Приговор вынесен, забудьте

31мая, 2016

Приговор вынесен, забудьте

Общество наше так редко выходит из спячки. И совсем ненадолго…

 

Итак, на днях приговор врачу-убийце из Белгорода вступил в силу («НВ» писал об этом ЧП в статье «Палач в белом халате, или Бои без правил», см. первый номер еженедельника за текущий год. — Ред.). Областной суд утвердил решение районного: вместо белого халата ближайшие девять лет Илья Зелендинов будет носить тюремную робу. И потом еще три года от него будут оберегать больных людей. Ну, а после он сможет вернуться к своей самой гуманной профессии…

 

Справедливость восторжествовала? Да вроде — в кои-то века! Но ведь забитого до смерти человека к жизни уже не вернуть. Так что чему уж тут радоваться…

Напомним: эта дикая история случилась перед самым Новым годом во 2-й горбольнице Белгорода: хирург Илья Зелендинов набросился в приемном покое на 56-летнего Евгения Вахтина, которого доставила «скорая помощь» с подозрением на желудочное кровотечение.

Видите ли, медсестре Алине Кучме показалось, что больной «обидел» ее, когда она пыталась промыть ему желудок. И не найдя ни у кого из коллег понимания и сочувствия к себе, она пожаловалась тогда своему другу Зелендинову (факт соединения мобильной связи был установлен). Тот через полчаса пришел и сразу с порога бросился избивать больного за «свою» медсестру, а заодно и сопровождавшего его приятеля. Бил умело, жестоко и с каким-то остервенением. Через считанные минуты пациент был мертв…

Трагедию в больнице местные власти скрывали до последнего. Не из-за врача — из-за его тестя, высокопоставленного чиновника городской администрации. Александр Кулабухов возглавляет комитет имущественных и земельных отношений. Чтобы прослыть всемогущим вполне хватило бы и любой его половины — хоть имущественной, хоть земельной, а тут все сразу! И если бы герой, благоразумно пожелавший остаться неизвестным, не слил видеозапись зверской расправы в интернет, все так бы и осталось шито-крыто. Как бы еще больному, останься он жив, не пришлось потом самому сесть на скамью подсудимых за нападение на хирурга.

Но уж когда об этой истории узнали, то в течение долгого времени она шла новостью № 1 не только в отечественных СМИ, но и в мировых. Еще бы. Врач… забил пациента… в больнице… на глазах у своих коллег! Запись повторяли и повторяли по всем иностранным телеканалам. Не менее поразительно, что убийца в конце концов оказался за решеткой. И вряд ли можно найти среди белгородцев хоть одного человека, который усомнился бы в том, что случилось это только благодаря огласке, принявшей поистине планетарный масштаб. Во всяком случае, я ни одного не нашла…

О следствии и суде в Белгороде можно сказать, что они были идеальными.

Расследование заняло немногим больше месяца, в прокуратуре дело не задержалось, вне очереди шло, и в суде ему дали «зеленый свет». Сам процесс прошел тоже в хорошем темпе, вина обвиняемого не вызывает ни у кого сомнений (редкий случай в нашей жизни), суд вынес практически то наказание, какое просил прокурор, сбросив лишь чуток, — 9 лет 2 месяца в колонии строгого режима вместо запрошенных 10 с половиной. Кстати, и прокурор не злобствовал, мог ведь и все пятнадцать попросить…

А можно сказать и по-другому: следствие и суд были скорыми — убийство совершено 29 декабря, 15 февраля прокурор утвердил обвинение, и через считанные дни оно было в Октябрьском районном суде Белгорода, а 24 марта уже объявлен приговор. Словно все торопились как можно скорее покончить с этим мерзким делом, вздохнуть и… забыть. Главное же — чтоб все забыли! Уж больно много нехорошего внимания привлекло оно к Белгородской области и лично губернатору Евгению Савченко. Его, бедного, даже из списка лидеров эффективных губернаторов прокремлевский ФоРГО вычеркнул и перенес в просто эффективные…

Тем не менее, и в этот короткий промежуток времени уместилось очень многое.

И метания местных силовиков, которые почему-то с первых же минут поняли, что врач ни при чем, а во всем виноват сам убиенный… Они долго публично настаивали на том, что нет никаких оснований для задержания доктора, что преступление это «небольшой тяжести» — до двух лет, статья 109-я. Даже попытались вменить хирургу высокие мужские качества и борьбу за честь медсестры, обернувшиеся простительной неосторожностью.

И волну гневного возмущения по всей стране, заставившую главу Следственного комитета России Александра Бастрыкина взять расследование под свой надзор. Только после этого, 11 января (!) была впервые официально названа фамилия убивца, а 12 января нашлись вдруг все основания для его ареста. И местные следаки вынуждены были переквалифицировать обвинение на «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», статья 116-я.

И упорное нежелание местных властей хоть словом обозначить свою позицию, свое мнение, просто публично выразить свои соболезнования по случаю такой страшной гибели жителя области — отмолчался губернатор Евгений Савченко, его зам Елена Батанова, ее зам в департаменте здравоохранения Людмила Крылова… Будто все это случилось где-то далеко, в чужом регионе, а не в области, которой они руководят, и обязаны держать отчет за все происходящее в ней. Будто их это не касалось!

Да, в этот короткий промежуток времени многое успело уместиться. Многое, но не все. Некоторые важные принципиальные моменты так и остались вне внимания следствия, прокуратуры и суда. Точнее, на них закрыли глаза сознательно.

Например, был ли Зелендинов в тот вечер пьян или нет? Теперь этого мы никогда не узнаем, так как нет никаких объективных доказательств ни одному, ни другому. Но прокуратура, суд должны были обратить особое внимание на то, что врача так и не освидетельствовали, и дать этому свою оценку. То ли это непрофессионализм сотрудников правоохранительных органов, то ли они умышленно не провели экспертизу? Опьянение — одно из отягчающих вину преступника обстоятельств, и установить это они были обязаны.

Почему врач, забивший до смерти пациента — вот запись, мы все это видим! — и встретивший полицию в больнице уже с адвокатом, так и не был в ту ночь задержан? Почему не была дана оценка действиям Алины Кучмы, подрабатывавшей в больнице медсестрой на четверть ставки? По сути ведь именно она спровоцировала своего друга на это избиение и убийство (что ничуть не снимает вины с него) и должна быть не свидетелем, а соучастницей по делу проходить! Почему две недели из больницы не забирали видеорегистратор с записью преступления? Его изъяли только 13 января (!) и с грубейшими нарушениями. Которые в любой «удобный» момент могли превратить запись из главного доказательства вины в пустое место…

На эти вопросы никто не только не попытался ответить. Эти (и другие) вопросы никто и не ставил! И прежде всего это многое говорит о качестве работы суда. Впрочем, веры в белгородское правосудие у меня лично нет и вот почему.

…Гособвинитель Ольга Хоботкина, отвечая на мои вопросы, особо выделила поведение коллег врача-убийцы:

— Показания медиков на суде отличались от их же показаний, которые они давали раньше, во время следствия. Они пытались сгладить случившееся. Практически отмолчалась медсестра Кучма, она не захотела никак объяснить свои действия… Претензий к следствию у меня не было, все сделано профессионально.

Но почему тогда гособвинение и суд не обратили внимания хотя бы на местный университет, который кует такие кадры? Зелендинов — его выпускник, Кучма учится на 5-м курсе, скоро диплом врача получит. Почему не вынесли частного постановления в адрес вуза? Как же там воспитывают будущих врачей? Или никак? Лишь бы были платежеспособны? Теперь ведь это не вопрос призвания — вопрос наличия денег у родителей.

Не потому ли, что бывшая правая рука губернатора, а ныне ректор университета Олег Полухин — депутат областной Думы от «Единой России»? И медфак (его называют уже мединститутом) возглавляет Владимир Куликовский — еще один депутат областной Думы и из той же фракции единороссов. Пойти против них — пойти против власти!

…Приговор обсуждают все. И не соглашаются с ним тоже все, хотя и по разным причинам. Родные убитого недовольны, что им отказали в компенсации за моральный ущерб, который они оценили в 7 с половиной миллионов рублей. Сам убийца, его адвокаты и даже некоторые коллеги считают наказание слишком суровым. И называют дело политическим и заказным, отказываясь, однако, уточнить, кто этот заказ сделал? Мнение остальных, если коротко: мало дали гаду! Причем это большинство тоже согласно: дело вдруг обрело политический окрас, и только потому возмездие настигло убийцу.

И с этим нельзя не согласиться. Если бы общество буквально не взорвалось, и власть не испугалась всенародного возмущения, любимый зять белгородского чиновника вышел бы сухим из воды. Так что дело и впрямь заказное и политическое. Точнее сказать, полузаказное и полуполитическое. Потому и признали виновным в преступлении одного врача-убийцу. Про местную власть никто и заикнуться не посмел.

Общество наше так редко выходит из спячки. И совсем ненадолго…

 

Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»

БЕЛГОРОД — МОСКВА

 

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий