Автостопом по Кавказу (9)

26Янв, 2016

Автостопом по Кавказу (9)

Путешествие специального корреспондента «НВ» по городам и весям этого удивительного региона с оглядкой на события последних лет

 

Спешим успокоить читателей, что путешествие Алексея Пищулина по Кавказу продолжается! Просто по ряду причин мы не смогли, как обещали, возобновить публикацию этой занимательной серии в первом же после новогодних каникул номере «НВ». Надеемся, страницы этого увлекательного дневника будут интересны и новым читателям нашего еженедельника, присоединившимся в наступившем году.

 

(Продолжение. Начало — в 34-м номере «НВ» за 2015 г.)

 

Куда придешь — не знаем

 

На гору к монастырю Джвари вела автомобильная дорога, а пешая тропа популярностью не пользовалась. Смотритель часовенки и родника на крутом склоне порядком скучал. Серго, тбилисский художник, несколько раз в неделю приезжает ухаживать за святым источником, для души. Он дал знак не уходить и откуда-то из закромов извлек бутылку домашнего коньяка. Пришлось символически выпить, чтобы не обиделся. Про Россию все спрашивал, причмокивая и вздыхая, «Мцыри» Лермонтова по памяти вспоминал — в поэме описана его любимая святыня Джвари. Рабочий день у Серго закончился, так что до Тбилиси смогли доехать вместе.

В грузинской столице быстро нашелся ночлег всего за 10 лари в сутки (по старому курсу — 200 наших рублей). Для непривередливых путешественников хостел — все. Не гостиница в привычном понимании, а только бэкпекерам со всего света, самостоятельно прокладывающим свои маршруты, здесь как медом намазано. Особый мир, где кровати — двухэтажные, душевые — общие, рассказы пережитых приключений и беззаботный смех — несмолкающие. Здесь можно и нужно общаться, заводить друзей. Среди европейцев, азиатов и американцев, собравшихся тем вечером в гостиной, были объездившие десятки стран.

Пока китаец в потертом пиджаке втолковывал что-то о своей преподавательской работе бельгийским альпинистам, заселились новые постояльцы. Молодая японка Аки, в одиночку осваивающая Ближний Восток, только вернулась из Ирана. Как раз оттуда родом была хозяйка хостела, полненькая Алекс. Она помешивала на плите суп в большой кастрюле — ужин для всех гостей. 32-летний Ехамнес из Швеции пытался припомнить названия всех 75 государств, где успел побывать, в России добрался до Мурманска и озера Байкал. «Русская» душа оказалась и у калифорнийца Мэйсона, зачитывающегося Чеховым и Толстым. Американец путешествовал по Турции с программистом из Обнинска Ильей. Работали на ферме, за жилье и еду собирая лаванду.

Илья постоянно куда-то едет не ради новых мест, которыми уже пресытился. Ищет новую профессию и вообще себя в жизни. Причем, делает это весьма необычно, в чем можно было убедиться на следующее утро. Решили прогуляться по Тбилиси, одинаково незнакомому для обоих. Вот он видит здание, серое, ничем не примечательное, каких тут сколько угодно. Выясняется, что технический университет. Охранник нас не останавливает, приняв за студентов, значит — идем дальше: заходим в аудитории, на кафедры, разговариваем с преподавателями… В такой непредсказуемости что-то было, и, простившись с приятелем, я тоже стал экспериментировать.

Случайный выбор пал на Тбилисский университет театра и кино Шота Руставели. Следуя инструкциям Ильи, удалось познакомиться с Лари Горгаслидзе, которая там работает. Женщина взяла ключи и провела в подвальное помещение в созданный ею два года назад музей. За 30 лет она собрала более 1500 кинопленок, проекторы, фотографии, личные вещи грузинских актеров и другие экспонаты, связанные с кинематографом.

 

Гамарджоба, Пушкин!

 

Центральный проспект Руставели украшают платаны — большие деревья с мощными стволами и широкими кронами. После знакомства с собранием Национальной картинной галереи и Ботаническим садом поднялся к Пантеону на горе Мтацминда. В некрополе погребены писатель Александр Грибоедов с женой Нино, мать Иосифа Сталина Екатерина Джугашвили и ряд известных грузинских деятелей науки и культуры.

До смотровой площадки на вершине ведут канатная дорога и обычные тропинки. С колеса обозрения, куда на правах гостя из России пустили без билета, открылся весь Тбилиси. Запоминающийся город. И прежде всего — современными зданиями, вычурными стеклянными высотками, причудливым пешеходным мостом на реке Кура. Но куда больше захватывает Старый Тбилиси.

Здесь каменные мостовые выходят на площади с вековыми церквями. Свернешь глубже — улочки суживаются. О черепичные крыши построенных впритык домишек бьются ветки фиговых деревьев и хурмы. Металлические лестницы увивает зеленый виноград. Дети гоняются друг за другом на велосипедах, по-домашнему одетые грузинки развешивают постиранное белье, на заборах сидят кошки, то и дело перелаиваются дворняги.

Банный квартал старой части Тбилиси Абанотубани стоит на естественных сернистых источниках. Пушкин, да кто еще только не считал за счастье попариться тут. Раскошеливаться на отдельную кабину, которую когда-то посещал Александр Дюма, я не стал, пошел с народом в общее отделение за три лари в час — 60 рублей.

На пути к Театру Дунадзе, куда уже имелась контрамарка, заскочил на «блошиный рынок» у Сухого моста. Маленькое царство советских вещиц. Спектакль же был на грузинском языке, поэтому перед началом билетерша кратко пересказала сюжет. Что-то в репликах артистов можно понять и так. Вот хоть приветствие — «гамарджоба!»

 

Алексей ПИЩУЛИН

 

(Продолжение следует)

 

346

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий