Это было в Анголе

4Авг, 2015

Сорок лет назад здесь началась спровоцированная США гражданская война.

 

В то время между Анголой и СССР действовал договор о военном сотрудничестве, согласно которому советские военные моряки обеспечивали безопасность столицы воюющей республики от воздушных ударов со стороны моря. Корабли ВМФ сопровождали также крупнотоннажные транспорты с оружием и боеприпасами, направляющимися из СССР и Кубы в Анголу, Мозамбик, Гвинею-Биссау.

Вспомним же некоторые малоизвестные эпизоды этих далеких событий.

 

Как «Морской лисе» отрезали хвост

 

В ночь с 5 на 6 июня 1986 года в порту ангольского города Намиб — ближайшем пункте к ангольским провинциям, где велись основные боевые действия, были подорваны два советских сухогруза «Капитан Чирков» и «Капитан Вислобоков», а также кубинский транспорт «Гавана», доставившие более 25 тысяч тонн оружия, боеприпасов и продовольствия для ангольской армии, партизан СВАПО. Как выяснится позже, проведено это было в ходе специальной операции ВС ЮАР под кодовым названием «Сифокс» («Морская лиса»). Первыми ощутила взрыв команда сухогруза «Капитан Вислобоков» — через три пробоины по левому борту общим размером 24 квадратных метра в трюмы корабля начала поступать вода. Груз от взрыва не пострадал, возгорания боеприпасов не произошло, хотя судно стало оседать на корму. От подрыва «Капитана Вислобокова» сдетонировали электронные взрыватели трех мин, «приклеенных» ниже ватерлинии второго советского судна — «Капитан Чирков». Все ли мины взорвались, и не последуют ли новые подрывы — в ту ночь сразу сказать не мог никто.

Главный штаб ВМФ в Москве спланировал специальную операцию по спасению судов. Командующему Северным флотом, в чьей оперативной ответственности находился регион, была поставлена задача сформировать специальную группу боевых пловцов, способных осмотреть и при необходимости разминировать корабли.

В Анголу срочно перебросили и группу моряков морского спецназа Черноморского флота под командованием капитана 1 ранга Юрия Пляченко. Им была поставлена задача: не только спасти груз, обезвредив неразорвавшиеся мины, но и определить их «авторство». Прибыв в Намиб и опустившись под воду, советские боевые пловцы обнаружили две неразорвавшиеся мины, прикрепленные к днищу кораблей. Они были установлены на неизвлекаемость. Вскоре к Намибу подошли боевые корабли Северного флота. Боевые пловцы ПДСС Черноморского флота и североморцы решили осуществить срыв мины с борта транспорта «Капитан Вислобоков» контрвзрывом 40-граммовой «порции» взрывчатки. Опасность для судна была ликвидирована, но задание Москвы было поставлено под угрозу: советским боевым пловцам нужна была «живая» неразорвавшаяся конструкция. Права на ошибку со второй миной уже не было. Через тридцать шесть суток после подрыва судов шток устройства неизвлекаемости мины оброс водорослями и ракушками. И это давало маленький шанс извлечь мину без ее подрыва.

Мину закрепили прочным веревочным тросом, сорвали ее с поверхности корабля и отбуксировали на ближайший пляж для разминирования и разборки.

Специалисты выяснили, почему устройство не сработало. Диверсанты, оказывается, не сделали поправку на так называемую ангольскую зиму: в намибийской пустыне в это время года достаточно прохладно, соответственно охлаждается и океан, поэтому в механизмах взрывателей загустела смазка.

По результатам операции три человека из состава группы боевых пловцов Черноморского флота были награждены орденом «Красной Звезды», остальные — медалями «За отличие в воинской службе».

Награды получили и североморцы: ордена «Красной Звезды» офицер Максим Иванов, мичман Аксенов, медаль «За боевые заслуги» старший матрос Степаненко. Матрос Михайлов был награжден медалью Ушакова, орденом «За службу Родине в ВС СССР» капитан 3 ранга Рыжков. Об этой операции и о людях, в ней участвовавших, рассказала газета «На страже Заполярья».

Но долгое время под грифом «для служебного пользования» оставалась история двухгодичной давности, в которой участвовали североморцы.

 

Фарфоровый сапожок от немецкого капитана

 

30 июля 1984 года полковник В. Уваров направил Главному военному советнику в Анголе вот этот документ: « В 3.00–3.40 30 июля 1984 г. в результате диверсии были подорваны два судна, стоявшие на внутреннем рейде порта Луанды. Одно из судов принадлежат ГДР, другое — Анголе. На борту ангольского судна (со смешанным анголо-кубинским экипажем), прибывшего из Бразилии, находился груз продовольствия и снаряжения для ФАПЛА (Минобороны Анголы. — Ред.). На судне ГДР — груз для СВАПО (28 автомашин, продовольствие), а также промышленные товары для НРА.

В результате взрывов наиболее серьезные повреждения получило судно ГДР, на нем выведено из строя машинное отделение. По результатам предварительного расследования, проведенного министерством госбезопасности и обороны НРА, установлено, что диверсия осуществлена подрывом магнитных мин, установленных на подводной части судов. На немецком судне в результате подрыва двух мин образовались пробоины размером 3×3 и 3×3,5 м. На ангольском судне имеются также две пробоины размером 2×2 и 3,5×1,5 м.

Диверсия, скорее всего, осуществлена подводными диверсантами. Как показало предварительное расследование, в период с 22.00 29.7 до 2.00 30.7 вблизи указанных судов наблюдалась резиновая лодка с подвесным мотором с тремя неизвестными лицами на борту. Лодка пыталась приблизиться и к советскому рыболовецкому судну, находившемуся недалеко от места диверсии, но благодаря бдительности и принятым дежурной службой мерам вынуждена была уйти.

В порту Луанды в настоящее время находятся четыре советских военных корабля: БПК «Адмирал Юмашев», дизельная подводная лодка, плавмастерская (ПМ), танкер-заправщик, а также около 30 рыболовецких судов. Два советских грузовых судна: «Николай Шверник» и «И. Дубровинский», с грузом ГСМ, вооружением, боеприпасами и другим военным имуществом для СВАПО и ФАПЛА направляются в порт Намиб. Все экипажи приведены в состояние повышенной противоминной и противодиверсионной готовности. Утвержден график круглосуточного гранатометания с дежурных катеров внутри бухты и у стоящих у причалов кораблей».

Немецкий транспорт был подорван точно на входном фарватере в бухту Луанды. Затони судно сразу, и был бы перекрыт выход боевым кораблям советского ВМФ из базы в океан. Наши военные моряки не дожидаясь санкции ангольских властей, вызвали по радио из рыбного порта советский спасательный буксир «Неотразимый». На немецкий сухогруз, который еще держался на плаву, высадилась оперативная группа североморцев во главе с капитаном 2 ранга Александром Кибкало. Вместе с немецкими моряками североморцы заделали пробоины, буксир оттащил судно в сторону песчаной косы и посадил на мель. Во время буксировки прожектор высветил ниже ватерлии корабля некий чужеродный прибор прямоугольной формы, напоминающий пятилитровую банку из-под маслин. Советские моряки предположили, что это — неразорвавшаяся мина, которая могла уничтожить не только наши военные корабли и военно-морскую базу, но и часть Луанды (в трюмах сухогруза находилась взрывчатка).

Как рассказал мне участник той операции Александр Красильников, в штаб ВМФ СССР была отправлена шифровка с сообщением о ЧП и просьбой дать рекомендации по разминированию. Экипаж немецкого транспорта, кроме капитана, старшего механика и грузового помощника были эвакуированы на берег. Утром к месту события прибыл военный атташе ГДР и привез официальное разрешение своего правительства на разминирование транспорта силами советских военных моряков. Москва молчала. Александр Кибкало предложил застропить мину капроновым фалом и оторвать ее на скорости от корпуса. Операцию под водой офицер выполнил вместе со старшим водолазом оперативной бригады Владимиром Осадчим. Все прошло четко по плану, мину потом подорвали в пустынном месте на берегу. При взрыве образовалась внушительная воронка: два метра в глубину и почти пять — в диаметре.

Успешная операция по разминированию ни у советского, ни у ангольского командования должной оценки не получила, обещание советских дипломатов представить участников к наградам так и осталось обещанием. На то были видимо какие-то свои дипломатические причины. Только три года назад участники разминирования капитаны 2 ранга запаса Александр Красильников, Сергей Родин, главный старшина запаса Валентин Кормильский были награждены общественной медалью «Участнику локальных конфликтов в Анголе». Александр Кибкало в награду за ту операцию получил от капитана спасенного судна Мартина Касана маленький фарфоровый сапожок-рюмку.

 

Валерий ИВАНОВ

военный журналист

КАЛИНИНГРАД

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий