Кижский туман рассеивается

15Мар, 2016

Кижский туман рассеивается

Новый директор музея-заповедника «Кижи» Елена Богданова настроена изменить к лучшему погоду в доме — для этого у экс-министра культуры Карелии достаточно и опыта, и характера.

 

Цена «эксперимента»

 

За пять лет в министрах Елена Богданова стала одной из авторитетных фигур в правительстве республики и среди коллег в российских регионах. Со своей командой успела воплотить или поддержать немало полезных культурных проектов в карельских районах. Именно ей Минкультуры России доверило возглавить оставшийся без руководителя музей-заповедник «Кижи», уникальные памятники которого, деревянные храмы на острове Кижи, четверть века назад пополнили список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Подписав в октябре минувшего года приказ о новом назначении, высокое ведомство подвело черту под своим «экспериментом», который два с половиной года назад бдительная общественность республики приняла в штыки. В пикетах протеста, несмотря на крепкий январский мороз, стояли известные деятели культуры, сотрудники музеев, академик архитектуры, преподаватели, студенты, жители островов Кижского ожерелья — потомки безвестных авторов шедевров деревянного зодчества начала XIII века. (Напомню читателям, что восьмигранный сруб самого знаменитого из кижских памятников, церкви Преображения Господня, исполнен в традициях русского плотницкого ремесла без единого гвоздя).

Несмотря на дружные протестные акции, на открытые письма президенту России, патриарху Московскому и всея Руси, в российский МИД и даже в ЮНЕСКО, два с половиной года назад министр культуры РФ назначил директором музея отставного главу Карелии Андрея Нелидова, ничем замечательным себя не проявившего и на всех своих прежних руководящих постах. Почему, спрашивается?

В начале февраля 2013 года на встрече с коллективом музея в Петрозаводске заместитель министра культуры России Андрей Бусыгин объяснил, почему. Оказывается, назначение Нелидова — своеобразный «эксперимент» министерства культуры, поскольку «ещё ни один музей в России не возглавлял чиновник такого уровня». Вызвало недоумение и то, почему так бесцеремонно, по звонку из столицы уволена директор музея-заповедника Эльвира Аверьянова, успешно справлявшаяся со своими обязанностями.

 

Скандал, пожар, арест

 

Затеянный «эксперимент» провалился с треском. С сентября прошлого года экс-директор музея находится под следствием по подозрению в получении крупной взятки. А его первый советник, бывший депутат Законодательного собрания Карелии Иван Романов стал фигурантом уголовного дела по другой статье. Эти драмы личностей, вознесенных неизвестными покровителями в ранг ценных кадров «с политическим весом», череда громких скандалов, сопутствующих их деятельности заставили высокие ведомства не на шутку обеспокоиться за судьбу памятника мирового значения. И за собственную репутацию, видимо, тоже. Тем более что за время своего правления Андрей Нелидов надежды покровителей не оправдал: хозяйство храмового ансамбля «Кижский погост» не поправил, и заповедный остров в доходный туристический рай не превратил. Зато собственный комфорт и доход вполне обеспечил. С кадрами на свой вкус поработал. Вынудил уволиться лучших специалистов.

В итоге вместо отлаженной работы коллектива музея последовали бесконечные реорганизации, интриги, череда скандалов.

В июле 2014-го «достававшая» директора общественность обнародовала информацию о строительстве в причальной зоне заповедника новых торговых павильонов. Что без согласования с ЮНЕСКО категорически запрещено.

Инвестором самовольного строительства стал близкий бизнесмену Романову (штатному советнику директора музея) ликеро-водочный завод, получивший вскоре право строить во входной зоне. Над островом навис алкогольный туман. Руководство музея в эйфории от добытых инвестиций закрыло глаза на то, что продавать спиртное в российских заповедниках недопустимо. Окурки, брошенные хмельными гостями, могли обернуться пожаром. И деревянным храмам в лучшем случае не поздоровилось бы.

Вторым скандалом вскоре стала новость о финансовых нарушениях в 17 миллионов рублей, выявленных Росфиннадзором по Карелии. Инициировала проверку все та же общественность.

Ну, а третий скандал поверг местных жителей в шок. Весной того же 2014-го года пожар всё-таки вспыхнул. Всего в 200 метрах от храмов, на пришвартованном к берегу гостиничном дебаркадере. В огне погиб инженер, командированный для работы в музее. Если бы тогда поднялся ветер, что на острове не редкость, и горящие головешки долетели до храмов, то огонь уничтожил бы и их.

За годы до пришествия в музей Нелидова с советниками сложилась спаянная команда реставраторов. В неё входили Плотницкий центр музея, петербургская фирма «Алекон», архитектурно-реставрационный центр «Заонежье». Все они работали в Кижах подолгу. Именно этой команде и её предшественникам, другим специалистам заповедника было что предъявить миру. Тот же уникальный Плотницкий центр для подготовки квалифицированных плотников-реставраторов. Ещё раньше, 1990 году, «Кижский погост» с его памятниками вошел в список Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

В 2000-м году музей из республиканского подчинения перешел под руководство Министерства культуры России, в федеральную собственность. В карельском бюджете на содержание музея денег катастрофически не хватало. Высокое ведомство, можно сказать, бросило заповеднику спасательный круг. Спустя тринадцать лет это же ведомство оказало одному из лучших музеев России медвежью услугу, назначив на пост директора человека, мягко говоря, некомпетентного в музейном деле.

 

Дерево ждать не может…

 

В декабре 2015-го на заседании Общественного совета по управлению объектом всемирного наследия «Кижский погост» авторитетные специалисты заявили, что реставрация Преображенской церкви фактически остановлена. Как уточнил Виталий Скопин — руководитель архитектурно-реставрационного центра «Заонежье», который последние пять лет проводил разборку и сборку сруба Преображенской церкви: «с весны 2014 года не отреставрировано ни одно бревно». По его мнению, оптимистичность резолюции ЮНЕСКО, побывавшей на острове минувшей осенью, — аванс. На самом деле эксперты обеспокоены приостановкой реставрационных работ. Воистину: дерево ждать не может!

Уцелели кижские храмы, не распался костяк коллектива музея, не благодаря опальному теперь назначенцу, а вопреки. Время от времени кто-то «забывает», что «Кижи» и другие подобные заповедники принадлежат России, русской и мировой культуре. А чиновникам любых рангов переданы лишь в доверительное управление. То есть, деятельность высоких ведомств подотчетна и общественности.

…На встречу с Еленой Богдановой в одно из почтенных старинных административных зданий, окружающих площадь имени Кирова, главную в Петрозаводске, пришла чуть раньше назначенного часа. Было время полюбоваться экспозицией, побывавшей недавно в петербургском Эрмитаже в связи с пятидесятилетием музея «Кижи».

Мои вопросы сводились к главной теме: как рассеять мутный туман, скопившийся над музеем за два с половиной года. Елена Викторовна заметила, что в принципе ответы можно найти, в проекте новой Концепции развития музея-заповедника «Кижи» на 2017–2027 годы. Главный архитектор проекта Владимир Рахманов с коллегами подготовил план завершения к 2020 году реставрационных работ на Преображенском храме. На что в этом году предусмотрено более 50 миллионов рублей из федеральной казны.

В архитектурной коллекции заповедника не только знаменитые Преображенский и Покровский храмы. Вместе с ними — 82 памятника деревянного зодчества XIII века, 68 из них находятся на самом острове Кижи, остальные — в его окрестностях и в Петрозаводске.

Из трёх направлений дальнейшей жизни «Кижского погоста» (сохранность его как памятника деревянного зодчества, как культового учреждения, как туристического объекта) Елена Богданова без колебаний считает главным первое: «беречь здоровье» знаменитых на весь мир шедевров деревянного зодчества — трехсотлетних храмов и окружающий их девственный природный ландшафт. Однако отметила, что музей должен трудиться и в согласии с представителями Православной церкви, как это всегда и было. Одним из стабильных источников дохода музея остается туризм. Хотя главный кормилец, конечно же, — федеральный бюджет.

По новой Концепции параллельно с созданной уже уникальной базой по реставрации будет активно развиваться центр мониторинга и консервации со своей лабораторией. Руководит им специалист высокого класса Александр Любимцев.

К концу года проект Концепции должен быть отправлен на утверждение в министерство культуры России, согласован с ЮНЕСКО, представлен в администрацию президента России. Члены Общественного совета при музее уже одобрили проект.

Елена Богданова подчеркивала, что будет опираться на мнение профессионалов, доказавших свою состоятельность. На умельцев из Плотницкого центра, таких, как Андрей Ковальчук. (Музей, заверила директор, постарается, чтобы имена талантливых заонежских плотников знали во всем мире). На опытных реставраторов, которые известны каждому жителю острова Кижи и округи. На таких энтузиастов, как Татьяна Павлова, она неустанно заботится о сохранении подлинности природных ландшафтов острова. Словом, директор настроена на продолжение сотрудничества с людьми, труд и вклад которых в жизнь заповедника бесспорен.

Красивое путешествие до острова на «Комете» по Онежскому озеру далеко не каждая семья может себе позволить. А других вариантов пока нет.

Транспортная недоступность основной экспозиции музея, неразвитость инженерных сетей, инфраструктуры (отсутствие приспособленных помещений для хранения предметов и экспозиций, для размещения сотрудников на острове) — в проекте Концепции отражены и эти проблемы.

 

Когда Кижи станут ближе?

 

На острове Кижи мечтают побывать многие. Если в СССР можно было с комфортом и недорого добираться туда на быстроходных «кометах», то с начала рыночных отношений в стране водные круизы в Кижи стали по карману в основном иностранным туристам. Теперь же, после введения санкций, заморских гостей в Кижах заметно убавилось. Но и соотечественники не заполнили брешь в доходах музея от туризма. Судите сами. Летом билет на «Комету» (туда и обратно) стоит 2500 рублей с человека. Зимой за билет на катер на воздушной подушке требуется выложить по 3000 рублей с пассажира. Для доступного по ценам автобусного маршрута нужна автодорога. Её пока нет.

Однако Елена Богданова не станет ждать у моря погоды.

Как сказал академик архитектуры, член Координационного совета по управлению объектом Всемирного наследия «Кижский погост» Вячеслав Орфинский — в недавнем прошлом один из непримиримых оппонентов нелидовского руководства музея: «Готовность решать проблемы — половина успеха».

 

Валентина АКУЛЕНКО

обозреватель «НВ»

Республика Карелия

Фото Олега СЕМЕНЕНКО и из архива заповедника

 

kizhskij-tuman-rasseivaetsya

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Один комментарий

  1. Владимир Лененко

    Считаю очень важной эту подробную публикацию в общероссийской газете, поскольку вне Карелии, где эта ситуация очень болезненна, о положении дел в Кижах и происходивших там скандалах знают только в общих чертах. Одновременно она поможет предотвратить повторение Минкультом России подобных “экспериментов”.

Оставить комментарий