производство, рудоуправление, поставляющее металлургам флюсы — работы хватало. Дожившие до сего дня рудоуправление и судоремонтный завод — мало того, что не на высоте, так еще и не вписываются в нынешнюю курортную ориентацию Балаклавы. Глубокий карьер с грохочущей камнедробилкой окутывает пылью немалую часть Таврической набережной на западном берегу бухты. А судоремонтный завод в центре городка, на главной набережной — тоже не подарок для переполненной судами и яхтами бухты.

Не позавидуешь пожилым балаклавцам, вынужденным выживать на скудную пенсию, равную примерно четырем тысячам наших рублей. Не разбежишься, тем более что тарифы на жилкомуслуги растут. Что при Ющенко, что при Януковиче среднее пенсионное пособие как было, так и осталась скудным. Зарплаты работающих — незавидные. Выручают (как балаклавцев, так и большинство севастопольцев) сезонные подработки за счет приезжих курортников.

Местная молодежь в курортный сезон тоже не греется на солнышке. Одни лепят чебуреки, придумывают и проводят экскурсии по заповедным местам, другие занимаются перевозками на пляжи (на катерах и яликах), рыбной ловлей; хозяйки со своими ребятишками приторговывают домашней снедью или пасут коз, от коих стабильная добавка к семейному бюджету. Основной доход — от сдачи жилья отдыхающим.

А Люба Матвеева все лето напролет возит и водит экскурсии. И делает это красиво. Она — признанный знаток истории Балаклавы и ее окрестностей. Свои рассказы о здешних, овеянных легендами местах, Любовь подкрепляет собственными стихами. В начале каждой экскурсии Любовь Матвеева без ложной скромности представляется: «Член международного клуба морячек, единственная в Украине и в бывшем СССР женщина-штурман дальнего плавания, автор автобиографической повести «Веркины мили», лауреат литературных премий, поэт, художник». После такого вступления следует минута почтительного молчания пассажиров прогулочного катера.

Люба Матвеева — из морской династии, не прерванной. Ее сын окончил Севастопольское морское училище, служил подводником на Камчатке. А внушительные «военно-морские» часы на руке Любы — премия, полученная по итогам одного из литературных конкурсов.

О некоторых столичных знаменитостях штурман Любовь вспоминает с добродушным юмором: «Киркоров просил называть себя по имени-отчеству…». Надо понимать, что даже наследник британского престола принц Чарльз, однажды посетивший Балаклаву, держался проще, чем некоторые звезды отечественной «попсы».

Английский принц 16 лет назад прибыл к балаклавским берегам, конечно, не на экскурсию, а на открытие международного «Символа-монумента памяти павшим и в знак примирения потомков». Трагические события Крымской войны накрепко связали маленькую Балаклаву с огромным Лондоном.

 

Принц Кентский, собственной персоной

Визит одного из ныне здравствующих английских принцев совпал с моими балаклавскими каникулами. Три дня в Севастополе гостил 70-летний Майкл Кентский — двоюродный брат британской королевы Елизаветы II, он же — внучатый племянник российского императора Николая II. Визит был неофициальным, принц посетил мемориал «Альминское сражение» под Бахчисараем, почтил память захороненных здесь английских и русских солдат и офицеров вскоре после 158-й годовщины сражения у реки Альма. Склонил свою седую голову и у Камня Примирения под Балаклавой. Этот памятный знак был установлен в честь павших воинов враждующих сторон и в знак примирения их потомков. Принц Майкл — обаятельный джентельмен, известен как меценат, особенно интересуется историей и неплохо говорит по-русски.

 

Морской характер

Моя хозяйка историю Балаклавы тоже знает неплохо: здесь ее родина. Да и саму Галину Николаевну в городке узнают издалека, по стремительной походке. Она много лет работала директором местного Дома пионеров. Да так и осталась вожатой по жизни. Ей звонят бывшие однокашники и однокашницы, бывшие юные пионеры, знакомые из разных городов. Даже — из заполярного Гаджиево. Там в холодном северном море плавал на подлодке ее муж, там родилась и училась в школе их дочь, там быстроногая, никогда не унывающая Галина стоически возглавляла женсовет и провожала мужа и его друзей в «автономку» … И сегодня, в преклонные лета, — не домоседка. То, принарядившись, торопится на встречу бывших одноклассников по поводу очередного юбилея. А то с утра пораньше спешит на катер, чтобы подышать открытым морем, поплавать и еще успеть на какое-то собрание не на шутку взволнованной общественности … Поводов тьма. К примеру, воду горячую отключили в домах, а плату продолжают взимать. Пенсия же, как уже сказано, была и осталась только «для поддержки штанов». И если бы не «остатки прежней роскоши» от советских времен, когда муж плавал и неплохо зарабатывал, если бы не помощь детей и внуков, то все в смысле быта было бы намного более грустно.

При всем при том, в уныние Галина Николаевна не впадает, да и что толку «нюни распускать».

 

* * *

 

… В нынешнем теплом сентябре владельцы лодок-яликов и небольших катеров на балаклавской набережной еще зазывают на пляжи и на морские прогулки к мысу Айя, к гротам Затерянного мира, но не так энергично, как летом. И в этом нестройном хоре уже не слышно голоса Любы Матвеевой, что и означает: сезон закрыт.

 

Валентина АКУЛЕНКО

спецкор «НВ»

СЕВАСТОПОЛЬ — ПЕТРОЗАВОДСК

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий