Как уберечь журналиста

8Июл, 2014

Почему нам срочно необходимы поправки в Закон о СМИ.

 

Оператор Первого канала Анатолий Клян стал шестым журналистом, убитым в ходе украинских событий последних месяцев. Международные журналистские и правозащитные организации призвали украинские власти к расследованию этих страшных преступлений и выразили солидарность с работниками СМИ, освещающими конфликт, и не допускать насилия в отношении журналистов. Увы, все понимают, что никакой гарантии в том, что это будет выполнено, нет.

 

Конфликт в Украине разительно отличается от многих других противостояний прежде всего той ролью, какой ее участники наделили СМИ, и степенью насилия по отношению к журналистам с самого начала развития событий. В первые же дни еще мирных тогда протестов в Киеве более 150 журналистов и блогеров подверглись избиениям и нападениям в центре Киева со стороны спецназа. Больше всего пострадали украинские журналисты.

«Информационная война», стремительно — и для многих неожиданно — набравшая обороты не только в России и Украине, но и в крупнейших мировых СМИ, довольно долго не встречала достойного сопротивления со стороны профессионального сообщества всех стран, и успела внедрить в обывательские головы агрессивные стереотипы, противоречащие здравому смыслу. Но самое гнусное — она закрепила за журналистами звание солдат этой войны. По крайней мере, в Украине и России.

Фонд защиты гласности собрал информацию о нарушении прав российских журналистов на территории Украины за последние полгода — это более полутораста эпизодов. Украинские коллеги готовят данные о нарушении прав украинских журналистов в РФ — их меньше, судя по всему, но многие сюжеты совпадают — задержание из-за отсутствия аккредитации, обвинения в шпионаже и депортация…Самые разные самоорганизованные вооруженные группы на Востоке Украины, захватив поселок, первым делом отключали вещание «вражеского» ТВ и включали «дружественное» вещание, меняли состав редакций местных газет, а тех, кто приезжал издалека освещать события, также разделяли на «своих» и «чужих», многие военные корреспонденты с колоссальным опытом освещения войн в самых разных «горячих точках» мира с изумлением писали об этом…

Говорят, что в таком отношении виноваты сами журналисты, слишком тенденциозно освещающие события и солидаризирующиеся в прямом эфире с одной из сторон. Но главное все же не это. Главное — журналистов перестали воспринимать как естественных и необходимых свидетелей происходящего. Тех, кто имеет право быть везде — с аккредитацией или без — и выполнять необходимую роль: рассказывать и показывать то, что видел. Его слова и кадры могут отредактировать или просто переврать, интерпретировать как угодно — но его труд бесценен и поэтому должен быть защищен от беды. Это дело государства. Дело руководителей СМИ — в первую очередь.

Чувство особой тревоги возникает, когда смотришь эфиры некоторых наших каналов из зоны противостояния, в которых юные репортеры, оказавшиеся там явно случайно, пытаются рассказать о событиях неловким языком, хотя и с энтузиазмом. Никто из них, как выясняется, не проходил никакой подготовки, и страховки нет ни у кого, впрочем, как и корреспондентов многих СМИ…

Последние трагические события убеждают в том, что все мы — профессиональное сообщество, граждане, политики, читатели — чрезвычайно мало сделали для защиты журналистов, работающих в зоне риска. Много лет мы говорили с военными корреспондентами разных газет и ТВ о необходимости организации специальных курсов подготовки к опасным командировкам, о необходимости психологического тренинга, о средствах защиты. Сегодня совершенно ясно, что необходимо принять необходимые меры на государственном уровне.

Именно поэтому Союз журналистов России и обратился к законодателям с предложением внести срочные поправки к Закону о СМИ. Они обязывают работодателей обеспечить каждому (будь то штатному, будь то внештатному) журналисту, направляемому в зону конфликта, необходимую страховку, а также тренинг по безопасности, практический и психологический, средства безопасности, транспортировку тела в случае гибели, генетическую экспертизу, а также реабилитацию по возвращении из командировки и ему, и его семье. То есть то, что включено в трудовые контракты работников крупнейших мировых СМИ. Наше требование также — ответственность работодателя за невыполнение этих условий.

Совет по правам человека при президенте РФ уже поддержал эти предложения, и они направлены законодателям. Мы очень надеемся, что они будет приняты в ближайшее время.

В галерее памяти СЖР появились четыре новых портрета. Они не будут забыты, как убитые возле Останкино и Белого Дома в октябре 1993-го, как погибшие в Чечне и Нальчике, Дагестане, Москве, Элисте и других городах. Но надо сделать все возможное для того, чтобы трагедии все же не повторялись. И чтобы богатейшая в стране государственная телекомпания не объявляла сбор средств в помощь семье погибшего тележурналиста в Интернете. Зрители, конечно, средства соберут. Но было бы честнее — и много патриотичнее — если бы менеджеры компании или те политики, которые на его похоронах клялись отомстить врагам России за его гибель, передали бы семье хотя бы по одной своей месячной зарплате.

 

Надежда АЖГИХИНА

секретарь Союза журналистов РФ

 

Как убивали других наших коллег — nv.antikontrafakt.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий