Большая вода не прощает ошибок

27Июн, 2017

Большая вода не прощает ошибок

В краю озер, как образно называют Карелию, брошена на произвол морская культура — та, что начинается с элементарных правил безопасности на воде.

 

Ещё не завяли цветы у Поклонного Креста, принесенные 18 июня, в день памяти о погибших в Сямозере ровно год назад (очерк Валентины Акуленко «Как не любить детей» с рассказом об этой трагедии «НВ» опубликовал 28.06. 2016 г. — Ред.), как пришла новая беда.

 

«Казанка» — консервная банка

 

ЧП случилось на самом большом в Карелии — Ладожском озере. Здесь, на выходе из залива Импилахти, перевернулась во время шторма моторная лодка, алюминиевая «Казанка», с пятью подростками. Как сообщила пресс-служба МЧС, все они — из города Сортавала, расположенного на берегу Ладоги. 19 июня они собрались отметить день рождения единственной в их компании девушки. Николь хотелось отпраздновать своё 16-летие необычно. Вот друзья и решили отправиться в поход к живописному острову в заливе Импилахти, где уже бывали не раз.

Погода быстро менялась, но, несмотря на поступившее в тот день штормовое предупреждение, молодые люди погрузились в моторную лодку, предоставленную «по знакомству» приятелями одного из подростков, и направились в открытую Ладогу.

Когда при шторме лодка перевернулась, доплыть до берега смогли только 16-летний Игорь и 17-летний Андрей. Судьба их ровесников — Николь и Константина, а также самого старшего в компании — 18-летнего Романа пока (на момент подписания этого номера. — Ред.) неизвестна.

О подробностях этого происшествия и ходе спасательных работ ежедневно, если не ежечасно, сообщают местные и федеральные СМИ, поэтому я не стану повторять уже сказанное коллегами. Остановлюсь на глубинных причинах этой и других трагедий, имевших место в карельских водах.

 

Правила, железные для всех

 

Сотрудники и спасатели МЧС действовали четко, строго по инструкции, выполняли и выполняют свою непростую работу на совесть, нередко, с риском для жизни. Честь им за это и хвала. Но при всем при том самые опытные из них знают или догадываются, что есть очень важные вещи, которые не вписываются в инструкции, но спасают жизни, много жизней.

Это давно проверено. И в этом не сомневается Виктор Дмитриев — опытный мореход, совершивший несколько кругосветных экспедиций на кораблях, построенных по старинным чертежам. Бессменный президент Морского клуба «Полярный Одиссей», действительный член Русского Географического общества, председатель Карельского отделения Общероссийского Движения поддержки флота, Виктор Леонидович убежден, что у нас в Карелии, где больше 60 тысяч озер, неоправданно, мягко говоря, утрачена и загублена некогда существовавшая школа морской культуры, включающая, в том числе, и правила безопасности на воде.

— Эти правила надо прививать с детства, — считает Дмитриев. — Особенно, если живешь у реки, озера или моря. Их надо выучить назубок, как таблицу умножения. Прежде об этом все же заботились, сегодня все пущено на самотек или утонуло в благих намерениях и нелепых подчас законах, удобных неким недальновидным или ленивым чиновникам, спешащим «отреагировать» и «доложить наверх о принятых мерах». Только меры-то эти в основном запретительные. Чего проще: отрезать ухо, если оно болит? Помните, наверное, ещё в шестидесятые при Петрозаводской школе ДОСААФ были секции байдарочников, водолазов, морских многоборцев, на которых отрабатывалась в том числе и техника спасения в критической ситуации. С шестого класса школы я и многие мои ровесники занимались в Клубе юного моряка — самом популярном у петрозаводских мальчишек из всех кружков Дворце пионеров. Но нет теперь в Петрозаводске ни Клуба юных моряков, ни Станции юных техников … И не придумано ничего подобного. Зато несколько лет назад чиновники и депутаты составили «Кодекс внутреннего водного транспорта»…

 

Хотели как лучше…

 

По мнению моего собеседника, как и многих других опытных владельцев маломерных судов, этот документ — высший пилотаж оторванной от реальности бюрократической мысли. Если ему следовать, то деревенского владельца обычной лодки-кижанки или деревенского жителя, издавна кормившегося от озера благодаря прочной и надежной, сделанной собственными руками деревянной лодке, нужно за это наказывать. Как и сельского пенсионера, который подрабатывает тем, что перевозит на лодке своих земляков через реку, из одного села в соседнее, по той причине, что моста через эту реку как не было, так и нет… По новому Кодексу для такой услуги следует регистрировать свое суденышко или лодку в Речном реестре как пассажирское, покупать лицензию, и на это всё тратить сотни тысяч рублей. Этот Закон запрещает владельцу лодки или маломерного судна возить пассажиров за плату, но не запрещает возить их бесплатно как гостей! Хотя утонуть могут и те, и другие. Вот и получается, — замечает Дмитриев, — что регистрация и лицензирование — не забота о людях, а очередная неуклюжая попытка чиновников пополнить казну. А по большому счету — вредит развитию маломерного флота, самого массового в стране, ограничивает и отлучает взрослых и молодежь от воды…

 

Неусвоенные уроки

 

Дмитриев знает, о чем говорит. И, как никто, понимает, почему на Ладожском озере попали в беду старшеклассники из Сортавалы.

Эти места ему с детства знакомы. Школьником он каждый год с нетерпением ждал летних каникул, чтобы отправиться к деду в Сортавалу. В небольшой, с любовью построенный дедом дом на берегу Ладожского озера. На лодке, сработанной дедом по всем правилам этого ремесла, юный путешественник странствовал между островов. Но никогда не выходил в открытое озеро: это дед строго-настрого запрещал, доходчиво и не раз объяснив, что может случиться непоправимое.

Уроки деда пригодились мальчику и в Клубе юных моряков, и потом, уже взрослому — в дальних плаваниях. Не исключено, что благодаря тем дедовым урокам общения с водой, продолжает жить и основанный работящим и талантливым внуком морской клуб, что за сорок лет подготовил немало молодежи, умеющей жить в ладу с морем, озером и рекой.

Вот и получается, что у сортавальских подростков, застигнутых на озере небольшим штормом, как и у детей, погибших на озере Сямозеро, не случилось таких уроков и таких учителей — настоящих спасателей, которые приходят на помощь до, а не после ЧП.

 

Валентина АКУЛЕНКО

заслуженный журналист Карелии

ПЕТРОЗАВОДСК

Фото: МЧС Карелии и из архива В. Дмитриева

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
468 ad

Оставить комментарий