Прыжок в мечту

1Сен, 2015

Лишившись ноги, он, тем не менее, не расстался с желанием стать покорителем неба.

 

Накануне нашей встречи Александр Соклаков, обладатель ордена «Генерал армии Маргелов» (высшая награда ВДВ), выступая в составе команды, установил новый рекорд России в групповой парашютной акробатике. Это достижение тем ценней, что принадлежит спортсменам с ограниченными возможностями. Выполнив прыжок из самолета «Ан-28» с высоты 4500 метров, парашютисты собрали в воздухе фигуру из девяти человек и перестроились. Это уже седьмой их рекорд за четыре года.

 

Идея создания команды парашютистов-инвалидов появилась в 2000 году, когда российские госпитали вновь переполнились искалеченными солдатами, получившими увечья при исполнении воинского долга в Чечне. Если прежде сам факт выполнения прыжков людьми с ограниченными возможностями не принимался ни медиками, ни обществом в целом, сегодня они отстояли это право и даже участвуют в соревнованиях наравне с физически здоровыми спортсменами.

Теперь в команде 15 человек, у большинства ампутированы конечности. Три рекордсмена, включая героя нашей публикации, не имеют ноги выше колена. Однако, все, кроме Соклакова, пришли в парашютный спорт до получения травмы. За годы тренировок Александр Петрович выработал индивидуальную технику подходов при свободном падении и до сих пор остается единственным в России, кто в совершенстве при помощи одних рук управляет своим телом в воздухе. Правда, до 2007 года прыжки с парашютом оставались несбыточной мечтой.

«В село, где я жил с родителями и братьями, из Ленинграда иногда приезжал мой дядя, подводник Иван Павлович, — вспоминает Александр. — Всегда подтянутый, в офицерской форме, с кортиком. Я очень им гордился и тоже решил стать военным, только десантником, чтобы прыгать с парашютом».

Но в один миг жизнь словно превратилась в страшный сон… Соклаков вступился на улице за мальчишку, которого избивали хулиганы, и получил удар ножом в бедро. Лезвие попало в артерию так, что Саша едва не умер от потери крови, ногу ампутировали. А ему всего 16. Не знал, как дальше жить, как строить семью.

Пообещал никогда себя не жалеть. Научился ходить на протезе, а спустя несколько месяцев уже катался на велосипеде, лазал по крышам, устанавливая антенны. Осенью поступил в Тульское училище №1 на мастера швейного оборудования. Окончил на «отлично» с присвоением 5-го разряда и через два года вернулся в Курск. Работал на швейной фабрике, женился и воспитывал детей, пел и играл в ансамбле на гитаре, строил дом, ходил на рыбалку, в общем — жил нормальной жизнью. Со временем открыл свою мастерскую, где обшивает автомобильные салоны. Это стало его любимым делом.

Казалось бы, жизнь преподнесла Соклакову достаточно трудностей, но он не боялся их, напротив — искал новых. Воспитанный дедом в христианских традициях, не прятал веры даже в советские годы, хотя, немного уступи, мог бы состоять в партии, от него этого ждали. В метель и ненастье ему не сиделось дома, мчался на видавшем виды «Запорожце» куда-нибудь в глухую деревню, где и трактор мог не пройти. И всем стремился помочь, даже если не просили. А в 47 лет, едва это стало возможным в нашей стране, осуществил юношескую мечту — прыгнул с парашютом. Сначала в тандеме с инструктором, а потом и самостоятельно на десантном парашюте Д-5.

«Дело было на аэродроме Сиворицы в Гатчине под Петербургом, — вспоминает Александр. — Погода, как там и случается, резко изменилась, подул сильный ветер. Парашют неуправляемый, меня занесло на газовую подстанцию, обнесенную колючей проволокой, почти на трансформаторную будку. Подбежала овчарка с палкой в зубах, следом перепуганная женщина-оператор, Олей ее звали. Успокоил: «А я к вам с неба!» Посмеялись, она принесла стремянку, чтобы снять стропы, перехлестнувшиеся через сирень. Приехал мой инструктор Юрий Григорьевич, бывалый десантник, и, представив эту посадку, взялся за голову».

После соревнований в Абхазии в 2008-м Соклакова направили в Киржач, где находится НИИ парашютостроения. Местный аэродром стал постоянной базой для тренировок курянина, он выполняет там прыжки даже зимой. В начале окончил ускоренную американскую программу обучения свободному падению: прыжки выполнялись с высоты 4000 метров с парашютом типа «крыло» под присмотром инструктора. Как космонавты проходил подготовку и в аэродинамической трубе, час «налета» в которой приравнивается ста парашютным прыжкам. У Соклакова таких «аэродинамических налетов» — около десяти часов.

Все прыжки заносятся в специальную тетрадь. У Александра Петровича их отмечено больше 400. Из 73 прошлогодних записей четыре имеют печать аргентинского аэроклуба. В Сан-Хуане, столице одноименной провинции, с 13 по 21 ноября проходил чемпионат мира среди ветеранов старше 40. Представлявшие Россию Александр Соклаков, Сергей Андреев, Алексей Алехин и Андрей Полянцев были единственными парашютистами с ограниченными возможностями. Соревнуясь по правилам для физически здоровых спортсменов, они участвовали в нескольких дисциплинах — точность приземления, скоростное построение фигуры из шести человек и шутейный прыжок.

«Поскольку я представлял групповую акробатику, то и выступить предстояло в скоростной шестерке, — говорит Александр. — По интернациональной жеребьевке попал в команду с немцем, англичанином, голландцем, женщинами из Швеции и Швейцарии».

Иностранцы поначалу смотрели на Соклакова скептически, считая, что им не повезло прыгать с человеком без ноги. Но вопреки ожиданиям, «инвалид» оказался подготовлен лучше них и в свободном падении первым подходил к базовому парашютисту. Так что после прыжка и шведка Сюзанна, больше остальных сомневавшаяся в профессионализме россиянина, и остальные члены команды уже за честь считали сфотографироваться с Александром, гордо представляли его своим соотечественникам. Курянин обзавелся на чемпионате друзьями из разных стран. Искренне восхищался Луисом, бразильским профессором-хирургом, который при своих 77 лет выглядит не больше, чем на 50, и, главное, — продолжает прыгать с парашютом.

Александр Соклаков называет себя самым счастливым на свете. Ведь у него есть все, о чем можно мечтать, — семья, любимое дело, спортивная карьера. Но чего стоит эта видимая легкость, с какою он шагает по жизни… Передвигаться-то на протезах — тяжело, больно. Он в этом никогда не сознается, ответит только «привык». Потому что если позволит убедить себя в обратном, пожалеет себя и хотя бы раз обопрется на палку, то со временем возьмет и костыли. Главное — не допускать мысли о слабости. В этом и есть настоящее мужество, потому-то столько незнакомых людей просит у Соклакова разрешения пожать ему руку. Не будем исключением и мы: «Вашу руку, Александр Петрович!»

 

Алексей ПИЩУЛИН

собкор «НВ»

КУРСК

Фото Валерия ГОРДЕЕВА, Сергея ФОМЕНКО и автора.

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий