Рисующий… под водой

26Апр, 2016

Рисующий… под водой

Свои картины иркутский художник Юрий Алексеев создает на дне Байкала

 

В 1998 году у Юрия обнаружили серьезное онкологическое заболевание, за которым последовал год химиотерапии и семь лет инвалидности. В таком положении многие сдаются усталости… Но Алексеев, будучи однофамильцем знаменитого штангиста, нашел в себе силы победить свою болезнь, и жизнь засверкала новыми красками — в прямом и переносном смысле.

 

Уже в 2006-м Юрий занял третье место в VIP-классе Кубка губернатора Иркутской области по горнолыжному спорту, через два года впервые покорил вершину Мунку-Сардыка, а еще через два — совершил первое в своей жизни погружение в байкальские глубины.

— Увидев Байкал изнутри, я испытал настоящий шок! Больше всего меня поразило одно место в районе Ольхона — там скала отвесно уходит вниз почти на 800 метров. Это настоящая бездна, от одного вида которой захватывает дыхание! — вспоминает художник.

Естественно, Юрию захотелось нарисовать то, что открылось ему под водой — появились «Байкальские сокровища». Так он назвал свою картину, где изображены старинные кувшин с монетами, лежащие на дне озера. Затем на холст попали подводные скалы в районе поселка Большие Коты. А потом Юрию показалось недостаточным писать подводный мир по своим воспоминаниям и фотографиям, и он решил «занырнуть на пленэр», однако сделать это оказалось гораздо сложнее, чем ему представлялось.

— Всех трудностей и не перечислить! — рассказывает Юрий. — Мне пришлось специально готовить холст, чтобы он не разбухал, утяжелять мольберт. Столкнулся я и с тем, что краски в воде совсем другого цвета.

Массу проблем художнику доставил и водолазный костюм. Оказалось, что в толстых перчатках не то что рисовать, но и краски-то непросто выдавливать! А кроме того, руки в перчатках сильно мерзнут. Тем не менее, Юрий упорно нырял ради осуществления заветной цели, и в декабре прошлого года завершил картину, изображающую подводный мир возле Листвянки — пожалуй, единственную в своем роде.

Его заключительное погружение длилось чуть больше часа. При этом за работой Юрий «издышал» весь свой воздух, и когда стрелка манометра приблизилась к «красной зоне», своим баллоном с подводным художником поделился товарищ.

Сейчас Алексеев собирается продолжить свою деятельность — хочет изобразить старинную пушку, которая лежит на дне озера недалеко от Листвянки. Возможно, эта работа войдет в Книгу рекордов Гиннесса. Ведь до сих пор считалось, что подводная живопись возможна лишь в теплых морях.

Недавно Юрий Алексеев начал потихоньку писать… нет, не мемуары, а что-то вроде автобиографии. Решил, так сказать, повспоминать свою жизнь, пооткровенничать. С разрешения автора привожу некоторые выдержки из его «монолога».

 

«Я жил двором и лесом…»

 

В детстве я плакал все время, нытиком был. Школу не любил, учился посредственно, на троечки в основном, но были и двойки. Отец лупил за плохие оценки. Слава богу, не перешло это ко мне — мои дети не знают, что такое ремень.

Школа жила своей жизнью, а я — своей. Друзей в школе не было. То ли мои сверстники рано взрослели, и интересы у них были другие, то ли мне с ними было не интересно…

Я жил двором, лесом, подвалом, где у меня была мастерская… Столярничал, ну и рисовал, конечно. Все 10 лет я был в редколлегии класса и отвечал за выпуск стенгазеты.

Всё мечтал, что мне грамоту вручат… Не вручили. Так и закончил без грамоты и с неважнецкой характеристикой.

Кстати, начиная с седьмого класса, я каждое лето работал. Отец ведь нас бросил, и маме (она медсестрой была) приходилось подрабатывать. Не голодали, но жили скромно.

Как-то мама задружила с классным мужиком, автожестянщиком, он нас с мамой очень любил. Однажды он подарил мне мопед — вещь в то время фантастическая. Я просто выл от счастья! Мы гоняли вместе с друзьям по городу, моторы ревели, менты за нами охотились. Мы прятались в подвалах, там же чинили мопеды и хранили бензин… Вот это была жизнь!

В школьные годы я всё время что-то конструировал. Помню, как-то раз построил огромный арбалет на лафете. Здоровый такой — еле в подвале разместился! Стрела толщиной в руку… Когда мы лафет выволокли на улицу и долбанули, стрела эта улетела метров на 300 и на 10-метровой высоте воткнулась в огромную березу. От удара древко сломалось… наконечник до сих пор, поди, там торчит. Мы испугались и больше из этого арбалета не стреляли… Разобрали… Акваланг собственный собирал, но из-за нехватки одной детали, слава богу, не погрузился, а из баллона потом сделал газовую горелку и пытался резать металл! В общем, много чего было в детстве — и приключения, и ранения, и тумаки…

Дабы хоть чуток от улицы оторвать, мама запихнула меня в школу искусств, но я сбежал… Ну, не хотел я рисовать конфетные фантики и гипсовые слепки!

 

Как все и как не все

 

Потом я учился в техникуме, у которого была своя общага, огромная, пятиэтажная, полная девчонок и интересных тусовок.

Там и пили, и курили, играли на гитаре и до самого утра орали песни… Странно, но преподы там были другие — они меня уважали, и я их уважал — рисовал им наглядные пособия…

Потом была армия — рисовал я и там. Правда, пока в молодых ходил, не афишировал свой талант, дабы не рисовать «старикам» дембельские альбомы. Нес службу, как все — наряды, учения, стрельбы… Но на второй год службы решил: надо бы себя проявить, хватит ходить в караулы и ночью не спать! И нажарил замполиту таких плакатов, что тот меня сразу отстранил от всех воинских повинностей, за исключением прыжков с парашютом, учений и столовой… И стал я оформлять ленинские комнаты, рисовать плакаты, всяческие наглядные пособия…

 

Счастье — под водой

 

Как то меня попросили написать картину с таким сюжетом: на дне Байкала лежит старый горшок, рядом рассыпаны монетки… В качестве натуры принесли реальные экспонаты, а я припер с берега еще и камней, песка и стал в мастерской создавать образ… Тут-то в голову и пришла «сумасшедшая» идея — попробовать писать вживую на дне… Прошел курсы дайверов… Друзья помогли, они же снаряжение дали напрокат. Нанырялся достаточно. На большие глубины не лез. А зачем? Рисовать можно до 10 метров, дальше — сумрак, уходят цвета…

Процесс наработки навыков оказался достаточно трудоемким. Информации в интернете — ноль. Пришлось все создавать и испытывать на своем горбу, методом тыка, проб и ошибок… То краски всплывают, то кисточки, то холст… То краска не ложится на холст… Пришлось все утяжелять… Холод несусветный, постоянно мерзли руки… То кислород заканчивался, и я взмывал вверх, не доделав картину…

Ощущения? Да обычные, как у дайверов. Ничего сверхъестественного. Разве что линза — фильтр воды сине-зеленый — между холстом и глазами. Не видно полутонов. Надо учитывать это. Проблема в другом — реакция краски на воду… Теплые тона меняют цвет. Почему, не знаю…

 

Мой дом? Мастерская!

 

Кто только не бывал в моей мастерской! Журналисты, писатели, поэты… Американцы, немцы, голландцы, швейцарцы…

А вообще, это второй мой дом, даже ближе. Ощущение покоя. Ты хозяин своих эмоций, действий. Можно сидеть и слушать музыку. Или читать мемуары Айвазовского, Репина. Либо писать всю ночь, включив Таривердиева. Это серьезное дополнение к процессу творчества. Таривердиев вообще мозг вышибает…

Вот раньше делали вещи во всем — в живописи, в музыке, в делах… А сегодня? Мельчаем, дешевеем, продаем душу за деньги… Склоки, злоба, фарисейство… Боимся поднять глаза к небу, распрямить плечи, закабаляем себя кредитами да ипотеками…

Ой, что-то я отвлекся… На гитаре играю, песни разучиваю… В общем, делаю всё, кроме зарабатывания денег (так жена моя любимая говорит).

 

Михаил ЮРОВСКИЙ

спецкор «НВ»

Иркутская область

 

NB!

 

СПРАВКА «НВ». Юрий Алексеев — родом из Байкальска. Ему 49 лет. В 2011 году художник придумал абсолютно новое направление в изобразительном искусстве — подводную живопись. Свои картины Юрий пишет масляными красками, погружаясь с аквалангом на дно озера, в том числе, возле Листвянки.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий