Они совсем не дикари

22Мар, 2016

Они совсем не дикари

Неутомимый путешественник Владислав Лачкарев заглянул к папуасам и нашел их вполне нормальными людьми.

 

Не устаю удивляться энергии и энтузиазму этого человека — в прошлом чиновника, а ныне лишь офисного клерка. Слушая его истории, выпадаешь из действительности, и весь окружающий тебя быт невольно кажется призрачным сном.

 

— Главной целью моей последней «вылазки» было взойти на высочайший вулкан Австралии и Океании — Гелуве, и там же, в Австралии, подняться на ее высочайшую вершину — гору Костюшко, — рассказывает Влад. — Все удалось, но не менее впечатляющей оказалась поездка в Папуа-Новую Гвинею.

— Помню, до отлета ты очень переживал, что, скорее всего, не сможешь получить визу в Папуа…

— Это, действительно, оказалось делом нелегким. Визу через десяток посредников мы смогли получить лишь спустя четыре месяца.

Туда так мало летает белых, что даже пилот самолета, выполнявшего рейс в Папуа, вышел из-за стойки регистрации прямо к нам и спросил — вы что, правда, к нам летите? А какая у вас, русских, цель? Меня удивило, что он очень эрудированный человек, знающий множество языков.

Хотя страна считается одной из самых закрытых, там очень много интересного. Жители страны, составляющее 0,01% от общего населения Земли, говорят на 800 абсолютно разных, несхожих меж собой языках… Абсолютно разобщенные племена, где каждый живет своим мирком, в своей лощине или овраге. Они очень раздроблены, тем не менее, у папуасов очень богатая языковая культура, традиции, обряды, язык, пляски. И все это не для туристов — там их почти что нет — все сугубо для внутреннего уклада.

— Что ты лично сам разглядел в папуасах особенного?

— Они такие чистые морально люди — откровенные, простые, не испорченные деньгами. В той же Танзании, например, белому человеку страшно даже просто выйти из гостиницы. В этом случае тебя будут бесконечно атаковать — дай доллар, дай доллар, и не отстанут, пока не отдашь. Папуасам же, наоборот, просто приятно, что ты сквозь все мыслимые тернии к ним все-таки приехал — они этому рады! Ты им сам диковинка — они на тебя смотрят, как на экзотику.

— Судя по сделанным тобой снимкам, папуасы не отказываются сфоткаться с белым человеком.

— Не только не отказываются, а даже просят об этом сами, дабы остаться в памяти приезжего человека хорошими. И как бы намекают: покажете дома своим, что есть такая страна, такие люди, такая деревня, что мы тут так хорошо и радостно все живём — это по-настоящему зажигает. Они совсем из добрых побуждений говорят: давай-ка мы тебя, брат, под нашего разрисуем — ну, и сфотографируемся на память — хочешь? И все — только потому, что ты к нам всё-таки приехал…

Они, конечно, внешне выглядят слегка вызывающе: невысокие, темные, коренастые, с угрюмыми лицами. Ходят они чаще всего босые, и у многих из них, как я заметил, нет больших пальцев на ногах. Уже позже догадался — почему. Они же все чуть ли не с самого рождения имеют дело с мачете — без него ведь в вечно растущих джунглях и шагу ступить нельзя… Вот, наверно, и травмируются…

Кстати, уезжая, мы подарили им свои резиновые сапоги. Папуасы очень ценят подобные презенты — когда даришь не просто деньги, а снятую с себя вещь. Это для них как для русских — с себя рубаху снять…

— Согласен, что Папуа — невероятно колоритная страна. Но только — в смысле экзотики, не так ли? Ведь выйдя из-под австралийского протектората, папуасы свою страну еще толком не построили…

— Да, это так. Еще нет градоустройства как такового — все формы соцструктур только формируются… Экономика плохо развита. Но разве она так важна для счастья отдельных граждан? Не думаю. Зато их быт, уклад жизни, обилие флоры и фауны вызывают восхищение. В стране очень богатые и в то же время очень чистые джунгли — в отличие, скажем, от африканских. Здесь нет змей и мошки почти нет, но имеется много фруктов и овощей — здесь вообще растет всё! Ну, и зачем, скажи мне, им устраивать какие-то гонки на уровень жизни между собой, нарушать экологию, убивать себя в офисах ради гаджетов…

С другой стороны, нельзя сказать, что они какие-то отставшие люди — они строят свои дома себе на сваях, делают там массу газонов, высаживают красивые яркие кусты повсюду, бережно следят за своими яркими деревнями, живут общинами, очень аккуратно, компактно ведут свои хозяйства: словом, деревенский рай. Проехав с группой русских друзей по многим деревням, мы были поражены, как радушно и щедро нас встречали повсюду — без всяческой организации этого процесса сверху, сугубо от души…

Мы ходили по домам, и местные жители показывали нам свои ритуалы — как, например, правильно запечь кабанчика. Для этого они выкопали яму, развели в ней большой костер, закидали его камнями, и на раскаленных камнях затушили вместе с листьями банана и овощами это нежное мясо. Всё это великолепие мы даже съесть не смогли — говорим им, мол, спасибо, конечно, но мы уже поедем, а они, как же так, мол, родные, вы что?

«Сейчас я вам всю тушу упакую — заберёте себе мясо в лагерь» — это нам глава поселения говорит. Да нет, говорим, попробовали, спасибо, очень вкусно, но мы не съедим столько — на что нам оно, раздай лучше жителям деревни своей. И глава поселения так и сделал: созвал всех бабушек, дедушек, немощных, всем справедливо тушу порезал — завернул мясо в банановый лист, картошки, соуса добавил — всё как в лучших ресторанах… всем раздал со словами «от наших русских друзей».

С те мы уехали. Потом, уже вечером, один папуас сказал, хитро и добродушно улыбаясь: вождь деревни в благодарность отправил вам еще и… девушек. Но мы, испорченные цивилизацией, поначалу сразу отказались от такой услуги. А напрасно. Ведь нам, оказывается, не папуасок легкого поведения подсовывали (таких у них, видимо, и в помине нет!), а целую культурно-развлекательную программу предлагали. С песнями-танцами и на всю ночь, Вот, оказывается, для чего они так тщательно готовились — красили лица, тела, привезли инструменты…

В общем, когда поняли суть дела, охотно согласились на предложенное шоу и были потрясены до глубины души. Языком танцев, переодеваниями в национальные одежды и прочими картинками они рассказали о том, как живут, как сватаются, какие песни поют, по какому поводу и какими интонациями. И я уверен: не надо им никакой цивилизацией в итоге портиться — пусть так и живут, долго и счастливо!

Конечно, столица Папуа-Новой Гвинеи развивается, но в провинции все свято чтут свои традиции. Повсеместно. Вот, например, мы были в племени длинных человечков — так они себя называют. Его представители носят очень большие шлемы — защитные и устрашающие одновременно. Потом были в племени скелетов, в котором хранят кости предков. Не исключаю, что здесь втихаря практикуют людоедство — в хижине у вождя видел много черепов. Он сказал, что это его отец, дед, прадед и так далее. Вот такие различия между племенами. И везде нас радушно встречали и просили рассказать миру, что папуасы вовсе не дикари. Хотя до сих пор у них между племенами идут междуусобные войны, папуасы все вооружены, а птичек сбивают рогатками, закреплёнными прямо на голове…

 

Михаил ЮРОВСКИЙ

 

NB!

Владислав Лачкарев вырос в простой сибирской семье, в рабочем поселке, где не было видео, зато были книги Джека Лондона, Жюля Верна, герои которых — капитан Немо, Моби Дик и другие — и зародили у мальчика интерес к другим странам, к романтике приключений среди океанов и пустынь.

После института Владислав начал зарабатывать и ездить в другие страны, а вскоре «заболел» Эверестом. Но прежде чем покорить самую высокую вершину мира (8848 метров) стал тщательно к этому восхождению готовиться. Ходил на вершины высотой 4000, 5000, 6000 и 7000 метров. На Пико­де­Орисаба (Мексика, 5700 м) узнал, что такое горная болезнь. При восхождении на Мера Пик (Непал, 6476 м) чуть не погиб, провалившись в трещину. На Аканкагуа (Аргентина, 6966) попал в дикий ураган, после чего вообще хотел завязать с альпинизмом. И все же свою мечту — покорить Эверест — осуществил в 2014 году, успев до этого покорить Северный Полюс — до «макушки Земли» он дошел на лыжах через Шпицберген.

 

oni-sovsem-ne-dikari-1

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий