Дорогой жизни

5Апр, 2016

Дорогой жизни

В гостях у «НВ» — русская певица, исполнитель народных песен и романсов, Заслуженная артистка РФ Евгения СМОЛЬЯНИНОВА.

 

Ее песни согревают, радуют, а нередко вызывают слезы. Репертуар этой удивительной исполнительницы представляет собой самый широкий спектр — от народных «На Муромской дорожке» или «Степь да степь кругом» до таких старых и добрых, как «Эх, раз, еще раз!», от духовных «Христос воскресе!» до сочинений Александра Вертинского. О прошлой и настоящей жизни певице — наш разговор.

 

Меня поставили «на конек»

 

— Евгения Валерьевна, молодое поколение, наверное, не знает, с чего началось Ваше творчество. Расскажите, пожалуйста.

— В 1982-м году я устроилась работать педагогом-пианистом в художественный отдел в Ленинградский дворец молодежи. Параллельно училась в музыкальном училище на фортепианном отделении и певицей становиться не собиралась. Но так получилось, что начала понемногу петь (а голосом меня Бог не обделил), что-то стало получаться. Меня увидел Вячеслав Полунин и пригласил исполнить в своем спектакле поминальный стих. Тогда ведь, знаете, время было такое удивительное: можно было взять человека — и пригласить его в спектакль! После Полунина меня позвали в МДТ в спектакль «Муму».

Вообще, когда ты не знаешь, кем будешь, и возникают какие-то тени из будущего, это кажется несбыточным, интересным, манящим. Постепенно, как ослик за морковкой, шаг за шагом, я шла и шла по этому пути к поиску себя. В 1987-м году режиссер Виктор Титов пригласил принять участие в озвучивании фильма «Жизнь Клима Самгина». Он-то, по выражению фигуристов, и поставил меня «на конек»! Дал возможность почувствовать романс, научиться выражать и выплескивать эмоциональную историю каждой песни…

— Евгения, в энциклопедии о Вас сказано, что со студенческих времен Вы ездили в разного рода экспедиции, пытаясь там что-то почерпнуть для своего творчества. Но туда же, надо понимать, с теми же целями, давно ездят и Надежда Кадышева, и Надежда Бабкина…— Знаете, все ходят в одну галерею, но каждый видит там что-то свое. То же самое можно сказать и про эти экспедиции.

 

Музыку создает народ

 

— Как Вы относитесь к аранжировкам народных песен в современных обработках?

— Глинка на этот счет очень хорошо сказал: музыку создает народ, а мы ее только аранжируем. Лично я надеюсь услышать в этих обработках более профессиональный подход, чем тот, который был раньше.

— В этом смысле о чем говорит Ваш личный опыт? Всегда ли тяжело найти для подобных аранжировок что-то невиданное, неслыханное?

— Мне бы, дай Бог, свой материал обработать… Внимание, наверное, ко всему у меня есть, но не всё я замечаю, и виной тому — моя невнимательность.

— Что в последнее время особенно потрясло Вас?

— Романс «Дзинь-дзинь-дзинь»…

— Простите, что перебиваю, но, если я вас правильно понял, вы имеете в виду песню «В лунном сияньи…». Так вот на днях прочитал в Интернете мнение одного блогера: «Этот романс многие исполняли, но лучше потрясающей Евгении Смольяниновой — никто!»

— Приятно слышать… Вообще, ко мне то одна, то другая вещь приходят постоянно. Ведь Россия — очень певучая страна.

— Многие говорят, что в песнях «надо присоединяться к народу своему». Вы такое присоединение ощущаете?

— Отвечу так: для меня важен мой народ, важны его песни.

— А какую музыку вы сами любите, или слушаете в свободное время?

— Классическую. Очень нравится фортепианная музыка, поскольку я сама пианистка: Владимир Горовиц, Евгений Кисин. Люблю слушать саунд-треки к хорошим фильмам. Итальянского композитора Генри Манчини, например. Или поразительные работы к таким фильмам, как «Властелин колец», «Хроники Нарнии», «Гладиатор», «Бондиана». Это грандиозно, красиво, стильно.

— Вы как-то говорили, что кино разоряет душу, и тем не менее, снова и снова продолжали в нем сниматься…

— Да, продолжала, потому что кино дает мне очень много прекрасных знакомств. Очень многие фильмы с моим участием просто впитались в мою жизнь.

 

Я пела всегда

 

— Вы начинали свой путь как пианистка. Когда почувствовали, что надо заняться песней?

— Я пела всегда и даже когда играла — всё равно пела. И вокруг меня всегда было очень много людей, которые пели. Очень многое для меня звучало как «или так, или никак», и это тоже во многом определило мои занятия. Надо было мне пройти практически несуществующий путь.

— С годами Ваш репертуар меняется?

— С годами репертуар становится частью твоей жизни, твоей дорогой. Ты делаешься искусней, и если снова прибегнуть к образу дороги, меньше петляешь, суетишься, растрачиваешь силы на пустое. Меняется качество жизни. Что касается невозврата к каким-то произведениям, я не загадываю, иначе будет неинтересно.

— Сейчас стало модным открывать театры имени себя. Вы что-нибудь подобное планируете?

— Я слукавлю, если скажу, что ничего подобного мне не надо. Но в то же время, я не хочу быть директором большого дома. Я работаю дома, у меня прекрасный кабинет, меня всё устраивает. К тому же некоторые говорят, что у меня чересчур длинная фамилия, что надо бы ее сократить. Но я к этому не готова.

— Одна из Ваших последних программ называется «Дорога». Почему? Откуда дорога и куда?

— Так назывался кинофильм, в котором я однажды снималась… «Дорога» — очень важное слово в моей жизни, большую часть которой я, кстати, провожу в дороге. Я люблю дорогу. Она меня учит. Она никогда не прекращается. Она всегда непредсказуема… Я могу долго об этом рассуждать…

 

Беседовал Герман НАПОЛЬСКИЙ

 

4Smolyaninova_COLOR

468 ad

Оставить комментарий