И не друг, и не враг… а как?

26Июл, 2016

И не друг, и не враг… а как?

Почему отношения с Турцией в последние месяцы претерпели столь неожиданные пертурбации.

 

Как известно, уже в первой декаде августа Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган, объявивший чрезвычайное положение в своей стране, встретятся в России. Точная дата встречи и город, где она состоится, на момент подписания номера еще уточнялись, но даже сейчас ясно, что встреча лидеров двух стран станет исторической во всех смыслах.

 

Вспомним вкратце, как мы шли к этому «эпохальному» событию.

Семь месяцев Турция не только категорически отвергала требования России об извинениях за то, что сбила наш военный самолет, и о компенсации за него, но прямо называла себя пострадавшей стороной. Обещая и впредь отвечать на «любые посягательства». И вдруг — резкий разворот у них, ответный стремительный — у нас…

В послании президента Турции, отправленном президенту России, мелькнуло-таки и требуемое «извините», и про тяжесть ущерба. И потому было тут же принято.

А ведь никто не верил, что это вообще когда-нибудь произойдет. Как сказал один бывший цэрэушник (если они бывают, бывшие цэрэушники), а ныне ученый муж Пол Пиллар: «Москва ожидает от Турции слишком многого». Мол, нечего русским на это надеяться и уже пора бы заткнуться, не стоит больше напоминать о сбитом самолете.

Но это случилось. Эрдогану пришлось через себя переступить. Так сложилось, что его вынудило к тому множество причин: резко осложнились отношения с ключевыми партнерами на Западе, войны у соседей, накалилась ситуация внутри страны (постоянные теракты, обострение курдского вопроса и даже попытка госпереворота, случившаяся уже после отправки письма), слишком дорогой оказалась цена — дорогой в самом прямом смысле слова — за удовольствие потоптаться на России…

Запрет на ввоз продуктов из Турции поставил многих фермеров на грань банкротства. Если учесть, что за январь — октябрь прошлого года (самолет был сбит в ноябре) турки продали нам продуктов на 1 миллиард долларов, можно прикинуть, сколько они уже потеряли за январь — июнь нынешнего.

На тряпках, то есть текстиле, турки делали еще больше миллиарда долларов. И хоть запрет на их ввоз был негласный, но действенный.

А еще состоялось изгнание из России строительных компаний, принадлежащих турецкоподданным, — их совокупный оборот достигал 50 миллиардов рублей в год. Всего же, по словам главы Ассоциации турецких строителей Митхата Енигана, с 1998 года они реализовали в нашей стране более 2-х тысяч проектов на 62 миллиарда долларов. (Оказывается, своих строителей у нас нет! Это турки реконструировали здание Госдумы — вот вам и депутаты-патриоты! Строили для «Газпрома» в Питере тот самый скандальный «Лахта-центр»…).

И наконец, был перекрыт российский турпоток в Турцию. Это был удар под дых! Уже в начале года 1300 тамошних отелей выставили на продажу — они оказались пусты. Анталия, например, потеряла сразу 90 процентов русских туристов. Все последние годы число россиян, приезжавших на отдых (и привозивших деньги!), постоянно росло: 2013 год — 3,1 миллиона человек, 2014 год — 3,3 миллиона человек, которые потратили на отдых 65 миллиардов рублей, 2015 год — 3,5 миллиона.

Ну, там и по мелочи: резкое ограничение автоперевозок, отказ туркам в безвизовом въезде в Россию по общегражданским паспортам, действовавший с 2011 года, запрет принимать на работу турок, отмена чартерных полетов, разрыв сотрудничества в сфере образования, ограничение поставок газа частным турецким импортерам, угроза закрытия проекта по строительству газопровода «Турецкий поток»…

В общем, за «предательские удары в спину», за «подлое военное преступление» пришлось туркам заплатить сполна. Но. Но необходимо отметить одну немаловажную деталь: санкции против Турции были хорошо продуманными (или осторожными?). Ввели запрет, например, на ввоз овощей и фруктов, но не внесли в этот список лимоны — из каждого десятка съеденных нами лимонов 9 привезены из Турции. Строителей выставили, но не всех — самые крупные турецкие фирмы попали в особый список, им разрешили продолжать свой бизнес в России…

Тяжелая экономическая ситуация в стране не позволила правительству Дмитрия Медведева помахать шашкой… Тем более, что был велик риск напороться на отпор, и он последовал.

В ответ на скандальные разоблачения членов семьи Эрдогана в скупке и перепродаже нефти, которую крадет у Сирии «ИГ», президент заявил, что нефть покупают у «ИГ» граждане России. Анкара начала демонстративно дружить против Москвы с Киевом, пообещала помощь Баку в освобождении территории, «оккупированной» Арменией. Турецкая госкомпания Botas подала в международный арбитраж иск к «Газпрому» почти на миллиард долларов и начала сокращать закупки газа. Напомнили турки и о том, откуда российские автоконцерны получают ключевые компоненты и узлы. И про антидемпинговые пошлины для российских металлургов.

Тем не менее последствия для экономики России от турецких контрсанкций оказались не такими уж болезненными и намного более дешевыми. И даже — полезными! Они заставили, наконец, от слов об импортозамещении переходить к делу.

В общем, с резким разворотом Эрдогана и его письмом все понятно. Деваться было некуда. Но что заставило Кремль так стремительно на него откликнуться? Почему произнесенное Эрдоганом сквозь зубы «извините» было немедленно принято?

Если уж на то пошло, в Кремле вообще не должны были читать чужое письмо, а переслать его адресату! Потому что фактически оно было адресовано семье погибшего летчика Олега Пешкова — у них турецкий президент — в очень скупых, надо отметить, выражениях — просит прощения. «Я хочу еще раз выразить свое сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота и говорю: извините», — написано в нем.

Но разве наш пилот занимался в Сирии частным извозом? Или работал наемником? Турция сбила военный самолет России, ничем ей не угрожавший, над территорией другого государства. И принести извинения — настоящие извинения! — турецкий президент должен был всему Государству Российскому, всему народу в лице президента и Главнокомандующего. Вот тогда это были бы извинения. Вот тогда их можно было бы и принять…

Для сравнения. Вот как несколько лет назад извинялся премьер-министр Израиля за гибель граждан Турции: «Извиняемся перед турецким народом за каждую ошибку, которая привела к жертвам».

Кстати, наша страна настаивала еще и на компенсации за сбитый самолет. Стоимость его — примерно полтора миллиарда рублей. Однако в письме турецкого Султана (так кличут Эрдогана в Турции его соотечественники) предложена лишь помощь семье погибшего летчика. Которую семья сразу отвергла. Правда, премьер-министр Биналы Йылдырым о выплате за самолет сказал в своем устном заявлении, но очень быстро его дезавуировал.

Получается, что ни одно из двух наших требований толком не исполнено? И зачем тогда было так поспешно принимать те извинения?

 

Ольга КИТОВА

политический обозреватель «НВ»

 

NB!

 

Подавляющее большинство россиян, как показал опрос ВЦИОМ, одобрило санкции против Турции, 54 процента посчитали их оптимальными и только 8 процентов — избыточными. И большинству — 60 процентам — не понравилась такая спешка с новым сближением. По данным ФОМа, 39 процентов респондентов назвали разрешение на продажу турпутевок ошибочным, 41 процент посчитал неправильным отмену эмбарго на импорт продовольствия.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий