Фантазеры из «Метро»

31Янв, 2017

Фантазеры из «Метро»

Поколение пепси рискует стать поколением Митрофанушек

 

Самый свежий рейтинг Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) поставил школьников России в области грамотности чтения на 28-е место среди 32-х стран. Почему? Попробуем разобраться вместе с доктором педагогических наук, профессором Московского государственного педагогического университета Сергеем ЗИНИНЫМ.

 

— К сожалению, — говорит мой собеседник, — современные школьники «осваивают» учебную программу зачастую лишь в кратких пересказах. Вряд ли кого-то удивлю, если среди жанровых предпочтений учащихся средних и старших классов выделю фэнтези, детективы, приключенческую и мистическую прозу, разного рода антиутопии и постапокалиптические саги. Есть, конечно, и редкие исключения в пользу серьезной литературы, но не они определяют школьную «литературную моду». Нередко в роли культурного «навигатора» выступает реакция одноклассников: «Ты че, не читал «Метро»?!».

За подтверждением тезисов уважаемого профессора я пошел «в народ», опросив с десяток знакомых учеников — от «неисправимых» гуманитариев, засыпающих и просыпающихся с книгой, до повес, чей интерес к чтению, скорее, случайность, чем потребность.

— Наша программа по литературе называется «концентрическая». Это программа Федерального государственного образовательного стандарта, — «просветила» меня ученица 11-го класса московской школы № 1560 Аня Новосельцева. — Мы должны изучить произведения от «Слова о полку Игореве» до «Матрёниного двора» Солженицына, а это очень тяжело. В школе всего три часа литературы в неделю. Многие произведения мы проходим вскользь…

— А будь ты министром образования, что бы изменила в преподавании литературы в школе?

— Ввела бы курс зарубежной литературы, — почти не задумываясь ответила Аня. — Литература же существует не только в России! Зарубежные авторы оказывают влияние на наших. К примеру, на Лермонтова большое влияние оказало творчество Байрона. Тем не менее, Байрон в школьную программу не входит! Не понимаю, почему такие литературные жанры как фантастика и фэнтези никто всерьёз не воспринимает?! Там иногда поднимаются очень глубокие философские вопросы…

Подавляющее большинство перечисленных Аней авторов — зарубежные «фантазеры», что и подчеркнул выше профессор Зинин. Современный школьник бежит от реальности?

— Я учусь в гимназии на филологическом профиле, и, конечно, мои друзья и одноклассники много читают, — рассказывает ученица 11 класса московской гимназии 1505 Мария Дуденкова. — Вкусы разные, но почти все предпочитают читать классиков, в частности, зарубежных — Моэма, Ремарка, Дж. Оруэлла… Их произведения отличаются глубоким смыслом. Современные же авторы преследуют одну цель — получить большой гонорар.

Антония Кругликова из 11-го класса школы № 2 Голицыно я спросил, что влияет на выбор его сверстников той или иной книги. Антоний скорее «технарь», но мыслит, как готовый социолог.

— Есть «книги для школы» и «книги для дома». Хотя раньше, говорят родители, такого деления не было. То есть, сменилась «модель чтения». Чем старше школьник, тем меньше у него времени на свободное чтение. Отсюда пресловутое «клиповое сознание». Ученик выборочно, как пазлы из цельной картины, выхватывает куски текста, чтобы хотя бы получить представление о произведении. А нудные монотонные повествования и вовсе раздражают.

— Сергей Александрович, наши дети учатся по единым учебникам литературы, или учитель сам выбирает удобный ему учебник? — снова обращаюсь с вопросом к Зинину.

— Единого учебника не существует, — говорит профессор. — Есть различные учебно-методические комплексы, которые в пределах, заданных образовательным стандартом, реализуют предметные установки, формирующие представления учащихся о теории и истории литературы, развивающие их читательские умения и навыки. При этом одному учителю близок учебник с усиленным «человековедческим» компонентом, другому — литературоведческим, и так далее…

— Достаточно ли времени, отведенного на уроках литературы в школе, для глубокого, а не клипового понимания произведений такого всепланетарного масштаба, как, например, «Война и мир»?

— Сколько бы часов учитель не запланировал на изучение толстовского романа, их все равно будет мало. Но «недозагрузить» старшеклассников «Войной и миром», отдав преимущество одноименному импортному телесериалу, — значит осуществить своего рода культурную диверсию. Это чтение «на вырост», и на этапе школьного обучения мы можем обратиться к наиболее «сильным» позициям текста (знаковые эпизоды, главы, детали), опираясь на общую сюжетную канву произведения. Тот же Лев Толстой говорил о принципе «заражения» человека искусством — теми мыслями и чувствами, которые испытал сам художник. Этот принцип лежит и в основе преподавания литературы. Только «заражать» нужно не просто литературой, а ее вершинными достижениями, формирующими вкус к подлинному и аллергию — на пошлое.

 

Сергей РЫКОВ

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий