Ревнитель марки

3Окт, 2017

Ревнитель марки

Девять дней назад ушел из жизни член редколлегии «НВ» и один из его ведущих авторов Константин БАРЫКИН.

 

После продолжительной болезни скончался Константин Константинович Барыкин, известный журналист, лауреат медали Вл. Гиляровского «Лучший репортер», на чьей книжке — «Пишу, печатаю, диктую…» — я в свои студенческие годы учился. Лауреат премии Союза журналистов России. Заслуженный работник культуры РФ.

 

Когда он начинал профессиональную журналистскую работу в «Советской России» (1956 г.), я еще под стол ходил, а спустя десятилетия судьба свела нас вместе в «Деловом вторнике» (так назывался наш еженедельник до 2012 года. — Л.А.), где Константин Константинович служил экономическим обозревателем и яростно боролся за возрождение и возвращение на прилавки традиционных национальных продуктов с историей в сотни, а то и тысячи лет: литого сахара, черной соли, ржаного хлеба, конфет «раковые шейки» или консервов с одноименным названием (были и такие). На страницах «ДВ» (а позже — и «НВ») он вел персональную рубрику «Клуб ревнителей марки», материалы которой неизменно собирали тысячи почитателей.

Этого интеллигентного и галантного человека наверняка помнят в «Труде», «Литературной газете» и в «Огоньке», в которых он оттрубил несколько десятков своих лет.

А ведь в собственно журналистику Костя Барыкин входил не через парадные двери редакций. Прежде чем стать знаменитым репортером, он поработал учеником цинкографа в издательстве «Известия», а позже, уже в качестве мастера, в типографии «Московский большевик». Когда заведовал фотоархивом «Вечерней Москвы», начал сотрудничать с Московским радио, печататься в знаменитом шахматном бюллетене, что издавался «Вечерней Москвой», хотя учился в Московском институте культуры.

20 июня этого года Константину Константиновичу исполнилось 87 лет. Но даже тяжело болея, как рассказывали мне его близкие, он просматривал кипу газет, интересовался происходящими в стране событиями и очень хотел быть нужным. Его заметки, напечатанные на старой пишущей машинке и собственноручно выправленные, до сих пор хранятся у меня дома. Как и его книги: «Хлеб, который мы едим», «Монолог некапризного покупателя», «Каравай от А до Я», «И хлеба на копейку…» и другие.

Он оставался истинным ревнителем марки и крепко верил, что когда-нибудь на наши столы вернется тот самый литой сахар, с головами, как любил уточнять в своих заметках Константин Константинович. А вместе с этим «допотопным» сахаром, вернется и нормальная (пусть и не сладкая) жизнь.

Не дождался…

 

Леонид АРИХ

главред «НВ»

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
468 ad

Оставить комментарий