Фейсбучные истины

10Окт, 2017

Фейсбучные истины

В гостях у полюбившейся читателям рубрики — вновь Николай Андреев (на снимке), журналист и писатель, получивший известность прежде всего своими книгами-исследованиями о жизни Владимира Высоцкого, Михаила Горбачева и Андрея Сахарова. После того, как с недавних пор обосновался в своем поместье под Калугой, неизменно называет себя помещиком, ведет натуральное хозяйство, а в свободное время пишет книги.

 

Одна, но пламенная страсть

 

Рассказали мне про Лизу, воспитательницу нашего детского сада. Я её не знаю. Не знаю даже, как выглядит.

Есть в Лизе дар — любит детей, дети её обожают. Родители рады, что их дети попадают к Лизе. Но у Лизы нет педагогического образования. Да вообще никакого образования — только средняя школа. Потому районный комитет образования время от времени пытается Лизу уволить. А в этом сентябре уже окончательно — подписан приказ. Ну, родители возмутились: если человек на своём месте, то почему его надо увольнять? В общем, договорились так: Лиза будет заниматься на специальных курсах при пединституте, что ли. Курсы платные — 20 тысяч. Родители скинулись, чтобы у Лизы появился хоть какой-то документ о педагогическом образовании.

 

Встреча со звездой

 

Так можно назвать свои впечатление от встречи со старинным знакомым на презентации.

Он стоял, опершись на трость. Ну, не совсем трость — трость, совмещённая с зонтиком. Но всё равно это смотрелось классно: джентльмен опирается на трость. И одет, как породистый денди: бархатный пиджак, из верхнего кармашка которого краешек цветастого платочка, рубашка из голландского полотна, брюки в меру узкие, умопомрачительные сверкающие туфли. Взгляд рассеянный, скучающий. Изломанная страдальческая морщинка на лбу.

Я бросился к нему — не виделись лет десять, а, может, и больше: «Валера!» Он спокойно перевёл взгляд на меня — ни капли эмоций. Протягиваю ему руку — помедлив, протягивает свою, вялую и породистую. И я сразу почувствовал: между нами пропасть. Ощутил свою ничтожность и деревенскость. Он звезда, член высшего общества, а я никто. Просто помещик. Потому о чём ему со мной говорить — не о чем. Мы не перекинулись даже дежурными фразами: «Как ты?» — «А ты как?»

А были времена, когда мы дни проводили в бесконечных разговорах. В трёх изданиях работали вместе. Сидели в одном кабинете. И часто после работы шли пить пиво — и разговоры, разговоры. В гости друг к другу ходили.

Однажды захожу в кабинет, а он стоит, уставившись в окно. Обращаюсь к нему — молчит. Я снова что-то его спрашиваю — молчание. А минут через пять оборачивается — слёзы на глазах: «Неужели ты не видишь, что у меня горе!!» У него разрушился очередной роман.

Когда от него ушла жена, он позвонил мне: «Приезжай, мне так тяжело, так тяжело!»

Вместе отдыхали в Пицунде. Какие времена были!

И вот теперь он достиг вершины, он в заоблачной дали, он звезда, а я никто — в земле вожусь. Между нами пропасть. Я смотрю на него, задравши голову. И восхищаюсь им.

Впрочем, это исключение. Больше никто из моих старинных знакомых не подчёркивает разницу между собой и мной. А среди них есть люди высокого полёта — министры, миллиардеры, влиятельные во власти люди. Но находят для меня время…

 

Ни дать ни взять, Обломов

 

Встретил вчера у магазина односельчанку Наталью. Пожаловалась на сына Сашу: не помогает.

Сашу знаю ещё, когда он в школе учился. Высокий, статный, красивый. Когда его призывали в армию, то определили: такие фактурные нужны в Кремлёвском полку. А он говорит военкому: «В бега уйду, если направите в этот полк». Кто-то ему рассказал, что в полку жуткая муштровка — взвоешь. Отправили его служить в Северобайкальск.

Безмятежный. Не пьёт. Страшно ленивый. И никто эту лень не победит, даже он сам. Живёт созерцательно. Нет охоты к труду. И не скажешь, что у него нет жалости к матери — любит он её, но вот не помогает. А осенью по хозяйству много работы. Любимое его состояние — неподвижность. Может сидеть на одном месте часа три, уставившись в одну точку. Потому, наверное, единственное любимое занятие — рыбалка. Его почти всегда можно застать на Оке.

Работает где-то в Москве охранником — две недели там, неделя отдыха здесь. Наталья говорит, что получает тысяч 30. А мог бы и сто тысяч зарабатывать. У него ведь востребованные профессии — в армии обучился на сварщика, на водолаза. Сейчас полно объявлений: приглашаем сварщиков, зарплата от 70 тысяч. Не хочет он быть сварщиком. Закончил он лесной техникум — тоже ведь профессия не плёвая, мог бы много куда устроиться — не хочет. И деньги его не интересуют.

Женился два года назад. И выбрал какую-то невзрачную девчушку. А при его статности и волевом профиле имел у женщин успех. Сын у них родился — внук Натальи, в котором она души не чает.

По сути, Саша — современный Обломов.

 

Николай АНДРЕЕВ

журналист, писатель

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий