Недолго музыка звучала

7Фев, 2017

Недолго музыка звучала

Подарок президента России, ставший жемчужиной калиниградского Кафедрального собора, тускнеет на глазах.

 

Напомним читателям: 12 лет назад на концерте симфонического оркестра под управлением В. Гергиева, состоявшемся в этом храме, присутствовал Владимир Путин. Сразу после этого концерта восстановивший собор буквально из руин Игорь Одинцов набрался смелости и обратился к президенту с просьбой оказать помощь в создании органа для большого зала собора. Владимир Владимирович откликнулся на просьбу и своим указом выделил 144 миллиона рублей.

 

Дело мастера боится

 

На эти деньги немецкая фирма «Александр Шуке» создала в Кафедральном соборе органный комплекс, не имеющий аналогов не только в России, но и в Европе. Часть выделенных президентом средств была потрачена на комплекс инструментов для обслуживания органов. Был в их числе и специальный 250-килограммовый деревообрабатывающий станок с дисковой пилой.

В 2007 году на работу в Государственное автономное учреждение Калининградской области (ГАУ КО) «Кафедральный собор» в качестве органиста и органного мастера был принят один из лучших выпускников Московской консерватории Артем Хачатуров. Он прошел специальное обучение в фирме «Александр Шуке», сдал сложный экзамен и получил европейский сертификат органного мастера. Благодаря ежедневному обслуживаниию Хачатуровым органов, комплекс до недавнего времени работал великолепно, что отмечали многие музыканты. А Оливье Латри, которого в мире считают органистом №1, назвал органный комплекс в Калининграде «недосягаемым».

Но сегодня, по мнению председателя наблюдательного совета ГАУ КО «Кафедральный собор», профессора Ирины Кузнецовой, звучание органов стало настолько фальшивым, что многие посетители просто недоумевают.

Почему же так произошло?

 

Поматросили — и бросили

 

Кафедральный собор обрел вторую жизнь в 1992 году стараниями команды Игоря Одинцова. Но три года назад Игоря Александровича, почетного гражданина Калининграда, заслуженного строителя России команда тогдашнего губернатора Николая Цуканова с должности уволила по причине почтенного возраста. То есть, когда собору для восстановления требовались значительные финансовые средства, региональные власти ни разу не оказали поддержки. Но когда Кафедральный собор стал символом Калининградской области и начал приносить доход, Одинцова выбросили как «отработанный материал».

На его место назначили Аркадия Фельдмана, бывшего полицейского, после чего, как считает Ирина Кузнецова, и началось уничтожение уникального комплекса. В 2014 году мастера фирмы «Александр Шуке» при помощи уникального станка провели гарантийное обслуживание органа. По завершении работ станок поместили в специальный бокс и заперли на замок. Но приехав в очередной раз для проведения профилактических работ, станок не обнаружили. Председателю наблюдательного совета Ирине Кузнецовой Фельдман сначала заявил, что станок сгорел, потом выдвинул новую версию: станок проржавел, и его вывезли на свалку.

Ирина Кузнецова обратилась с заявлением в местное УВД найти станок, являющийся частью инструментов к органному комплексу. С заявлением в прокуратуру обратился и Игорь Одинцов. Но ни прокуратура, ни полиция до настоящего времени так и не нашли пропавшее федеральное имущество, приобретенное на выделенные президентом России средства.

Но и это еще не всё. В прошлом году Аркадий Фельдман сократил должность органного мастера. А далее события развивались как в плохом детективе.

 

Вопросы без ответов

 

Вот как эту ситуацию описала профессор Кузнецова в повторном письме на имя врио губернатора области Евгения Зиничева, так как на первое обращение от 30 августа 2016 г. ответа не получила (обязанности губернатора Зиничев исполнял с 28 июля по 6 октября 2016 года. — Ред.): «У А. Хачатурова потребовали ключи от органного комплекса. Поскольку проникновение туда посторонних лиц категорически недопустимо, я проинформировала руководство Росимущества, как собственника Кафедрального собора, неотъемлемой частью которого является органный комплекс. Оттуда поступило указание вызвать полицию, если будет осуществлена попытка проникновения в орган. Попытка была, полицию вызывали. Затем у Хачатурова отобрали ключи от органов, но этого новому руководству (Фельдману, Малофееву и Южакову) показалось мало, поэтому выломали установленные немецкой фирмой замки и вставили новые. После этого началось уничтожение органов. Еще раз хочу подчеркнуть, что малейшее колебание температуры или влажности отражается на состоянии труб органов, поэтому Хачатуров ежедневно производил настройку. Фельдман же вместо сертифицированного мастера назначил пенсионерку, бывшую медсестру, не имеющую ни профессионального музыкального, ни специального образования органного мастера.

 

И мытьем, и катаньем

 

Ее «уход» за инструментом заключается в том, что она является в орган с двумя ведрами воды и моет там пол, что абсолютно противопоказано инструментам…».

Увы, и на это обращение Зиничев никак не отреагировал, ибо перешел вскоре на другую работу. А уникальный органный комплекс, достояние России, продолжают уничтожать дальше.

Как написала в одном из своих обращений к руководству области Ирина Кузнецова, руководство Кафедрального собора решило запускать внутрь большого органа группы экскурсантов. Любой здравомыслящий человек понимает, что 15 человек в тесном пространстве, заполненном органными трубами и механизмами, легко нанесут ущерб инструменту, исчисляемый сотнями тысяч рублей.

Поскольку бывшая медсестра настраивать орган не умеет, она обращается к настройщику из местной филармонии, который, будучи учителем физики, тоже не имеет сертификата органного мастера. При этом на местном телевидении прошла передача, в которой бывшая медсестра хвалилась тем, что помыла все трубы органа, и от этого, якобы, орган стал звучать богаче и ярче. Специалистов и любителей музыки это заявление привело в шок, ибо им хорошо известно: трубы мыть нельзя!

 

На очереди — клавесин?

 

В Кафедральном соборе есть еще один уникальный инструмент — ценнейший клавесин фирмы Нойперт. Инструмент является точной копией немецкого клавесина 18 века и изготовлен полностью вручную. Подобных в нашей стране единицы, и все они находятся под специальным контролем.

Точность механизмов и его чувствительность к малейшим изменениям температуры и влажности исключает возможность постоянного перемещения инструмента, тем более неквалифицированного, грубого обращения с ним.

Обеспокоенность о судьбе клавесина в Кафедральном соборе высказала в ноябре прошлого года лауреат международных конкурсов, солистка Государственного Академического Симфонического оркестра им. Е. Ф. Светланова пианистка и клавесионистка Вера Алмазова.

Увы, ее обеспокоенность никто не услышал.

Не получила ответа на свои заявления в адрес силовых и государственных структур и председатель наблюдательного совета ГАУ КО «Кафедральный собор» профессор местного университета Ирина Кузнецова.

 

Вместо эпилога

 

В конце прошлого года Аркадия Фельдмана на посту руководителя Кафедрального собора сменила президент Благотворительного фонда Микаэла Таривердиева Вера Таривердиева. И это назначение вызвало массу вопросов. Сама Вера Гориславовна заявила, что сможет находиться в Калининграде только полторы недели в месяц, так как живет двухгодичными циклами в Гамбурге, Канзасе, Москве и Калининграде. Можно ли такими наездами спасти уникальный подарок президента? — большой вопрос.

 

Валерий ГРОМАК

собкор «НВ»

КАЛИНИНГРАД

 

NB!

 

Кафедральный собор был основан в 1333 году в стиле северогерманской готики. Алтарная часть собора стала местом погребения выдающихся деятелей Кенигсберга. В 1588 году был возведен «профессорский склеп», в котором в 1804 году был захоронен выдающийся философ Иммануил Кант. В августе 1944 года, во время налета англо-американской авиации, собор был сильно разрушен. К его восстановлению приступили лишь в 1992 году. Сегодня собор практически полностью восстановлен в довоенном виде.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
468 ad

Оставить комментарий