С корабля на бал

4Июл, 2017

С корабля на бал

Специальный корреспондент «Нового вторника» передает из Гамбурга, где открывается саммит «большой двадцатки».

 

Первые мгновения встречи с немецкими коллегами были добрыми и обошлись без разногласий. Но очень скоро я оказалась в ответе и за решение жителей Крыма вернуться в Россию, и за американскую агрессию на Ближнем Востоке, и за дожди, которые привезла с собой из Москвы. И конечно, за Путина, словно он был членом моей семьи. Но мы слушали друг друга и слышали. А почему политики так не могут?

 

А Гельмут-то был прав!

 

Спустя полтора часа после приземления в аэропорту Гамбурга, который с 10 ноября 2016 года носит имя Гельмута Шмидта, я уже участвовала в пресс-конференции, посвященной предстоящему саммиту «большой двадцатки».

Бывший канцлер пользовался громадным уважением, его даже называли символом, совестью нации, он был мудрым и самостоятельным человеком. Гельмут Шмидт оказался едва ли не единственным политиком такого масштаба, кто открыто осудил политику Запада на Балканах, вмешательство в дела суверенных государств: это было «нарушением международного права не только со стороны американцев, но и немцев». Назвал санкции против России «полной ерундой» и был против вовлечения Украины, Грузии и других бывших советских республик в Евросоюз назло России… И ведь все, что случилось позднее, подтверждает его правоту!

Но Гельмуту Шмидту надо было умереть, прежде чем благодарные сограждане увековечили его имя в память за заслуги перед Отечеством. А вот президента Казахстана Нурсултана Назарбаева население уже отблагодарило. На днях его имя присвоили аэропорту столицы. А еще он имеет официальный титул «лидер нации», его имя носит сорт розы, сорт тюльпана, горный пик… И кажется, даже памятник первому президенту уже стоит! Впрочем, я отвлеклась.

 

Безопасность — превыше всего

 

Больше сотни журналистов собралось, чтобы узнать последние новости о подготовке к G-20, «большой двадцатке». Увы, ничего нового они не услышали.

Полицейский чин рассказывал, как все здорово будет и все останутся довольны. Ему в ответ — а зачем вы еще на 300 человек срочно пополнили штат полиции? со всей страны полицейских собираете в Гамбурге? они будут наводить новый порядок? Полицейский чин — про то, как они уважают протестующих, и что каждый имеет право на свое мнение. А представительница будущих «протестантов» ему в ответ — мы знаем, что готовятся провокации против нас, заготовлены «кровяные консервы», чтобы обливать «жертв», демонстрируя всему миру окровавленных раненых в результате устроенных беспорядков, и даже гробы! А полицейский чин — подано 30 заявок на проведение разных акций, нам надо их всех развести подальше друг от друга, потому нечего лезть в центр, потому 40 квадратных километров в центре Гамбурга объявлены зоной без протестов! Где вам укажут — там и выступайте! (Потом мне никто не смог ответить на самый простой вопрос: а сколько составляет вся площадь Гамбурга?).

 

Полиция везде одинаковая

 

Диалог представительницы «протестантов» с представителем полиции стал гвоздем программы и, по общему мнению, заметно оживил пресс-конференцию. Вновь подтвердилось, что разногласия между ними сугубо принципиальные и мирно они вряд ли разойдутся. Ох, что-то будет…

Я тоже задала Эмили свой вопрос:

— Похоже, у протестующих против политики партии и правительства в Германии те же самые проблемы с полицией, что и в России? Разве что там полиция старается преуменьшить число несогласных — мол, это какие-то отдельные недоумки. А у вас, наоборот, — преувеличить. Чтобы все видели, каково пришлось стражам порядка!

Согласились с этим и Эмили, и, судя по реакции зала, многие присутствующие. Хотя и не все. Встал потом один в зале и заявил, что все протесты надо выжигать каленым железом… Примерно так. Но кажется, это был не немец… Забегая вперед, скажу, что потом мы с Эмили и еще несколькими местными журналистами пришли к общему выводу: но русская более жестока, и у немцев — независимый суд. Так что задержанные имеют возможность доказать что-то свое суду, а у нас это не так просто, если не сказать — вообще невозможно.

Другой спикер, газетчик из Die Zeit, был озабочен, похоже, лишь одним: сможет ли он приезжать на работу на своей машине? Его спросили: вы говорите все время о проблемах вокруг сбора «большой двадцатки» в Гамбурге, о минусах, т.е. бытовых неудобствах для немцев, жителей и гостей города, но не о ней самой. Вы считаете это совсем неважным событием, о котором и говорить не стоит?

Он:

— Да нет, я этого не говорил. Но не надо ждать от них спасения мира!

 

Не главная тема…

 

На следующее утро посмотрела «Hamburger Abendblatt» — городскую газету Гамбурга. Материалы о G-20 оказались на 12–13 страницах. Главная тема номера — непогода и хаос, который она породила. Однако следует учесть: их хаос и наш — это две большие разницы. У нас в столице во время недавней бури люди погибли под рухнувшими деревьями и рекламными щитами, а тут вся страна смотрит целый день по всем телеканалам на упавшее дерево и искалеченную машину… И в других немецких газетах встреча руководителей 20 главных стран мира — не главная тема.

Жители Гамбурга рассматривают Gipfel-20 как неизбежное зло, которое почему-то свалилось на их город! За что?! Всерьез обсуждают, что надо вывозить детей (хотя до окончания школьного года еще почти месяц), уезжать самим. Здесь уже собрано 15 тысяч полицейских со всей Германии, меры по безопасности уже обошлись в 150 миллионов евро, и никто не знает, в какую сумму это выльется стране в итоге. Лучше бы еще школу построили, или отремонтировали, или новую мебель купили, сказала знакомая журналистка. И так думают, кажется, многие…

 

Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»

ГАМБУРГ

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий