Гвардии фотокор

24Апр, 2012

Гвардии фотокор

У кавалера двух боевых орденов Славы есть порох в пороховницах

Виктора Васильевича Трошева в Петрозаводске узнают на улице многие. И человек известный, хотя и очень скромный, и внешность у него характерная: стройный, по-юношески худощавый. Почти всегда хитровато улыбается, передвигается по городу — с репортерским кофром на боку. Но многие даже из его знакомых удивились бы, узнав, что известному фотокору в декабре стукнет 88…

Виктор Трошев ушел на фронт в восемнадцать. Вернулся в 45-м с двумя орденами Славы. Эта высшая солдатская боевая награда вручалась на фронте только за исключительное личное мужество.

Он ясно помнит воскресенье 22 июня 1941 года:

-Погода в Петрозаводске была на редкость теплая и солнечная. В тот день проходил массовый кросс, участники бежали по Советскому мосту, Вытегорскому шоссе, проспекту Урицкого, улице Калинина на стадион «Спартак», — вспоминает Виктор Васильевич. — Только что прошли выпускные балы в школах, счастливые выпускники строили планы. В детских лагерях отдыха уже заливались пионерские горны. Поезда мчали отдыхающих к югу. И вдруг, как гром среди ясного неба, по радио прозвучало: «Война». Не верилось, не хотелось верить …

Началась эвакуация. Жители покидали родной город с надеждой скоро вернуться. В числе эвакуированных были и Трошевы.

В августе 1942–го его призвали на фронт. Боевой путь начал в 56-й гвардейской дивизии на Дону. И прошел от станицы Вешенской до освобожденной от фашистов Вены .

-Первую половину войны я числился пулеметчиком, вторую – минометчиком, — вспоминает Виктор Васильевич. -Ох, и наносился же тяжестей. В «Максиме», между прочим, 74 килограмма весу. После первого ранения при штурме Днепрогэса, из пулеметчиков перешел в минометчики: видел, что минометы не носят, а возят. Так нет же, до самого конца войны пришлось на своем горбу и минометную трубу таскать, что не легче пулемета.

-Хорошим солдатом у нас считался тот, кого сразу не убили,

-продолжает Трошев. — Два с половиной года воевал. За это время повидал и смерть, и кровь, и как танки через наши траншеи ползли. На Северном Донце, на плацдарме у Лисичанска все поля окрест убитыми и незахороненными были усеяны …

Как-то он обмолвился, что война, несмотря на все её ужасы, не оставила в его жизни большого следа. Может быть, потому что был слишком молод: вернувшемуся с фронта сержанту Трошеву минуло всего-навсего двадцать лет. А, может быть, потому, что все лучшее связывал с будущим.

С работой повезло сразу. Как раз в то время в Петрозаводске открылась детская газета «Юный ленинец». Туда и взяли с испытательным сроком. Купил фотоаппарат, и начал останавливать мгновения. Способного фотокора пригласили в штат республиканской молодежной газеты. О работе в «молодежке» вспоминает как о самой интересной поре в жизни: -Когда-то в Карелии был большой траловый флот, — рассказывает Трошев. -Однажды я сел на корабль, и только через три с половиной месяца вернулся в редакцию. Пересаживали меня с борта на борт. Утром капитан судна передавал по рации: «На корабле 32 человека, корреспондент и собака». В богатом трошевском архиве запечатлены и побывавшие или жившие в Карелии исторические фигуры: Хрущев, Андропов, Косыгин, и «главный, мудрый карел Иван Ильич Сенькин» …С Юрием Андроповым, когда тот руководил КГБ СССР, ездил по республике, чтобы сделать для него фотоальбом. Трошев никогда не стремился взойти по карьерной лестнице, да и к почестям был равнодушен. Хотел оставаться свободным для творчества. Это ему удавалось всюду, где трудился: в молодежном «Комсомольце», в финно-язычной республиканской газете «Карьялан Саномат» и в карельской газете «Ома Муа». Оставался штатным сотрудником редакции  до 76 лет. При этом всегда готов был выручить хорошим снимком и коллег из других конкурирующих изданий. Несколько лет назад журналистское сообщество единодушно отметило Виктора Трошева престижной премией Союза журналистов Карелии «За мастерство и достоинство». Теперь все его мысли о семье, о восьми внуках. И, как всегда, Василич шутит, хитровато прищурившись: «Хочешь, похвастаюсь? В эту зиму с внучкой Лизой мы гоняли на лыжах по Онежскому озеру! Красотища такая, аж дыхание перехватывало!». Ну, что тут скажешь…

 

Валентина АКУЛЕНКО

ОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА В. ТРОШЕВА

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий