Реновация оставит зэков без квартир

21Авг, 2018

Реновация оставит зэков без квартир

Куда они пойдут, когда выйдут на свободу и вернутся домой?

 

В Ассоциацию адвокатов России за права человека обращаются москвичи, отбывающие наказание в местах лишения свободы.

 

«Например, 37-летний Роман П. отбывает наказание в Орловской области, — рассказывает глава Ассоциации Мария Баст. — Он выходит на свободу в 2027 году, на данный момент он снят с регистрационного учета в столице. Его родители живут в неприватизированной квартире по договору соцнайма. А значит, квадратных метров на него выделено не будет».

О том, что дом попал под реновацию, Роман П. узнал в 2017 году, уже находясь в колонии. Он подал заявление в суд столицы, требуя признать его право на жилье и включить его в число получающих квадратные метры по программе реновации. Однако в удовлетворении иска Роману П. было отказано.

«Оказывается, все мои права будут после выхода на свободу! А пока сидите, молодой человек, и не дергайтесь!» — возмущается арестант.

Он обращался в Департамент городского имущества Москвы, где ему коротко и ясно ответили: «В базе данных как член семьи я вообще не числюсь. А потому не могу принять участие в программе реновации», — рассказывает Роман П.

Аналогичные ответы пришли на запросы из прокуратуры и мэрии. Роман П. подчеркивает: родительская квартира — его единственное жилье: «Больше идти мне после освобождения некуда! Никакого другого жилья у меня не было и нет!»

По словам председателя Ассоциации адвокатов России за права человека Марии Баст, в подобной ситуации рискуют оказаться сотни москвичей, находящихся сейчас в заключении: «В наилучшем положении находятся те, у кого жилье в собственности — лишить их права собственности в рамках реновации невозможно. Но, к сожалению, таких сидельцев у нас в стране меньшинство — в основном это неблагополучный контингент, живущий в квартирах по соцнайму. Для тех, кто на свободе жил с родственниками в приватизированных квартирах, ситуация складывается тоже не лучшим образом — после возвращения родственники могут просто не прописать бывшего арестанта в новое жилье. Доказывать свои права на прописку в новой квартире придется в суде, и успех таких исков не очевиден».

 

Анна АЛЕКСАНДРОВА

 

NB!

 

Комментарий юриста Алексея Самохина:

 

«К сожалению, у нас и без реновации тысячи зэков выходят на свободу и оказываются без жилья — у кого-то за время отсидки дом сгорел, у кого-то жилье продали родственники. Правда, по закону такую продажу бывший заключенный может оспорить в суде, но удается это далеко не всегда. Выйдя на свободу и не имея никакого жилья, многие повторно совершают преступления, кто-то попадает в рабство за жилье и похлебку, кто-то пристраивается «помощником» к одиноким людям или старикам, а потом через пару лет старушка без вести пропадает, оставив свое имущество «помощнику». Для бывшего заключенного важно, чтобы у него было свое жилье, пусть это будет даже какая-нибудь хибара — для него и такое жилье счастье».

 

468 ad