«Не верь глазам своим…»

11Авг, 2015

или Новые прогулки по галереям русской живописи.

 

Почти три года назад, в «Новом вторнике» № 34 (851) от 23 октября 2012 г. я опубликовал заметку «Не верь глазам своим… Прогулки по галереям русской живописи», в которой рассказал о ситуации в некоторых российских музеях (как региональных, так и, увы, столичных), где экспонируются работы русских художников XIX–XX вв. с очевидно ошибочной или напрочь перепутанной атрибуцией. Я напомнил читателям в той статье известный афоризм Козьмы Пруткова «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим…»

 

Длительная переписка на эти темы с некоторыми региональными галереями (Вятским музеем им. братьев Васнецовых, Ивановской галереей, Саратовским музеем им. Радищева, и т.д.) была обоюдополезной и привела к явному улучшению ситуации. К относительным «плюсам» можно отнести и те случаи, когда, не вступая в прямой диалог, местное руководство (их некоторое раздражение и ведомственную ревность я очень хорошо понимаю) просто, «по-тихому», меняло таблички на новые, теперь уже соответствующие реальности.

Именно так предпочло сделать, например, руководство Псковского музея: «свежая» табличка (я ее недавно с удовлетворением видел собственными глазами) теперь подтверждает, что на картине известного русского пейзажиста начала XIX в. Сильвестра Щедрина действительно изображен вовсе не остров Капри (на чем псковичи долгое время настаивали), а городок Амальфи в Салернском заливе. Как говорится: результат достигнут (т.е. на клетке со слоном, наконец-то появилась надпись «слон») — ну, и слава Богу.

Увы, за прошедшие со времени первой публикации месяцы коллекция глупостей, неточностей и откровенных фальсификаций в художественных галереях страны серьезно пополнилась. Назову лишь некоторые примеры: речь пойдет только о тех музеях, чьи работники не спешат реагировать на товарищескую критику и искренние подсказки.

Иногда, впрочем, это явления вполне невинные, но и они могут кое-что сказать об «узких местах» музейного дела в нашем Отечестве. Так, в Петербурге не так давно реализован прекрасный проект: восстановлена городская усадьба Гавриила Романовича Державина, где собраны, в том числе, интереснейшие артефакты державинско-пушкинской эпохи. Мое внимание привлекла редкая гравюра (до этого виденная лишь в интернете) с аутентичной подписью внизу на немецком: «Vico, bay von Neapel», изображающее местечко Вико Экуэнсе на Соррентийском полуострове в Неаполитанском заливе. Что же умудрились сделать в этой, казалось бы, очевидной ситуации наши музейщики? Ничтоже сумняшеся, они перевели немецкую надпись просто как «Неаполь», и получилась нелепость, аналогичная примерно той, которую бы совершили гипотетические иностранцы, переведя с русского, к примеру, «Сергиев Посад Московской губернии» как просто «Москва». И дело даже не в том, что Вико Экуэнсе отстоит от Неаполя на полсотни километров (и их, кстати, разделяют такие «достопримечательности», как Везувий, Помпеи, Геркуланум и пр.), а в том, что Вико с его памятниками европейского значения давно и прочно заняло отдельное и самостоятельное место в культуре, в т.ч. отечественной: его с любовью рисовали тот же Сильвестр Щедрин, Иван Айвазовский, Алексей Боголюбов и др. Маленькое «недоразумение» (в буквальном смысле — как нечто, до разума не доросшее) может принести немалый вред делу культуры.

Однако новые рекорды в «лотерее», как я ее называю, «имени Козьмы Пруткова» установил на этот раз Башкирский государственный художественный музей им. М.В. Нестерова. И опять «не повезло» нашему великому пейзажисту Сильвестру Щедрину: в Уфимском музее многие годы экспонируется картина Щедрина под явно «взятым с потолка» названием «Гавань в Сорренто». Здесь, разумеется, явная ошибка в атрибуции — простительная, возможно, для большевистских чиновников 1920–1930-х годов, щедро раздаривающих конфискованные у бывших владельцев полотна в региональные галереи, но не для опытных специалистов наших дней. На картине Щедрина изображен, конечно же, не Сорренто (с ним вообще надо поосторожнее: Щедрин там умер в 1830 г., где и похоронен), а другой итальянский приморский город — Амальфи, на другой стороне большого Соррентийского полуострова. Кстати, ракурс, с которого в 1820-е годы Щедрин рисовал модный ныне Амальфи, за почти двести лет практически не изменился: сегодня он растиражирован во многих тысячах изображений, и уфимцам надо бы просто пойти по стопам их коллег из Пскова и изменить атрибуцию щедринской амальфитанской картины.

Но еще важнее для сотрудников Башкирского музея — разобраться с одной из картин Михаила Васильевича Нестерова, художника, именем которого названа сама галерея. Речь идет о нестеровской картине «Адриатическое море. 1893», и здесь — снова очевидная ошибка, причем двойная. Прежде всего, на картине изображен Неаполь, старинный форт Castel dell’Ovo, а также вулкан Везувий на заднем плане. Следовательно, это никак не «Адриатическое море», а Неаполитанский залив моря Тирренского.

Кроме того, картина не могла быть написана в 1893 г., когда Нестеров лишь мельком побывал в Неаполе, и из морского порта (после прибытия из Палермо на Сицилии) сразу отправился на железнодорожный вокзал, чтобы ехать в Рим.

Картина могла быть написана либо в 1889 г. (во время первого итальянского путешествия Нестерова), либо — что более вероятно — весной 1908 г. Можно даже с большой вероятностью предположить, с какой именно точки и в какое время суток (!) написана картина — вечером, из окна отеля «Палаццо донна Анна» в Позилиппо. Вот соответствующий фрагмент из мемуаров Нестерова: «В окна виден был Везувий, по вечерам напоминавший нам своим огненным дыханием судьбу двух несчастных городов <Помпей и Геркуланума>… Я писал из окон своего палаццо море, Позилиппо, окутанные в вечерние серо-голубые тона…» и т.д.

Итак, приходится признать, что вопрос, поставленный в статье трехлетней давности, пока, увы, остается актуальным: «В каком еще городе зрителю предстоит вспомнить бессмертный афоризм Козьмы Пруткова»?

 

Алексей КАРА-МУРЗА

доктор философских наук, профессор, зав. сектором философии российской истории Института философии РАН

 

 

NB!

Когда эта статья уже была подготовлена к печати, пришло известие о смене руководства Башкирским государственным художественным музеем им. М.В. Нестерова. Новым директором назначен Айрат Рауфович Терегулов — известный художник-график, недавно удостоенный звания заслуженного художника РФ. Мы желаем ему успеха на новом поприще

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий