Озоновая «дыра»: мифы и реальность

19Мар, 2013

Озоновая «дыра»: мифы и реальность

Об этом в беседе с корреспондентом «НВ» размышляет Анатолий ЗВЯГИНЦЕВ, заведующий лабораторией системного анализа Центральной аэрологической обсерватории Росгидромета.

Газетные заголовки, время от времени, нагнетают страсти, пугая обывателя: «Озоновая «дыра» разрастается не только над Антарктидой, но и над Арктикой», «Её хвост уже над Москвой», «Глобальная экологическая катастрофа»… Неужели приближается конец света?

Получить ответ на этот вопрос спецкор «НВ» Юрий Махрин решил, что называется, из первых рук — у Анатолия Звягинцева, заведующего лабораторией системного анализа, старшего научного сотрудника ЦАО, кандидата наук. Это его обзоры о состоянии озонового сло я над Московским регионом и всей территорией России систематически публикуются в журнале «Метеорология и гидрология».

— Анатолий Михайлович, я прочел несколько ваших последних статей в научных журналах и тезисы доклада на недавнем совещании по проблемам приземного (тропосферного) озона. Войдя, как говорится, в тему, я понял, что у Вас для читателей нашей газеты есть и радостные вести, и тревожные. Давайте начнем с хороших.

— Вот одна из таких. Согласно данным NASA и NOAA (США), а также Европейского космического агентства, озоновая «дыра» над Антарктидой в сентябре-октябре 2012-го была едва ли не самой малой за последние 20 лет: ее площадь составила 18 млн. кв. км — меньше было лишь в 2002-м. То есть, сузилась на 9 тысяч квадратных километров в сравнении с 1998 и 2006 годами. И минимальное общее содержание озона (ОСО) в этом слое возросло с 92 единиц Добсона (названа так в честь знаменитого британского метеоролога лорда Добсона. — Ред.) в 1994-м до 139. Но чтобы окончательно заштопать злополучную «дыру», бывшую страшилкой людей четверть века, матушке-природе, полагаю, понадобится еще несколько десятилетий.

— Антарктида от нас далеко. Арктика — рядом. А над ней, говорят, озоновый слой быстро истончается, и вот читаю сенсационный заголовок в газете: «Россия попала в «дыру». «Проникая через нее, ультрафиолет наносит вред всему живому на Земле, обрекает людей на страшные болезни и страдания, смерть». Грозит ли нашей стране уничтожение озонового слоя? Может ли озон в нашей родной «дыре» разрушиться полностью?

— По общепринятой классификации, «дыра» — это когда ОСО составляет в слое менее 220 единиц Добсона (средний показатель по земному шару — 300). Так вот в последние годы над полярными и умеренными широтами Северного полушария появлялись лишь мини-«дыры» с аномально низким ОСО — менее 220 единиц. И жизнь их коротка — менее недели. Тогда как в Антарктиде они живут 3-4 месяца.

Хочу успокоить жителей Московского региона и всей России: над умеренными и высокими широтами Северного полушария идет восстановление озонового слоя. Лишь в зимне-весенний период 2011-го была отмечена крупная озоновая аномалия. Но не «дыра»!

— Термин озоновая «дыра» употребляют не только журналисты, но и ученые. Правда, при этом заключают слово в кавычки. Значит, это скорее яркий публицистический образ, никакой реальной дыры в атмосфере нет?

— Да, это образ. А придумали его журналисты — для колоритного обозначения весенней Антарктической озоновой аномалии. Это название прижилось и у ученых. Наблюдается озоновая «дыра» с конца 70-х годов прошлого века в высоких широтах Южного полушария с августа по декабрь на площади более 15 миллионов квадратных километров в течение нескольких месяцев. Характеризуется обычно величиной ОСО менее 220 единиц Добсона, но снижается порой до 80. При этом на высотах 15–20 км относительная концентрация озона падает почти до нуля, что свидетельствует о наличии здесь мощного источника разрушения озона, связанного с полярными стратосферными облаками. Но ниже 12 километров и выше 25 концентрация озона изменяется несильно.

— Какова природа озоновой аномалии?

— По мнению одних ученых, ее возникновение связано с происходящими на поверхности полярных стратосферных облаков озоноразрушающими фотохимическими реакциями с участием продуктов разложения различных хлорфторуглеродов, концентрации которых росли до середины 1990-х годов, а сейчас медленно понижаются. Другие, в том числе сотрудники ЦАО, считают, что появление «дыр» обусловлено климатическими изменениями, приведшими к понижению температуры в стратосфере, что вызвало усиленное образование полярных стратосферных облаков, а изменения концентраций фрионов — это лишь сопутствующий процесс.

— Тот озон, что находится наверху атмосферы Земли, экологи называют хорошим, а тот, что в приземном слое, плохим. Почему?

— Озон стратосферы, когда он в норме, задерживает опасное УФ-излучение. Тот ультрафиолет, который поглощается озоновым слоем, в больших дозах губителен для всего живого на нашей планете. Но в дозах, поступающих на большую часть территории России, его как раз не хватает, а, как известно, под воздействием УФ-радиации в организме человека образуется витамин Д. Именно поэтому медики рекомендуют восполнять его дефицит рыбьим жиром, а многие россияне предпочитают получать ультрафиолет у теплых морей.

Приземный озон — и тут пришел черед сообщить читателям газеты вторую, плохую, новость — это сильный окислитель, яд, относимый к наивысшему классу опасности. По ядовитости не уступает хлору. Вреден для человека в любой концентрации, поскольку разрушает клетки любого живого организма.

— А как же восторги по поводу озона после грозы?

— Это еще один миф. Во-первых, после грозы озона в воздухе становится меньше. Во-вторых, его аромат можно ощутить лишь в концентрации, в десятки раз большей, чем после грозы. И такого, слава богу, нигде и никогда не отмечалось. В нижнюю атмосферу озон поступает из стратосферы, а также генерируется в результате фотохимических реакций с участием оксидов азота и легколетучих органических соединений. Из-за глобального потепления и увеличения выбросов загрязняющих веществ концентрация приземного озона в ряде промышленно развитых стран постоянно растет — со скоростью около 0,3 процента в год, что многими экологами рассматривается как угроза для человечества. Особенно сильное увеличение концентрации приземного озона ожидается в ближайшее время в Индии, Китае и государствах Юго-Восточной Азии.

Среднесуточная концентрация озона в приземном слое атмосферы в незагрязненных районах средней полосы России составляет около 30 мкг/м3 зимой и 70 — летом, что несколько меньше соответствующих характеристик в западноевропейских странах. Весной и летом концентрация озона значительно изменяется в течение суток. Наибольшая наблюдается через два-три часа после полудня. Почти ежегодно весной и летом, например, в окрестностях Москвы, бывает несколько дней, когда в течение нескольких часов — обычно от полудня до 20.00 — концентрация озона превышает предельно допустимую — ПДК.

Превышения ПДК происходят летом, в дневное время, при температуре воздуха выше 28 градусов и при скорости ветра не более 3 метров в секунду. Самые высокие значения зафиксированы во время лесных и торфяных пожаров 2002 и 2010 годов. В Московской области в июле-августе 2010 года ПДК был превышен в три с лишним раза. Рекорды того страшного лета: на станции Зеленоград — 508 мкг/м3, на станции Звенигород — 403, в Долгопрудном — 344. С 19 июля по 18 августа, когда разовые концентрации озона значительно превышали безопасный уровень, он стал причиной сотен смертей жителей столицы и Подмосковья.

 

Беседовал Юрий МАХРИН

Фото автора.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий