Не уходящая натура

17Фев, 2015

Сорок лет назад на экраны страны вышел фильм «Приключения Буратино», заглавную роль в котором сыграл девятилетний Дима Иосифов.

 

В октябре этого года советский, белорусский и российский актёр, сценарист и режиссёр Дмитрий Иосифов отметит 50-летие. Но поводом для встречи с ним стал не собственный юбилей (заранее не поздравляют!), а юбилей картины, в которой он снялся еще ребенком. С воспоминаний об этой картине, полюбившейся миллионам и миллионам ребят, и начался наш разговор.

 

— Дмитрий Владимирович, шлейф от первой работы тянется за вами несколько десятилетий. И вы как-то раз признались, что рады тому, что вас перестали узнавать.

— Честно говоря, поднадоело слышать «Смотрите, Буратино!». Сам задавался вопросом — неужели во мне что-то осталось от того наивного ребенка? Самое забавное, что поначалу меня утвердили на другую роль. Когда помощник режиссера увидел меня в секции фигурного катания, он решил, что нашел Арлекина. Все проходило как во сне, я боялся большого скопления людей, стеснялся, во время проб из — за осветительных приборов буквально слепли глаза. Я так испугался, что сказал, что заболел. И бабушка увела меня домой. Но через несколько дней меня снова вызвали на пробы. И был утвержден, и костюм Арлекина мне уже сшили. Но съемки не начинались. Замечательный режиссер Леонид Алексеевич Нечаев по всем городам и весям Советского Союза продолжал искать мальчика на роль Буратино. И тут опять вмешался случай, и второй режиссер, предложил, пока продолжаются поиски главного героя, временно задействовать в пробах меня и заодно присмотреться. Я-то наивно полагал, что, действительно, всего лишь помогаю актерам, пока не найдут настоящего Буратино. На самом деле съемки шли самые настоящие, просто мне об этом «коварные» взрослые забыли сказать. Теперь-то я понимаю, что дядя Леня (режиссер фильма Леонид Нечаев. — Ред.) поступил правильно, иначе я волновался бы, и все бы могло пойти не так.

— Комфортно ли вы тогда чувствовали себя на съемочной площадке ?

— Я бы не сказал. Нос, например, клеили каждый день больше часа. Он представлял собой сложную инженерную конструкцию. Часть, которая приклеивалась к кончику моего собственного носа, была сделана из специально заказанной в Италии пластичной резины, а через сантиметр шел сверхтвердый пенопласт. Делал эти носы один-единственный мастер на Мосфильме. И по ходу съемок экспериментировал с длиной, чтобы она не ограничивала возможности мимики. (Внимательный зритель наверняка это видит). Нос в начале фильма длиннее, а к концу — заметно короче. Кроме того, кончик моего собственного носа постоянно чесался. И — очень. Из-за клея, из-за жары. Я ведь не мог снять его во время работы, а снимали летом в Крыму. Можете себе представить…

— Работали вы столько же времени, как и взрослые актеры? Как к этому относилась ваша мама?

— Она говорила, что, по КЗОТУ, ребенку нельзя работать больше четырех часов, поэтому изводила администрацию. Когда меня собирались подвесить за ноги на дереве, а внизу под головой торчал большой камень, она сказала, что не даст разрешения на такую съемку. Ее перехитрили — отправили за обедом для съемочной группы и, воспользовавшись отсутствием, сцену сняли.

— Ну, и нравы царили тогда в кино… А ведь вместе с вами снимались знаменитые тогда актеры. Вы испытывали некий страх перед ними?

— Опять же мама мне рассказывала, что со мной снимается Ролан Быков, что он знаменитый актер. Но я этого не ощущал. Я тогда побаивался его. Ролан Антонович был очень требовательным к своей супруге, Елене Всеволодовне Санаевой, которая играла лису Алису. Владимира Этуша я тоже, скорее, побаивался. Как-никак, а Карабас Барабас. Он казался очень свирепым.

— Досталось же вам, пацану… И сколько вы за это получили «золотых»?

— У меня была тогда самая высокая «детская» зарплата — сто рублей в месяц. Для сравнения, ставка народного артиста за съемочный день составляла 50 рублей плюс две репетиции по 50 процентов. В общем, мой месячный заработок, но только за день. Так что озолотился, хотя эти деньги мне не доставались — их получали родители, в итоге купили на заработанные мною деньги трехстворчатый полированный шкаф и магнитофонную приставку «Нота».

— Дмитрий Владимирович, вер-немся теперь в день сегодняшний. Недавно Первый канал показал вашу новую режиссерскую работу — фильм «Уходящая натура». Картина получилась душевной. И успешной. Знаю, что многие, чье мнение вам дорого, вас с этой премьерой поздравили. Как вам пришла идея снять этот фильм и какие были сложности?

— Сценарий мне предложил продюсер Анатолий Максимов. Он был написан с большим перезапасом материала. В этом и состояла одна из «сложностей». Лишний материал — это всегда дополнительное съемочное время и, соответственно, деньги. Мы сняли гораздо больше, чем вошло в фильм.

— Я слышал, что в основе сценария была ужасная реальная история?

— Да. Ее нам рассказал автор сценария Николай Лырчиков. В «застойные годы» съемочная группа студии Горького поехала в деревню снимать кино и поселилась по деревенским избам. У звукооператора возникли чувства к женщине, в доме которой его разместили. Закончилось все трагично. Обманутый муж повел супругу в лес, застрелил ее из охотничьего ружья, а сам повесился в двух шагах на дереве. Сиротами остались двое детей… В нашем фильме нет такого трагичного финала. Хотя сама история присутствует.

— Дмитрий Владимирович, теперь вопрос иного плана. Часто ли снимаете фильмы для проката?

— Прокатных картин у меня вообще нет. Только телевизионные. Так сложилось до настоящего момента. Я работаю для телевидения больше 15 лет, свою статуэтку ТЭФИ получил за режиссуру «Последнего героя», в 2002-м. Это был первый телевизионный проект. А потом началось кино для ТВ.

Сейчас заканчиваю большую, почти двухчасовую документальную картину. Это фильм-портрет, героиней которого выступает Ариадна Павловна Бажова, дочь уральского писателя Павла Петровича Бажова, наиболее известного своим сборником сказов «Малахитовая шкатулка», и мама экономиста-реформатора Егора Гайдара. На экране ее жизнь и судьба. Ее вопросы и ответы. Ей почти 90. Поверьте, в таком возрасте и при таком ясном уме, есть что рассказать.

— И где его будет можно посмотреть?

— Пока не знаю, купит ли телевидение, и какой канал на это решится. Пока мы сделали пробный показ в центре документального кино. Люди выходили со слезами.

 

Беседовал Андрей КНЯЗЕВ

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий