Черные дни «Белого поиска»

18Окт, 2016

Черные дни «Белого поиска»

Что ищут и что находят калининградские энтузиасты-копатели

 

Николай Шумилов, родившийся в бывшем Кёнигсберге, всегда интересовался историей края. А когда в конце 80-х — начале 90-х годов узнал о существовании проблемы поиска и вскрытия нацистских подземных хранилищ в Калининградской области, о том, что шесть десятков поисковых экспедиций почти ничего здесь не нашли, загорелся идеей включиться в эту работу, хотя первый нацистский тайник начинающему поисковику удалось обнаружить лишь в 2006 году.

 

— С этой находки, пожалуй, и началась ваша деятельность? — спрашиваю у Николая Владимировича, ныне руководителя поискового объединения «Белый поиск».

— Так точно! — по-армейски отвечает мой собеседник. — Я пригласил тогда к сотрудничеству товарищей по работе, которые сейчас составляют костяк объединения по возвращению стране утерянных сокровищ. Со мной работают 9 человек — люди всех возрастов и различных профессий. Мы ставим перед собой задачу продолжения поисковой деятельности в регионе и обеспечения начала вскрытия нацистских хранилищ.

— В чем конкретно заключается ваша поисковая работа?

— Со временем мы обратили внимание на общие характерные признаки нацистских тайников — всего около 10 групп по 10 признаков. Собрали множество документов, свидетельств, карт, результатов допросов немецкого населения и военнослужащих, аэрофотоснимков и других сведений. С понедельника по пятницу мы по крупицам добываем информацию, обрабатываем ее, а в один из выходных дней, при благоприятной погоде, выезжаем на местность. Провели семь однодневных поисковых экспедиций. Шесть из них представляли собой поисковую разведку крупных и малых объектов. Во время седьмой экспедиции мы вскрыли тайный подвал флигеля одного из усадебных домов гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха в надежде найти документы филиала отдела по поиску реликвий личного штаба рейхсфюрера СС, работавшего в Кёнигсберге с 1941 по 1944 годы. Но оказалось, что данный подвал уже вскрывался в 50-е годы. Некоторые из наших экспедиций поддержали спонсоры — предприниматели Калининграда. Мы стараемся не заниматься мелкими тайниками для экономии времени, работаем на перспективу, на несколько десятилетий вперед. Сегодня мы имеем 1703 документально подтвержденных версий, более 300 найденных хранилищ различного размера и с уверенностью подтверждаем факт существования на территории нынешней Калининградской области специального района сокрытия нацистами культурных, исторических и прочих ценностей, который назвали Восточно-Прусским. Здесь находятся до двух третей национального достояния России (по состоянию на 1941 год), а также наследие многих других стран.

— Вы так спокойно говорите о проделанной работе, как будто вам ничего не мешает…

— Если бы да кабы! Вы будете удивляться, но возвращению награбленного нацистами прежде всего мешает… равнодушие общества к проблеме. Нас не поддерживают государство, политические партии, законодательные органы, фонды, меценаты, спонсоры и инвесторы. Выполнение работ требует значительных финансовых вложений, так как нацисты построили надежные тайники на большой глубине, взорвали или замаскировали входы. Но в случае успеха можно рассчитывать на тысячекратную прибыль, пополнение бюджетов муниципальных образований, лесного фонда и собственников земли, на насыщение музеев предметами культуры и развитие туризма.

— Зато «черным копателям» ничего не мешает…

— Вы правы. Чуть ли не еженедельно сотни копателей и кладоискателей с металлодетекторами и лопатами (а иногда — с экскаваторами) обследуют калининградскую землю. Их добычей, в основном, становятся военные артефакты, предметы быта прусского и немецкого населения, посуда и утварь из мелких тайников. Наше объединение всегда работало и работает строго в соответствии с законодательством, несмотря на его несовершенство и бюрократические препоны.

— Какие нацистские объекты вы могли бы сегодня назвать как несомненно существующие?

— Для нас все объекты интересны с поисковой точки зрения, они различны, имеют свою историю и специфику. К примеру, есть хранилища рейхсмаршала Германа Геринга, гауляйтера Эриха Коха, армий и дивизий Вермахта, соединений Люфтваффе и СС, крупных военоначальников Третьего рейха, аристократов и организаций провинции Восточная Пруссия. Некоторые из них используют длинные тоннели на значительной глубине. К примеру, у нас есть план одного из хранилищ Эриха Коха с 35-километровой сетью тоннелей на глубине 15–20 м. Имеется разветвленное хранилище особого качества на глубине 30 м. Масштаб подземного строительства нацистов поражает воображение, но он был необходим для размещения гигантского количества прибывших грузов, эквивалентного примерно 75 тысячам вагонов на сумму до 40 триллионов рублей. Объекты хранения находятся на всей территории области, в том числе и в ее столице.

— А небезызвестная Янтарная комната?

— У нас есть обоснованная версия о месте нахождения 27 ящиков с янтарными панелями в Калининградской области, имеющая 18 доказательств. Упаковка панелей высшего качества была рассчитана на 150 лет хранения в самых жестких климатических условиях. Широко известно, что остальное убранство комнаты было спрятано нацистами в четырех других бункерах в Кёнигсберге и его пригороде.

 

Беседовал Леонид РУМЕЮС

 

NB!

 

КСТАТИ. В региональном управлении ФСБ о существовании «Белого поиска» знают, хотя его деятельность особого оптимизма не вызывает. Находок по существу у этого общества не было, считают ФСБэшники, все, что им может быть доступно, — рассекречено и давно известно, а информацию под грифом они получить не могли, сказали в ведомстве. И вообще, все, что в Калининградской области можно было извлечь ценного, уже нашли, считают специалисты. А все, что осталось, — недосягаемо: либо засыпано, либо затоплено. Однако технологии не стоят на месте, и в УФСБ не исключают, что когда-нибудь возможно будет вскрыть и таинственные подземелья.

 

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий