Шипы и розы

17Апр, 2018

Шипы и розы

Специальный корреспондент «НВ» навестил город шахтерской (и не только) славы.

 

Четвертый год в Донбассе продолжается то, что одни называют антитеррористической операцией, другие — гражданской войной, а третьи — «русской весной». Что же на самом деле происходит в ДНР, попытался выяснить спецкор «НВ».

 

Как не отговаривали меня от поездки в Донецк друзья и знакомые, как не запугивал телевизор, я отправился в путь. Ибо рассказать всю правду о Донбассе может только тот, кто сам побывал здесь и увидел все своими глазами.

 

Только самолетом…

 

Авиасообщение России с Украиной прервано, поэтому до Донецка я добирался через Москву и Ростов-на-Дону. Встретивший меня в аэропорту Платов выпускник Военно-транспортного университета Сережа Трофимов предложил ехать сразу на международный пункт пропуска Матвеев Курган — Успенка. На этом участке границы не распространяются правила въезда на территорию Украины. У ДНР отсутствует какая-либо визовая политика, и погранцы непризнанной республики впускают всех, кого выпустит пограничная служба России.

Как разъяснил Сергей, граждане России могут въезжать на территорию ДНР по внутренним паспортам. Кстати, здесь существует два населенных пункта с похожими названиями. Село Успенка нынче относится к территории ДНР, находится примерно в трех километрах от пограничного перехода. Также существует село Авило-Успенка, которое при развале СССР было поделено между Украиной и Россией. России досталась самая «вкусная» часть села — со школой, магазином и кладбищем, а также железнодорожной станцией Успенская. Украине досталось 13 домов, образовавших поселок с грустным именем Выселки.

 

Иди туда, не знаю куда

 

Предложение Сергея меня устраивало с единственным «но». До Донецка от этого КПП — почти сотня километров пути в условиях темноты. Попробуй доберись! Решил позвонить друзьям в Донецк, чтобы встретили на той стороне границы. Но не тут-то было. Вот уже несколько недель, сказали мне, ДНР живет без мобильной связи. И появится она не раньше, чем будут выполнены Минские соглашения.

После нескольких попыток с Донецком удалось связаться через интернет, и получить подтверждение, что на территории ДНР меня будет ждать машина.

К моему счастью, в пункте пропуска «Матвеев курган» людей на паспортном контроле было мало. Пока стоял в очереди, услышал рассказ местных жителей о том, как летом 2014 года здесь гоняли украинских военных: «их от нас прятали российские пограничники». Тогда, помнится, 438 украинских военнослужащих перешли границу в Ростовской области и попросили политическое убежище. И это был не единственный случай, когда украинским силовикам пришлось спасаться в России, чтобы сохранить свои жизни.

 

У каждого свой бизнес

 

Но меня интересовал более прозаичный вопрос: куда это они направляются через границу на ночь глядя?

Ответ моих новых знакомых оказался тоже простым: оказывается, зимой в Авилово-Успенке работы практически нет, и местные занимаются челночным бизнесом: затовариваются в магазине беспошлинной торговли сигаретами и спиртным, а затем реализуют это в России. Хоть какой-то, но заработок. А еще мне рассказали, что этот пункт пропуска после боевых действий облагородили, восстановили асфальтное покрытие.

И вот, ответив на дежурные вопросы российского и донбасского пограничников, уже через минуту-другую я обнимался со встретившим меня человеком.

 

Бензин дорогой, дороги — чистые

 

На первой же заправке в ДНР меня неприятно удивила цена на бензин, доходящая до 50 рублей за литр. На въезде в Донецк остановил местный гаишник, поинтересовался, откуда мы едем. И только тут я обратил внимание, что у водителя два технических талона — украинский и ДНРовский — и столько же комплектов номерных знаков.

Хотя меня поразили не эти «диковинки». Въезжая в Донецк, я моментально вспомнил родной Калининград. За несколько дней до отъезда, город в буквальном смысле засыпало снегом, и он встал в пробках и авариях. Из вышедших на расчистку улиц восьми единиц техники, шесть тут же сломались. Мэрия приняла решение закупить несколько снегоуборочных машин. Донецк же приятно поразил расчищенными от снега улицами и тротуарами, резво сновавшими механизмами-мойдодырами. Коммунальное предприятие «Дорожно-строительное ремонтное управление» (КП ДСРУ), хорошо известное дончанам по прежней жизни, и сейчас в деле, активно приводит в рабочее состояние дороги и тротуары. Это происходит не только в центре, который местная власть старается поддерживать чуть не в идеальном состоянии и любой ценой. Даже на территории прифронтовой Путиловки ведутся благоустроительные работы. Вот уж поистине: кому война, а кому и мать родна.

 

Да не оскудеет «рука Москвы»

 

Оставшимся на месте жителям особо поврежденных поселков (Путиловка, Октябрьский, 15-й участок, Трудовской) настойчиво внушают, что главная война для них закончилась, что надо возвращаться к мирной жизни. Их обходят работники ЖЭКов и других служб, предлагая записываться на бесплатное восстановление жилищ. Во многих домах — как частных, так и многоэтажных — наряду с заделанными фанерой и досками окнами, появляются свежие стеклопакеты. И с каждым днем их становится все больше и больше. Какие деньги в этом задействованы, не вполне понятно. Говорят, что средства на восстановительные цели направляют москвичи. Как работают эти схемы, я так и не понял. По словам одного из жителей, в Донецке московские деньги принимают некие структуры и далее от своего имени «оживляют». Главное, что такая схема идет на пользу людям, а остальное его не интересует.

Отправляясь в Донецк, я мысленно готовил себя к пустым улицам. На самом деле, транспорта здесь достаточно. Но если вспоминать довоенную шахтерскую столицу, то разница существенная, и улицы кажутся полупустыми, особенно в выходные дни.

Исправно ходят старенькие трамваи, троллейбусы. Проезд в общественном транспорте стоит три рубля, пенсионерам разрешено передвигаться бесплатно. И что удивительно — всюду, даже в упоминавшейся уже Путиловке, исправно работают светофоры, а их мигающим огням подчиняются все без исключения участники движения.

 

Жил и будет жить!

 

А как вам такой вид сервиса, как заказ цветов по Интернету!? Расскажи мне об этом кто-нибудь в Калининграде, никогда не поверил бы: какие, мол, цветы, если город на военном положении? На самом деле, невзирая на обстрелы, город живет обычной жизнью. Такой, как и большинство россиян и украинцев. Открываются все новые и новые кафе. Работают ВУЗы, супермаркеты, сетевые продуктовые магазины, аптеки, театры и кинозалы… По дорогам ездят машины, мамы гуляют с детьми. Действуют бары и рестораны.

Впервые в ДНР прошел фестиваль молодежи Донбасса, собравший более тысячи студентов. При этом 97 участников приехали с подконтрольной Украине территории Донбасса. На малой сцене Донецкого государственного академического музыкального драматического театра им. М.М. Бровуна состоялась премьера спектакля «Олеся» по одноименной повести А.И. Куприна. В Донецком государственном академическом театре оперы и балета им. А.Б. Соловьяненко шла оперетта Ф. Легара «Веселая вдова». Донецкий республиканский художественный музей приглашал на выставку «Вышел в степь донецкую…» гончарных и витражных дел мастеров. В театре кукол шел спектакль «Али-Баба и разбойники». Накануне моего приезда в Донецке подвели и итоги первого республиканского ежегодного конкурса «Человек года».

Впрочем, гримасы войны, ее тень ощущаются на каждом шагу. Но об этом — в следующем номере.

 

Валерий ГРОМАК

спецкор «НВ»

МОСКВА — ДОНЕЦК — МОСКВА

 

Похожие Посты

468 ad