Павшие и живые

17Дек, 2013

Павшие и живые
Надежда Ажгихина

Надежда Ажгихина

15 декабря журналисты страны поминали погибших коллег

 

Каждый год 15 декабря, отмечаемый как День памяти погибших журналистов, Центральный Дом журналиста заполняют люди. Одни из них приезжают из дальних городов, другие приходят пешком по московским бульварам.

 

В этот скорбный день в Домжуре собираются дети, родители, жены и мужья погибших журналистов, а также друзья и коллеги. Зажигают свечи, кладут гвоздики у портретов, вспоминают их — такими, какими любили и запомнили, и обещают найти виновных…

15 декабря — один из главных дней в календаре СЖР. Самый горький и самый ответственный. Ежегодное напоминание о неблагополучии в профессии и в стране, знак беды и поражения. Ежегодное подтверждение того, что мы, несмотря ни на что, все же живы и храним не только память о безвременно ушедших, но и идеалы служения профессии. И многие коллеги не только в России, но и в других странах, разделяют нашу веру. Хочется надеяться, что именно эта приверженность самым главным ценностям поможет найти и наказать виновных в уже случившихся трагедиях. И не допустить новых. И отстоять честное слово и его значение в стремительно меняющемся мире.

Если бы Союз журналистов России вообще больше ничего не сделал бы, один этот день оправдал бы его существование и оставил метку в истории.

Примерно такие слова я написала в газете много лет назад, впервые (практически случайно) оказавшись в ЦДЖ 15 декабря. Никогда не забуду это щемящее чувство, и тонкие голоса детей на сцене, и седые головы родителей, и смущенных корейских бизнесменов, неловко передающих подарки, и нарастающий гнев по отношению к тем, кого в зале не было — политиков и миллионеров, главных редакторов, директоров компаний. Профессиональное сообщество представлял — и реабилитировал одновременно — один Всеволод Богданов.

Мортиролог погибших коллег Фонд защиты гласности начал составлять в 1993 году, сразу после октябрьских событий, когда у Белого дома и у Останкино погибли и были ранены десятки репортеров. До этого уже пропали без вести в горящей Югославии Ногин и Куринной, и это событие потрясло страну, но то все же была война. Никто из моих сверстников и коллег, готовых пожертвовать чем угодно во имя свободы слова в годы перестройки, не мог и помыслить о том, что в свободной от цензуры России журналисты будут гибнуть в мирное время лишь за то, что они успели (или только намеревались) написать, снять, передать в эфир. В базе данных погибших журналистов, которую российские и международные эксперты начали составлять в 2007 году, на сегодняшний день значатся 349 имен — это те, кто был убит, погиб или умер при неясных обстоятельствах, пропал бесследно. Все без исключения ушли из жизни безвременно и не по своей воле.

В мире есть разные методы подсчета журналистских потерь, разные организации спорят о показателях. Но все сходятся в одном — никогда за всю историю не были убиты столько журналистов, как в последние десятилетия. Войны, конфликты, разгул мафии, коррупция убивают наших коллег в самых разных странах мира, и большинство этих преступлений остаются безнаказанными.

Об этом свидетельствуют данные ЮНЕСКО, МФЖ, многих других организаций. ООН принимает специальные резолюции в защиту журналистов, парламенты разрабатывают специальные законы, но репортеров (а сегодня — и блогеров) продолжают убивать.

То, что Россия входит в первую двадцатку наиболее опасных для журналистов государств вот уже многие годы — результат не только общей криминальной ситуации в стране (на что часто ссылаются представители правопорядка), но и прямое следствие безнаказанности убийц.

Мы верим в то, что виновные во всех преступлениях будут найдены и наказаны, а их имена будут преданы гласности. В то же время мы и дальше будем продолжать напоминать властям о данных обещаниях и необходимости завершить все дела. Мы сказали об этом 15 декабря родным погибших, которые продолжают ждать и надеяться на справедливость. Мы верим в то, что честная и смелая журналистика будет продолжать говорить о самом главном, поможет стране преодолеть разброд и растерянность, и будет вновь признана одной из важнейших ценностей российского общества.

Сегодня многие говорят о том, что журналистика умерла, что на смену репортерам придут информационные работники, которым не нужны ни этические кодексы, ни старомодные разговоры о некоем служении и гражданской миссии, главное — быстро и по возможности без грубых ошибок озвучивать месседж заказчика и подать повкуснее.

К счастью, не все так считают. Многие коллеги самого разного возраста в городах и весях нашей огромной страны продолжают сражаться за правду. И верят, что их слово изменит жизнь к лучшему.

В это же верят их читатели, в газете и в Интернете. И слово действительно меняет жизнь.

Так будет, пока мы помним коллег, погибших во имя свободного слова, а мы живы, покуда помним.

 

Надежда АЖГИХИНА

секретарь СЖ России

колумнист «НВ»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий