Катынь: в поисках истины (4)

9Фев, 2016

Катынь: в поисках истины (4)

В 2016 году, если верить версиям, изложенным в публикуемом «НВ» материале, Катынской трагедии, как принято называть расстрел польских офицеров под Смоленском, исполнится 75 лет (по другим данным, эта горькая дата отмечалась в 2015-м).

Тем не менее, остается много противоречивых моментов и нестыковок, которые рождают вполне обоснованные вопросы, ответов на которые — четких и однозначных — до сих пор нет. Поэтому появляются новые версии. Доказательство тому — исследование нашего нового собственного корреспондента, приступившего к работе в Смоленске.

 

6. Свидетельство бывшего курсанта

 

Стремительное наступление немецких войск летом 1941 года породило панику не только среди наших войск, но и среди партийно-советской бюрократии, которая, бросив все свои бумаги, спешила эвакуироваться. Тогда в Смоленске были попросту забыты библиотечные и архивные фонды, музейные реликвии и даже областной партийный архив. Есть свидетельства и того, что про пленных поляков тоже забыли. Красная Армия быстро отступала, и было не до польских военнопленных.

Из письма в Главную военную прокуратуру РФ полковника в отставке Ильи Ивановича Кривого, 26 октября 2004 года:

«В 1939 году я был отозван из Киевского индустриального института райвоенкоматом и направлен на учёбу в Смоленск в формируемое там Смоленское стрелково-пулеметное училище. Это училище формировалось на базе танковой бригады, которая убыла на западную границу СССР. Военный городок танковой бригады находился на западной окраине города Смоленска у Шкляной Горы на Мопровской улице.

Первый раз я увидел польских военнопленных в начале лета 1940 года, затем и в 1941 году я несколько раз лично видел пленных поляков на земляных работах по ремонту Витебского шоссе. Последний раз я их видел буквально накануне Великой Отечественной войны 15–16 июня 1941 года, во время перевозки польских военнопленных на автомашинах по Витебскому шоссе из Смоленска в направлении Гнездово.

Эвакуация училища началась 4–5 июля 1941 года. Перед погрузкой в эшелон командир нашей учебной роты капитан Сафонов пошел в кабинет военного коменданта станции Смоленск. Придя оттуда уже в темноте, капитан Сафонов рассказал курсантам нашей роты (и мне в том числе), что в кабинете военного коменданта станции он (Сафонов) лично видел человека в форме лейтенанта госбезопасности, который выпрашивал у коменданта эшелон для эвакуации пленных поляков из лагеря, но вагонов комендант ему не дал.

Об отказе коменданта в предоставлении вагонов для эвакуации поляков Сафонов рассказал нам, очевидно, для того, чтобы еще раз подчеркнуть, какая критическая обстановка сложилась в городе. Кроме меня, при этом рассказе присутствовали также командир взвода Чибисов, помкомвзвода Катеринич, командир моего отделения Дементьев, командир соседнего отделения Федорович Василий Стахович (бывший учитель из села Студена), курсант Власенко, курсант Дядюн Иван, и еще три-четыре курсанта.

Позднее в разговорах между собой курсанты говорили, что на месте коменданта они поступили бы точно также, и тоже эвакуировали бы в первую очередь своих соотечественников, а не польских пленных.

Поэтому я утверждаю, что польские военнопленные офицеры 22 июня 1941 года были еще живы, вопреки утверждению Главной военной прокуратуры РФ, что все они якобы были расстреляны в Катынском лесу сотрудниками НКВД СССР в апреле — мае 1940 года».

Почему это свидетельство бывшего военного не принимается во внимание? Нет ответа на этот вопрос.

 

Дмитрий ТИХОНОВ

 

(Продолжение следует)

 

katyn4

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий