Мы остались постмодернистами

4Июл, 2017

Мы остались постмодернистами

Сергей Шнуров рассказал «НВ» о своей новой книге

 

В последнее время имя лидера группы «Ленинград», что называется, на слуху. Он то шокирует общественность скандальными песнями и клипами, то вызывает ажиотаж выставкой неожиданных картин (о ней в одном из недавних номеров сообщал «МН»), то будоражит публику литературными шедеврами. На днях, например, он представил свою новую книгу «Невероятная и правдивая история» группы «Ленинград». На ее презентации оказался и корреспондент «НВ», которому удалось задать главному бунтарю отечественной эстрады несколько вопросов.

 

— Сергей, ваша вторая книга представляет собой практически продолжение первой, вышедшей десять лет назад. Что толкнуло вас ее написать?

— Есть два варианта ответа на этот вопрос. Первый (не сказал бы, что правдивый): возникла такая творческая задача, исполнять которую взялась моя жена, она любительница подобного рода литературы. Другая причина: нам позвонили из издательства и сказали, что права на первую закончились.

— И чем отличается новинка?

— Мы вычеркнули пару идиотских фраз, добавили много иллюстраций.

— Какие изменения произошли в вашем «Ленинграде» за 10 лет?

— Десять лет назад группа не давала пресс-конференций, а теперь дает. Кроме того, серьезно повлияло на группу и то, что люди стали лучше одеваться, да и в целом страна изменилась. На углу у Фонтанки уже не собираются стайки алкашей, не обсуждают геополитику… Этот вид вымер, и мы переключили свое внимание на другие социальные агломерации. Метод наш, тем не менее, не изменился. Как были бытовыми постмодернистами, так ими и остались.

— Как отметили выход второго издания?

— О, получилось круто! Один из героев этой книжки женился, мы праздновали свадьбу в пригороде Санкт-Петербурга, и аккурат в этот момент из типографии пришла книжка. Всё сошлось, короче!

— Будь у вас возможность спеть с кем-то из «звезд», на ком бы вы сделали свой выбор?

— Ой, я не сильный певец, не хотел бы портить дуэтом чью-то биографию.

— Что такое, по-вашему, мат для русского языка?

— Я бы не проводил границы между русским языком и матом. Мат — неукоренившаяся структура, и вся табуированность — она во времени находится.

— А как бы вы определили некую грань между вкусным матом и недозволенностью его использования?

— Мне кажется, на этот счет не может быть никаких инструкций. Есть уместность, чувство вкуса. Если человек обаятельный, он просто умеет говорить…

— Ваша жена владеет рестораном в Санкт-Петербурге, а дома она что-то вам готовит?

— Мы живем такой интенсивной жизнью, что дома кушаем редко и мало. Разве что рыбный суп. Его я очень люблю, особенно с похмелюги.

— Как общаетесь с детьми?

— За жизнью детей приходится следить, и я слежу.

— А как с наставлениями?

— Я с ними беседую. Я же не человек, пишущий инструкции.

 

Герман НАПОЛЬСКИЙ

 

NB!

 

Кстати, Сергей Шнуров не представляет своей жизни без жены. Недавно, например, в своем Инстаграмме он так выразил свои чувства к Матильде: «Я вот без женщины не могу. Смысл у меня без нее пропадает. Как будто жиже становлюсь я без нее. Растекаюсь и делами, и мыслями, и довольно слабой струей журчу без задора. А с ней как-то оформляется все, приобретает ясность, можно даже сказать, осмысленность. Мощь. Направление. С кем? С ней! Для чего? Для нее!».

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий