Понедельник — день тяжелый

10Ноя, 2015

Спустя месяц с момента появления «красногорского стрелка» и его странного самоубийства, стало окончательно ясно: никакой тайны в этой «драматичной» истории не было.

 

Сегодня, когда страсти улеглись, можно хотя бы попытаться понять, что же на самом деле произошло в тот понедельник 19 октября…

 

Но прежде — о другом. Как можно было выставить на всеобщее обозрение фотографии с места самоубийства Амирана Георгадзе? Зачем?! Какую цель преследовали силовики? Не говоря уже о грубом нарушении ими тайны следствия… И почему так охотно в этой дикости приняла участие пресса, тиражируя на своих страницах страшные фотографии крупным планом? Исстари в традиции русского народа было уважительное отношение к мертвому человеку. Даже над телом павшего на поле брани врага не глумились. И заметьте: избитых и расстрелянных чиновников, лежавших на полу, стране не демонстрировали, а вот их обидчика…

В общем, поквитались с мертвым. За что? За пережитый страх? Вот сумеет Амиран Георгадзе добраться до родной Грузии да как начнет рассказывать всем про дела свои подмосковные… Впору будет всем веткам власти разом подавать в отставку. С богатым и влиятельным (точнее — и потому влиятельным) бизнесменом дружили все местные чиновники, в том числе и те, кто в погонах.

Совсем ведь не зря в конце октября заместитель прокурора Московской области Олег Манаков заявил о своем отказе расследовать дело «красногорского стрелка». Официальная версия самоотвода: из-за конфликта интересов. Мол, квартира у него в доме, который построил Георгадзе. Чушь какая-то, согласитесь. Многие у нас живут в домах, построенных жульем и бандитами, и Олег Манаков не был исключением. Назначенный в 2012 году прокурором Красногорска, он тоже приятельствовал с бизнесменом.

Дело об убийстве в Красногорске (в нем четыре трупа), по большому счету, дело о коррупции, в котором оказались еще и эпизоды с убийствами. Ведь не случайно кровавая разборка местных жителей не удивила. Много лет они были невольными свидетелями того, как чиновники богатели, пользуясь своей властью. На официальном языке это называется сращиванием власти и капитала.

Теперь остается лишь пожалеть, что тот же первый замглавы района Юрий Караулов раньше не сел в тюрьму. Зато сейчас был бы жив! Следственный комитет не раз пытался привлечь его к уголовной ответственности. Например, по тому же скандально известному делу прокуроров, крышевавших подпольные казино в Московской области. Но прокуратура спасала чиновника. Не иначе как в благодарность. Получить два гектара земли за 5 тысяч рублей и остаться неблагодарными?!

Постепенно на свет божий выползает вся подноготная «высоких отношений», которые давно и прочно сложились в Красногорске между чиновниками и крупными дельцами. Собственно, и не отделить, где кончался чиновник и начинался бизнесмен, и наоборот, в какой момент большие деньги превращались в реальную власть. Это были сиамские уроды — не разделить, иначе смерть.

Убийцу Амирана Георгадзе, убитых Юрия Караулова и Георгия Котляренко и многих других людей из местной власти, которым повезло больше (тому же главе района Борису Рассказову, которого искал и не нашел в тот черный понедельник Георгадзе, вот свезло мужику — судьба уберегла от побоев и пуль!), связывали общие дела и общие деньги, и дружба семьями. Сын бизнесмена и дочь Караулова имели общую фирму, а главы семейств дружно возглавляли волейбольный клуб, Георгадзе был членом совета директоров ОАО «Красногорская электросеть», которую возглавлял Котляренко…

И нерядовое даже для новой России, привыкшей уже, кажется, ко всему, преступление — капиталист объявил войну местной власти! — на глазах превращается из необыкновенной истории в нечто банальное. Да не дело своей жизни спасал предприниматель от зажравшихся чиновников — подельник выколачивал свою долю у обнаглевших компаньонов! И тут все средства были хороши.

Подельники, которые когда-то помогли бывшему бармену стать в конце концов владельцем крупного строительного бизнеса, вдруг изменили ему. Забыв предупредить о том, что у них «концепция изменилась». Раньше они шли навстречу Георгадзе и себе. Вот только один образец совместного творчества: чиновники выделяли местным жителям участки земли (целыми гектарами!) для садоводства-огородничества — они тут же продавались по дешевке бизнесмену. Те же чиновники выводили землю из категории сельхозназначения — бизнесмен начинал строить на ней многоэтажки и коттеджи. И квартиры в них получали чиновники, сотрудники правоохранительных органов, силовых структур…

И вдруг — на стадии, когда были набраны кредиты и запущены очередные проекты стоимостью 3,5 миллиарда рублей, чиновники бизнесмена «кинули». Да как! Видимо, начали ходить навстречу себе и кому-то другому. Вот и отправился Амиран Георгадзе в конце концов взять силой те 20 миллионов долларов, которые, как он считал, ему задолжали. Ну, и по мелочи… Георгий Котляренко, «главный электрик», 100 тысяч долларов взял, а свет не дал…

Однако чиновники всю серьезность намерений своего бывшего партнера оценить правильно не сумели. И поплатились за это жизнью. Не первые и не последние.

В прошлом году уже бывший замминистра по ЖКХ Московской области Евгений Харитонов послал «разобраться» с подельником Михаилом Пахомовым. Он получил выгодный подряд на 2 миллиарда, а 85 миллионов рублей отката отдавать не захотел. Надеялся, что мандат депутата-единоросса защитит ото всех бед? «Посланцы» должны были только попытать его и вразумить, но случайно запытали до смерти. Засунули труп в бочку, залили цементом…

Нравы в деловой среде царят суровые — как в диких джунглях.

Ну, а за все теперь ответит шофер бизнесмена. Прежде всего за то, что остался жив. По сути, главные обвинения Шоте Элизбарашвили свелись к одному: почему не убежал раньше, почему исполнял все требования хозяина? Ага, почему парень не бросился под пули и не прикрыл своей грудью чиновников в администрации…

Однако не потому ли шофера, сбежавшего и добровольно явившегося в полицию, арестовали, что оказался он свидетелем всего, что произошло в тот день? Слишком много «лишнего» он услышал о делах чиновников. Да и до того был излишне осведомлен… Чтоб случайно ни с кем не поделился, его и изолировали от общества?

…Случай в подмосковном Красногорске — это яркая иллюстрация к становлению капитализма в России. Строя заведомо несправедливого, когда одним достается все, а большинству — ничего. И для достижения этого всего не жалеют ни чужих жизней, ни своих.

 

Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий