Вторая китайская сырьевая удавка

4Сен, 2018

Вторая китайская сырьевая удавка

Очередной скандал с отдачей в долгосрочную аренду земли нашим азиатским друзьям набирает обороты.

 

Информация о выделении очередного миллиона гектар в аренду иностранным инвесторам просочилась благодаря китайским журналистам. Они с удовольствием процитировали директора инвестиционного департамента «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» Валерия Дубровского и генерального директора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько. Не ошибемся, если предположим, что наши чиновники были не рады подобной утечке информации. Хотя, возможно, от них не так уж много и зависит — в последнее время в дуэте Китай — Россия первую скрипку явно играет Поднебесная.

 

Первый поворот на Восток

 

Владимир Путин регулярно встречается с китайскими лидерами и успешно находит общие точки соприкосновения с ними. Принимаются программы экономического сотрудничества, звучат сотни меморандумов и заявлений на самом высоком уровне, но почему-то взаимного процветания и благоденствия так и нет.

За последние десять лет это уже не первый поворот на Восток. Предыдущая попытка окончилась бесславно. Несмотря на то, что принятая еще в 2009 году программа сотрудничества действует до 2018 года, уже начиная с 2015 года упоминания о ней фактически исчезли. И, это, кстати, оказалось к лучшему.

Это обширный документ, подписанный президентом России и главой КНР, эксперты-китаеведы приняли в штыки. Один из лучших специалистов в области международного сотрудничества РФ и КНР Института Дальнего Востока РАН Мария Александрова заметила, что «в документе явным образом лоббируются китайские интересы… Все проекты объединяет одно: китайские предприятия-изготовители конечного продукта будут использовать российские сырьевые ресурсы». Российский востоковед-синолог Виля Гельбрас высказывался еще жестче: «ясная государственная программа КНР по освоению новых территорий… Намеченные формы освоения и методы действий Пекина напоминают историю освоения европейскими державами Южной и Центральной Африки в XIX веке».

Действительно, сам характер инвестиций в Дальний Восток никак не способствует развитию и технологическому росту региона. В регионах давно уже привыкли к тому, что китайские инвестиции в той части, что не касаются сырьевых интересов, заканчиваются ничем. О создании Дальневосточного промышленного парка уже давно ходит анекдот о том, как там каждый год закладывают камень в его основание.

Зато российские ресурсы обеспечивают промышленный и технологический рост приграничных китайских провинций.

 

Верхи хотят, низы не могут

 

Всю эту историю с разворотом на Восток можно охарактеризовать фразой «верхи хотят, а низы не могут». Это признает китайская сторона, а наши чиновники молчат или высказываются в стиле «все прекрасно». На самом же деле, подавляющее большинство проектов попросту не взлетает. Вернее, взлетают почему-то сырьевые проекты, а вот высокотехнологичные, на которые так надеется Россия, как-то не очень.

Генеральный секретарь Китайской Ассоциации по развитию предприятий за рубежом старший экономист Хэ Чжэньвэй жалуется, что «несмотря на то, что в первом полугодии двусторонний товарооборот вырос более чем на 20%, это по-прежнему не соответствует требованиям и ожиданиям руководителей двух стран». И он приводит пример: «Граница между Китаем и Россией по реке превышает две тысячи километров. На данный момент нет ни одного моста, который бы связывал два берега. Сейчас возводятся два моста: один в Хэйхэ и второй в Тунцзяне, но строительство этих мостов продолжается уже много-много лет и по-прежнему не завершено».

Показательно, как решается проблема со строительством печально известного пограничного перехода «Пограничный», который должен быть реконструирован за 1,2 миллиарда рублей еще к саммиту АТЕС в 2012 году, но ни денег, ни погранперехода. Сейчас надеются, что уже в следующем-то 2019 году долгострой будет завершен.

 

Серая зона

 

Российские приграничные с Китаем районы по сути одна огромная серая зона, где фактически никто не знает о реальном положении дел. Наверное, это связано с тем, что если там что-то и происходит, то это никак не назовешь экономическим прорывом на китайско-российском направлении.

Вот, например, 2016 году Китай вложил в различные страны мира более 170 миллиардов долларов. Посмотрим, что удалось откусить от этого большого пирога России. Вице-премьер Юрий Трутнев в том же году заявлял об инвестпроектах в ДФО на $3 млрд. При этом по данным ЦБ РФ, за весь 2016 год в Россию в целом было привлечено всего лишь $345 млн китайских инвестиций. Специалисты говорят, что расхождения объясняются тем, что основные финансовые потоки из Поднебесной идут через офшоры, но затрудняются оценить их даже примерно.

Сами же китайские госслужащие также путаются в статистических показаниях. Это хорошо видно, если проследить заявления различных товарищей из Поднебесной об объеме вложенных за последние годы в Россию инвестиций. Эта цифра у них пляшет от 14 до 42 млрд долларов. Расхождения за гранью понимания.

Хуже другое. Подобная ситуация говорит о том, что Россия не имеет даже элементарного инструмента управления как информация. Фактически это признак того, что государство не контролирует регион.

 

Земля — китайцам, работать — нашим

 

Но вернемся на нашу землю. Проблема в том, что невозможно оценить и эффект от присутствия китайского бизнеса в наших регионах. Какие налоги они платят? Сколько рабочих мест создано для местного населения? Первый миллион гектар уже отдан в аренду и кто-нибудь оценил плюсы и минусы этого решения? И почему Российская Федерация сдает земли по 250 рублей за гектар, что в 48 раз ниже стандартной рыночной цены на землю? Думается, что и российские фермеры не отказались бы арендовать ее на таких же условиях.

Когда правительство Забайкалья три года назад отдавало первый кусок земли на этих условиях логика этого решения была на редкость циничной.

Тогда губернатор края Константин Ильковский пояснил, что в советское время в Забайкалье было востребовано более миллиона гектаров земель сельскохозяйственного назначения, сегодня — чуть больше 200 тысяч гектаров. Интересно, что это не воспринимается чиновником как катастрофа и признаком абсолютной неэффективности властей региона, требующей немедленных мер. Доля привлечения местных трудовых ресурсов должна была составить не менее 75% рабочих мест. К тому же, долгосрочная аренда земли по идее должна стимулировать китайских предпринимателей бережно ее эксплуатировать, но как это происходит на практике — неизвестно. Но, извините, кто-нибудь просчитывал геополитические, экологические риски долгосрочной аренды? И, наконец, чем китайский фермер лучше нашего?

Предыдущий опыт аренды земли говорит о том, что китайцы работают на Дальневосточной земле варварскими методами, то есть используют большое количество пестицидов и ускорителей роста. Большинство экспертов-синологов утверждают, что китайцы работают так, как им позволяют местные власти. У нас достаточно и даже с избытком всяческих проверяющих организаций и вроде бы вертикаль власти крепчает, но, судя по экологическим проблемам, качество их работы оставляет желать лучшего.

Восточный крен в сторону Китая идет под диктовку Поднебесной и здесь Россия мало что может изменить.

Наши выгоды от сотрудничества минимальны. Вследствие девальвации рубля Россия стала для китайцев дешевой страной. В результате существенно увеличился туристический поток из Китая, также возросло потребление российских продуктов. Однако заметного подъема региональной экономики не наблюдается: китайские турфирмы полностью контролируют туристов и создают «замкнутый цикл» обслуживания китайских туристов на территории России, где активно используются теневые схемы по выводу капитала из страны.

Да, заработала двусторонняя «челночная торговля», хотя раньше движение шло только из Китая в Россию. При этом впечатляющие цифры увеличения объемов экспорта объясняются за редким исключением «низкой базой». Наши товары, а это в основном мука, кондитерские изделия, детское питание, мороженое, пиво, занимают нишу в низкой ценовой категории.

Экспортные потоки сибирской нефти, леса и электроэнергии все более надежно закрепляются именно на внутреннем китайском рынке. В результате сырьевая зависимость России от европейского рынка начинает дополняться не менее, а может и более жесткой зависимостью от рынка КНР.

Видимо, две удавки лучше, чем одна. Удивительно другое, похоже, что наша нерасторопность и разгильдяйство играет в первую очередь нам на руку.

 

Вячеслав СТЕПОВОЙ

 

468 ad