Резиновые сметы

16Июн, 2015

«Новый вторник» совместно с информационно-аналитическим агентством «Антиконтрафакт» продолжает развивать тему, которая до сих пор остается одной из главных мировых проблем.

 

Речь идет о торговле контрафактными товарами, мировой объем которой с 1993 г. увеличился в 18 раз. Лишь за 2013 год, по данным Организации экономического сотрудничества и развития, объем мирового рынка контрафактной продукции составил около 650 млрд долларов.

 

Страны «большой двадцатки» ежегодно тратят около 20 млрд долларов на компенсацию ущерба, нанесенного контрафактом. Налоговые потери при этом составляют около 90 млрд долларов, а потеря рабочих мест из-за засилья контрафактной продукции оценивается в 2,5 млн. долларов. Обороты от нелегального производства и использования контрафакта и фальсификата сравнимы с оборотами от торговли наркотиками и оружием, а также доходами от добычи нефти. Причем больше половины контрафакта идет по легальным торговым каналам.

В России оборот контрафактной продукции оценивается в 4 млрд долларов. Контрафакт занимает около 40% отечественного рынка, а лидерами в сфере производства подделок (после алкоголя и табака) являются лекарства, программное обеспечение, видео- и аудиопродукция. Не меньше страдает и легкая промышленность. Например, совокупный объем контрафакта на текстильном рынке составляет около 1,37 трлн рублей. В 2014 году объем контрафактной водки в России увеличился в три раза, вдвое выросло количество выявленного на таможне юга России контрафакта, основу которого составляют игрушки, одежда, текстильные и бытовые товары — всего выявлено около 1,87 млн единиц контрафактной продукции (подробности — в видеоролике на http://snb.antikontrafakt.ru/videogazeta).

К сожалению, если угроза, исходящая, скажем, от контрафактных лекарств или контрафактного алкоголя, рядовому гражданину еще более или менее понятна, то, когда речь заходит, например, о столь «нематериальных» предметах, как контрафактное программное обеспечение или контрафактная видеопродукция, потребитель довольно часто остается глух к призывам производителей, правоохранителей и чиновников.

Между тем, никакое инновационное развитие и модернизация страны невозможны без серьезной борьбы с контрафактом в сфере интеллектуального труда.

Последние законодательные инициативы серьезно осложнили жизнь распространителям контрафактных ПО, а также аудио- и видеопродукции. Тем не менее остаются рынки информационных технологий, на которых контрафакт практически полностью вытесняет легальных производителей. Речь идет о контрафактных сметно-нормативных базах данных (СНБ), объем распространения которых на рынке составляет от 50 до 60 процентов (подробности — в видеоролике на http://snb.antikontrafakt.ru/videogazeta).

Поясним для тех, кто не в курсе: СНБ содержат в себе сметные нормативы, которые необходимы инженерам-сметчикам для расчета стоимости строительства объектов, в том числе финансируемых из государственного бюджета. Распространяются СНБ в составе специальных программных комплексов (ПК). Как выяснилось в ходе судебных разбирательств, крупные производители сметных ПК используют в своих программах нелицензионные базы данных. Это означает, что специалисты сметного дела рассчитывают стоимость строительства, исходя из нормативов, достоверность которых никем не подтверждена.

«Для сметчика сметно-норматив-ная база — это основной, базовый и единственный инструмент. И от его точности зависит точность конечного продукта — сметы. Если есть погрешность, если сметчик не уверен в той базе, которую он использует, то как можно говорить о качественном конечном продукте?» — поясняет суть проблемы исполнительный директор Национальной ассоциации сметного ценообразования и стоимостного инжиниринга Алексей Панкратов. Более того, как утверждает эксперт, проблема контрафактных сметно-нормативных баз выходит за переделы взаимоотношений между разработчиками СНБ и производителями сметных программных комплексов, затрагивая всю строительную отрасль в целом: «поскольку любой инвестиционный проект содержит в себе, в своей основе строительство — идет ли речь о частном инвесторе, о крупной государственной корпорации или о государстве как об отдельном инвесторе, то любая недостоверная информация, заложенная в самом начале строительства, представляет собой угрозу безопасности объекта, экономической безопасности. И это, в первую очередь, экономическая безопасность строительной отрасли. А строительная отрасль — одна из ключевых отраслей экономики любой страны, в том числе и России».

Безусловным лидером среди распространителей контрафакта в области сметно-нормативных баз данных является группа компаний «Гранд». 22 ноября 2011 г. против нее было подано исковое заявление о контрафактном использовании баз данных индексов пересчета сметной стоимости сборников сметных цен в составе программного комплекса «ГРАНД-смета». 21 декабря 2011 г. началось судебное разбирательство по факту незаконного распространения этой же организацией ОСНБЖ-2001. 13 июля 2012 г. против «Гранда» был подан иск по факту незаконного использования в программных комплексах «ГРАНД-Смета» и «ГРАНД-СтройИнфо» межрегиональных индексов пересчета и сборников средних сметных цен в разрезе субъектов РФ.

Несмотря на то, что по всем этим делам суд вынес решение в пользу правообладателей (информация о судебных решениях вывешена на сайте НО «НАСИ»), «Гранд» продолжает распространять контрафакт. Клиентами компании являются крупные государственные корпорации, а также госучреждения. По данным сайта госзакупок от 25 мая 2015 г., на покупку ПК «Гранд-Смета» размещено 125 заявок, то есть в три раза больше, чем заявок на сметные ПК других производителей вместе взятых.

Выходит, что, пока правительство, депутаты и президент призывают бороться с контрафактом, чиновники и сотрудники госкорпораций продолжают в больших количествах закупать контрафакт. Напомним, что ни одна крупная бюджетная стройка не обходится без скандала, связанного с определением стоимости строительства (например, объекты для Олимпийских игр в Сочи или строительство космодрома «Восточный»).

Ситуация с «Грандом» наглядно демонстрирует, что одних судебных разбирательств для победы над контрафактом недостаточно.

— Само по себе вынесение положительного судебного акта еще не означает пресечение распространения контрафакта, — сетует адвокат Максим Пурас. — К сожалению, на практике нарушители не торопятся добровольно исполнять судебные акты, а существующий механизм принудительного исполнения (с учетом специфики объекта авторского права) крайне сложен. Это, пожалуй, самая большая проблема.

Разработчики сметно-норматив-ных баз пытаются бороться за свои права, что приносит определенные результаты. «На момент, когда мы только начинали свою работу, когда создавалась Национальная ассоциация стоимостного инжиниринга (это было более шести лет назад), использовалось около 95 процентов контрафактных баз данных в программных комплексах, — вспоминает Алексей Панкратов. — За эти годы, благодаря нашей системной работе, почти в пять раз выросло количество легальных пользователей баз данных. Из 165 тысяч пользователей сметных нормативных баз лицензионные используют примерно 30 тысяч» (подробности — в видеоролике на http://snb.antikontrafakt.ru/videogazeta).

И все же оборот контрафактных сметно-нормативных баз все еще велик. Продолжаются судебные разбирательства. Продолжаются и скандалы на бюджетных стойках. Не пора ли правоохранителям всерьез вмешаться в столь чувствительный для отечественной строительной отрасли вопрос?

 

Виктор ЖЕЛОБОВ

 

NB!

 

Материал публикуется с сокращениями. Полную видеоверсию статьи смотрите на http://snb.antikontrafakt.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий