Нас будут лечить врачи-недоучки?

18Июл, 2017

Нас будут лечить врачи-недоучки?

В России вступил в силу новый порядок приема в ординатуру студентов медицинских вузов, который окончательно разрушает систему послевузовского образования.

 

Прогноз экспертов печален: в поликлиники в ближайшее время придут низкооплачиваемые врачи-недоучки.

 

В прошлом году чиновники покончили с интернатурой, теперь пришла очередь ординатуры. Судя по всему, только 40% от общего числа студентов 6 курса поступят в ординатуру. Остальные уже осенью пойдут работать в поликлиники.

Первая реакция врачебного сообщества на новый приказ Минздрава РФ была на редкость единодушная и не лишенная черного юмора: «Приказ №212н пролоббировали представители рынка ритуальных услуг».

 

«Им нужна дешевая рабочая сила»

 

Официально приказ обсуждался на Совете ректоров российских медицинских и фармацевтических вузов. Там директор департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении Татьяна Семенова пояснила, что цель внедрения нового порядка приема в ординатуру — «повышение базового уровня подготовки, контроль качества и унификация требований к выпускникам вузов».

В основе унификации — тесты, которые «позволят оценить уровень подготовленности выпускника вуза для освоения программы ординатуры». На самом деле новый приказ Минздрава заметно усложнит получение последипломного образования.

Многие считают, что таким образом ведомство Вероники Скворцовой хочет сузить круг выпускников медвузов, способных поступить в ординатуру, чтобы больше молодых эскулапов сразу шли работать в поликлиники.

Новая методика мотивирует студентов не получать знания, а собирать баллы. Например, в 60 баллов оценен год работы в лечебно-профилактическом учреждении на селе. Студент, столкнувшись с суровыми реалиями сельской медицины, скорее выучится лихо опрокидывать стакан с крепким деревенским самогоном, чем освоит необходимые навыки.

«Чиновникам не нужны образованные российские врачи. Им нужна дешевая сила для первичного звена, дабы максимально сократить расходы на здравоохранение», — полагают авторы петиции. Свои подписи под ней поставили почти 30 тыс. человек.

 

Терапевт поневоле

 

Вчерашних выпускников попросту бросят в бой. Готовы ли студенты быть терапевтом или педиатром, особенно, если он им становиться не планировал?

Нейрохирург, кандидат медицинских наук Алексей Кащеев считает, что приказ №212н приведет к дальнейшей демотивации медицинских работников, снижению престижа профессии, падению профессиональной подготовки, вымыванию молодых талантов из системы здравоохранения.

— Действительно, нехватка врачей первичного звена в регионах — огромная проблема, — комментирует он. — По данным Минздрава недостает порядка 34 тыс. врачей — участковых терапевтов и педиатров. Однако меры, предлагаемые чиновниками здравоохранения, только усугубят проблемы. Фактически выпускникам медвузов прописали три года подневольной низкооплачиваемой работы. Про условия труда в поликлиниках я лучше промолчу. Проще говоря, молодых выпускников в приказном порядке забрили в поликлиники. Напрашивается прямая аналогия с армией.

Если вспомнить историю, то во время ВОВ студентов-медиков с третьего курса отправляли на фронт. Но тогда это была вынужденная мера. А вот какую войну ведет Минздрав и с кем, совершенно непонятно. Практически Минздрав и не скрывает, что таким образом он решает проблему нехватки специалистов в первичном медицинском звене.

Всего в России работает 543,6 тыс. врачей и 1,3 млн медсестер и фельдшеров. Несмотря на все героические усилия чиновников от здравоохранения, число врачей сокращается. По данным Росстата, в 2012 году в России было 703 тыс. врачей. Получается, что ежегодно примерно 10% врачей уходят из профессии.

В результате этой реформы снизится и число узких специалистов. Они только к 27–28 годам выйдут на начальный уровень своей специализации, когда их сверстники уже достигнут карьерных успехов в других профессиях.

— Те, кто поумнее, сразу после получения диплома уйдут в платные клиники или медицинский бизнес, — говорит Алексей Кащеев. — Да и вообще, лучший способ разочароваться в профессии — это поработать за копейки в какой-нибудь глуши. Несть числа историй о том, как молодые врачи, поработав на первичке, бросали медицину.

 

Научатся на врачебных ошибках?

 

Среди плюсов нововведения Минздрав отмечает тот факт, что с сентября 2017 года студентов медицинских вузов будут учить по новым образовательным стандартам, которые подразумевают гораздо больше практических занятий как с пациентами, так и на тренажерах.

— Тем, кто успел проскочить и закончить вузы до реформы, очень повезло, — говорит Алексей Кащеев. — Вспоминаю себя выпускником: при том, что я был хорошим студентом — институт окончил с красным дипломом, много ассистировал, выступал на международных конференциях, скажу честно — я бы не справился. Попросту я не был подготовлен к самостоятельной врачебной практике.

Система медицинского образования была выстроена таким образом, что практические навыки оттачивались в интернатуре и ординатуре, а базовые знания закладывались в медвузах. И вот вся эта многолетняя традиция пошла под снос.

— В Минздраве много говорят о введении европейских практик обучения вроде медицинских виртуальных симуляторов и тренажеров, но эти начинания еще толком не реализованы, — говорит Алексей Кащеев. — Да и увеличение практических занятий идет за счет снижения часов на теорию. Еще говорят, что молодым специалистам будут помогать опытные коллеги. Брехня! У них и так много работы и никто не собирается им платить за наставничество. В результате новоиспеченные педиатры и участковые терапевты наберут знаний за счет врачебных ошибок.

Сопредседатель профсоюза «Действие», врач акушер-гинеколог Екатерина Чацкая тоже уверена, что изменения правил приема в ординатуру негативно скажется на качестве медицинских услуг.

— Молодым врачам придется работать с пациентами, что называется, один на один, — говорит она. — Это приведет к росту пропущенных заболеваний на ранней стадии развития болезни. Если раньше к молодому специалисту можно было приставить опытную медсестру, то сейчас такой возможности нет. Столкнувшись с реальным положением дел, они попросту уйдут из профессии. Например, молодому хирургу будет непросто вернуться к специальности после трех лет работы терапевтом. В долгосрочной перспективе это приведет к нехватке узких специалистов.

 

Вячеслав СТЕПОВОЙ

 

Справка «НВ»

 

Чтобы стать самостоятельно практикующим врачом в СССР, нужно было отучиться 6 лет в профильном вузе, плюс год-два в интернатуре или ординатуре (в зависимости от специализации), там основное время занимала стажировка.

Похожая, двухступенчатая, система сохранялась до последнего времени и в новой России, пока интернатуру не отменили. Чиновники посчитали, что работать терапевтом в районной поликлинике может любой выпускник мединститута, прошедший обычную преддипломную практику. Ординатуру же сохранили для тех, кто выбирал узкую специализацию — кардиолог, офтальмолог и т.п. Теперь, если несколько упростить, ординатура светит либо тем, кто пройдет тестирование и наберет нужное количество баллов (по мнению экспертов, отбор сумеют пройти меньше половины выпускников), либо отработает три года участковым врачом.

 

NB!

 

А как у них?

 

В США будущие врачи идут на четыре года в колледж с медицинским уклоном, потом — на четыре года в медицинскую школу, после чего от 3 до 5 лет учатся в резидентуре, затем от года до пяти получают специализацию. И только через 12–18 лет учебы могут начать самостоятельную практику.

В Англии до поступления в институт нужно прослушать двухгодичный курс по естественнонаучным предметам в колледже, потом в течение пяти или шести лет слушать общий медицинский курс в высшем учебном заведении, затем пройти два года интернатуры. Итого — 10 лет.

В Германии врачебные сертификаты выдаются через 8 лет после начала получения медицинского образования.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий