Болгария, которая нас потеряла

13Авг, 2013

Россия и Болгария за последние десятилетия отдалились на приличное расстояние друг от друга. Но вот вопрос: кто и от кого? То ли мы от болгар, то ли они от нас…

Что ни говорите, а Болгария ныне — заграница. Вот вроде мелкие, но характерные признаки этого явления. Когда наш автобус с московскими туристами по пути из аэропорта Софии в курортный городок Банско притормозил у придорожного кафе, юная столичная дива попыталась заказать себе мороженое у продавщицы на … чистом английском языке, да еще, как мне показалось, с особым лондонским прононсом. Она так и сказала обалдевшей сельской жительнице Болгарии: «Плиз, гив ми…». Пришлось ей помочь и попросить мороженое на родном для продавщицы языке.

Второй случай — по пути к вершинам Пиринских гор — тоже немало меня позабавил, хотя и было стыдно слушать рассуждения наших вполне зрелых юношей-лыжников на тему: какой религии придерживаются болгары? Один рассуждал так: болгары — явно мусульмане, ведь столько лет были в рабстве у турок. Другой его поправлял: мол, Греция рядом, а там православные, а потому, наверно, и болгары исповедуют православие. Рассуждай они так о какой-нибудь далекой от России стране — африканской, например, их можно было бы еще понять. Но речь шла о близком, родственном нам народе…

Так что оставим в далеком прошлом советскую поговорку про то, что курица не птица, а Болгария — не заграница. Уж коли мы не знаем даже таких простых и очевидных вещей, как то, что болгарский язык — можно сказать, прародитель русского языка, а православие служило жителям этой маленькой балканской страны спасением и оружием в борьбе против полной исламизации за пятьсот лет османского рабства, значит, наши страны отдалились на приличное расстояние друг от друга. И еще вопрос: кто и от кого? То ли мы от болгар, то ли они от нас…

Конечно, я знаю немало болгар, которые стремились стряхнуть наше былое присутствие в своей стране, словно дорожную пыль, а почистившись, устремиться к достатку, сытости, чистоте и порядку Западной Европы. Стремление было похвальное, только в Европу вела Болгарию вовсе не столбовая дорога, как мечталось ее жителям, а какой-то узкий и извилистый путь. Сегодня это очевидно уже для многих из них, если не для большинства. В том числе, и для моих знакомых. Особенно, для моего давнего приятеля Боби, который уже душой в Европе, а вот корнями своими — разумеется, в родной Болгарии. Мне доводилось писать о нем не единожды, ибо он самый обычный гражданин своей страны, можно сказать, среднестатистический ее представитель — и на его примере видно, как живет обычный болгарин.

Он один из тех, кто страстно поверил в перемены после «тоталитарного режима» Тодора Живкова (беру эти слова в кавычки, ибо, как ни странно, немало болгар питает к бывшему коммунистическому правителю добрые и теплые чувства) и в лихие девяностые с энтузиазмом даже бегал на всякого рода народные манифестации. А поверив в перемены, Боби с головой окунулся в новую реальность, пытаясь найти в ней свое место. Чем уж только он не занимался: начинал с мелкой уличной торговли, потом открыл маленькое кафе — столика на четыре, где виртуозно обслуживал своих клиентов, потом развозил на своем русском «танке» — автомашине «Ока» продукты по магазинам, затем совершил и подавно немыслимый рывок — обучился на мастера-оптика, сдал экзамены, получил сертификат, потратился на дорогостоящее оборудование и вместе с женой открыл свой офис по продаже очков. Но тут грянул новый кризис, аренду хозяева задрали неимоверно, клиентов уменьшилось в разы… Словом, банкротство. Очередное. Не знаю, уж какое за последние двадцать лет. «Можешь снова про меня писать, — сказал Боби во время нашей встречи в Софии, — и поставь заголовок: «Боби — банкрот».

Он забыл, когда уже (видно, еще при «режиме» Тодора Живкова) ездил с семьей отдыхать на море, сто лет не был на своих горнолыжных курортах (было дело — в прошлые времена мы с ним «проутюжили» склоны всех знаменитых гор Болгарии)… Но у него есть все, о чем он мечтал еще при старой власти: свой дом в два этажа, машина «Ситроен», свободный выезд в страны Европы… Нет только гордости за свою страну, нет и надежд на будущее. Теперь-то он понимает: кто бы ни пришел к власти в его стране, ничем от своего предшественника отличаться не будет! Воровство, преступность, коррупция, казнокрадство и прочие «прелести» новой жизни, усложненные внутренними национальными проблемами, будут цвести пышным цветом.

Совпадение, конечно, но всякий раз, когда я приезжаю в Болгарию, по всем каналам телевидения только и разговоров, что про выборы (парламентские или президентские) и про ямы на дорогах. На сей раз, видно, было не до ям — говорили в основном про политику. Слушать ярые споры господ с холеными лицами и в добротных костюмах — выше моих сил. Ибо все разговоры — только про своих предшественников, про тех, кто якобы разворовал, кто развалил и кто еще развалит их дорогую Болгарию окончательно. И ни слова — про себя любимых. Правда, накануне под давлением митингующего населения страны, просто задавленного ценами на услуги ЖКХ и, в первую очередь, на электроэнергию, сложило свои полномочия правительство Бойко Борисова, главы партии «ГЕРБ» («Граждане за европейскую Республику Болгарию»). Но что от этого менялось? Да, собственно, ничего! Что уж говорить про социалистов или демократов, коли до этого вернувшийся из эмиграции потомок царя Бориса, обещавший «золотые горы» болгарам, поверившим в чистоту его помыслов, в итоге тоже покинул пост премьера из-за коррупционных скандалов. Выходит, уповать маленькому народу Болгарии практически не на кого.

А что же русские и Россия? Тут расклад простой: обычные люди тяготеют к нам, как и в былые времена, ибо видят в нас людей близких, родственных, а элита — что политическая, что богемная, свои взоры давно уже устремила на Запад.

Мне нравится, когда мои болгарские друзья поздравляют меня с Днем Победы, а мой коллега, журналист Николай Томов, всегда звонит в этот день из Велико-Тырново не только, чтобы поздравить, но и сказать: «Ребята, я хочу быть вместе с вами, хочу на Красную площадь!». Простым болгарам удалось отстоять скульптуру советскому солдату в Пловдиве, более известную как «Алеша». Но это они, болгары. А вот мы отстоять памятник нашему маршалу Федору Толбухину в одном из болгарских городов не смогли — или не захотели. И то, что в этом году — юбилейном, связанном с датой освобождения Болгарии русскими войсками от османского ига, в центре болгарской столицы открыли памятник прославленному русскому генералу Иосифу Гурко, в России почти и не заметили. А ведь факт сам по себе весьма знаменательный!

Сегодня Болгария живет не просто тяжело, а очень тяжело. Этого не отрицают даже евросоюзовские эксперты. Не имея своих минеральных ресурсов, она почти все вынуждена покупать. И жить под диктовку и Евросоюза, и США — нынешнего союзника Болгарии по НАТО и ярого сторонника политики изоляции России на Балканах.

А Боби, мой друг Боби, вынужден из-за такой политики, как и тысячи других болгар, экономить буквально на всем. Например, он отказался от городского телефона, чтобы не платить абонентскую плату, компьютер включает, только если я ему посылаю СМС на мобильный, отапливает лишь один этаж дома, где, собственно, и проживает вся семья… Он уже не мчится на своей машине из Софии в Банско, как прежде, чтобы увидеться со мной — цены на бензин «кусаются».

Кстати, в нынешний мой приезд в Болгарию Боби старался говорить со мной по-русски, демонстрируя познания еще школьной поры. И вообще, многие из моих болгарских знакомых с ностальгией вспоминают те времена, когда они без проблем могли поехать туристами в нашу страну, побывать в наших музеях и картинных галереях. Сейчас им, увы, дешевле — и с этим фактором надо считаться — поехать на отдых в Турцию, Грецию или на Кипр, чем в Россию. Да и визовый режим между нашими странами — это еще один барьер для простых болгар, желающих вновь посетить Россию.

И получается: мы-то Болгарию не потеряли, чувствуя себя в ней как дома — в прямом смысле слова, скупив по дешевке апартаменты на ее морских курортах (по некоторым данным, российских собственников жилья только там насчитывается более ста тысяч), а вот она нас теряет уж точно. Я знаю, что Боби всей душой рвется приехать в Москву, чтобы сравнить ее с той, которую он увидел единожды в свой приезд во времена еще так называемой перестройки, но — средства не позволяют. И нет у меня уже надежды, глядя на все, что творится в Болгарии, что когда-нибудь это случится…

 

Анатолий СТРОЕВ

спецкор «НВ»

СОФИЯ — МОСКВА

 

 

NB!

Болгария для журналиста Анатолия Строева стала практически вторым домом после того, как в 1985–89 годах он проработал в этой стране собственным корреспондентом «Комсомольской правды». С тех пор Анатолий Федорович не прерывает связи со своей «второй родиной», регулярно наезжает туда или следит за происходящими там событиями, получая информацию от многочисленных болгарских друзей и знакомых. Очередной материал Строева о Болгарии — свидетельство того, как глубоко переживает он за эту, еще вчера солнечную республику.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий