Словами поле не засеешь…

30Янв, 2018

Словами поле не засеешь…

В России «гуляет» окола ста миллионов гектаров бросовой земли.

 

На специальном совещании с министрами и губернаторами в подмосковных Горках председатель правительства РФ Дмитрий Медведев вновь заговорил о неиспользуемых, заросших борщевиком и бурьяном сельскохозяйственных землях.

— Земли, которые предназначены для сельхозпроизводства, надо, конечно, использовать рационально, а это значит, что земля должна находиться в руках тех, кто на ней готов работать, — заявил глава Кабинета.

Золотые слова. Да только произносит их Дмитрий Анатольевич, как заклинание, уже не один раз…

 

Земля стала стремительно зарастать подлеском и буйным чертополохом в лихие 90-е, когда рухнули совхозы и колхозы. Ныне, по данным министра сельского хозяйства Александра Ткачева «гуляют» до 40 миллионов гектаров сельхозугодий. То, что этот огромный клин русского поля теперь плодит не хлеб, а лишь дурное сорное семя, давно вызывает праведный гнев как у сельчан, так и у горожан: «Доколе?! Бросили, предали кормилицу!».

Аграрии, ученые, политики-государственники начали бить в колокола. А главы администраций сельских поселений России даже созвали в феврале 2010 года в Орле специальный форум, на котором поставили вопрос ребром: «Когда же Госдума примет закон об изъятии десятков миллионов сиротской нивы?».

Долгие четыре года он пылился на Охотном ряду, за что в народе его прозвали «многострадальным». А пылился он потому, что лоббисты земельной мафии всячески тормозили его принятие, вопили в СМИ: «Изымать? Да как можно: частная собственность свята!».

И вот, несмотря на противодействие со стороны власть имущих, Федеральный закон № 435 все же был принят Государственной Думой 29 декабря 2010 года. Через месяц его подписал занимавший тогда пост главы государства Дмитрий Медведев, а 1 июля 2011 года он вступил в силу. Согласно документу, органам исполнительной власти впервые предоставлялось право направлять в суды иски об изъятии у нерадивых собственников неиспользуемых сельхозугодий.

Спустя несколько лет я обратился в Московский областной суд с вопросом: «Сколько тысяч гектаров брошенной на произвол судьбы пашни отобрано за это время в Московии?».

«На сей день органами исполнительной власти не подано ни одного искового заявления об изъятии земель по признакам их неиспользования для ведения сельскохозяйственного производства», — услышал ответ. Вот какая несуразица: закон есть — исков нет.

110-гектарное поле у деревни Великий Двор Талдомского района МО давно превратилось в питомник борщевика Сосновского. Подан ли в суд иск об изъятии земли у нерадивого хозяина?

— Нет, не подан, — сказали мне в администрации Талдомского района. — И вот почему. Нет у нас юридической силы для того, чтобы выигрывать в судах подобные иски. Да, закон № 435 расширил полномочия органов муниципальной власти по контролю за оборотом земель сельхозназначения, впервые названы признаки их неиспользования. Однако механизм, процедура изъятия их, а таковых в нашем районе, между прочим, 47 процентов от всего клина, четко не определены. Буксует закон!

Вскоре и Дмитрий Медведев присоединился к хору недовольных законом № 435. Будучи в Саратове, возмутился: «На протяжении многих лет рассматривается вопрос об изъятии земель сельхозназначения. Я давал кучу поручений, проводил совещания, готовятся законопроекты, но ничего не работает, ни один механизм. Я поручил вице-премьеру Аркадию Дворковичу в короткие сроки снова подготовить соответствующие решения, чтобы механизм изъятия все же, наконец, заработал».

Аркадий Дворкович подготовил новые поправки в пресловутый «дохлый» закон, как его окрестили аграрии. 3 июня прошлого года Госдума приняла новый закон — № 354. Через месяц его подписал президент Владимир Путин.

И вот 17 января 2018-го премьер-министр провел очередное совещание: «О совершенствовании законодательства о землях сельхозназначения». Дмитрий Анатольевич заявил: «Нельзя сказать, что в последние годы ничего не делалось в этой сфере. Во-первых, был упрощен порядок изъятия земельных участков при их неиспользовании или использовании с нарушением законодательства. Был принят закон № 354. С начала его реализации, по данным Минсельхоза, введено в оборот дополнительно более 120 тысяч га земель сельхозназначения».

120 тысяч из 40 миллионов га «мёртвой» земли… Сознавая, что люди непременно сравнят эти цифры, председатель правительства пояснил: «С другой стороны, принудительное изъятие — это крайняя мера. До ее применения должны быть предприняты все попытки, чтобы устранить существующие нарушения. Но бесконечно тянуть нельзя. Это все-таки работающий механизм, а не просто дубина, которая висит и которую никто в руки не берет. Чтобы добиться этого, нужно продолжать совершенствовать регулирование».

Регулирование отъема сельхозугодий у нерадивых «хозяев» совершенствуется уже более четверти века. А тем временем 40 миллионов (!) гектаров земли брошены на произвол судьбы.

 

Юрий МАХРИН

 

NB!

 

МЕЖДУ ПРОЧИМ. Проведенная в 2016 году сельскохозяйственная перепись выявила: 97,2 миллиона га (это 44 % всех угодий) — бросовые. «Результаты переписи свидетельствуют о том, что площадь заброшенных угодий — около 40 миллионов га — занижена в 2,5 раза. Перепись выявила огромные площади, которые по официальной статистике Росреестра числятся пашней, а на самом деле давно стали залежью» — таковы данные мониторинга, проведенного в декабре РАНХ и ГС, Институтом Гайдара и Всероссийской академией внешней торговли.

 

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий