Не ваше собачье дело…

Выгуливать домашних животных стало небезопасно. Достается всем: обиженным владельцам мелких собак, лихим заводчикам крупных пород и вконец обленившимся на службе полицейским.
О новой стороне этой кричащей проблемы лишний раз свидетельствует история, приключившаяся с москвичкой Натальей и ее любимцем Лакки, имевшей место на юго-западе российской столицы.

 

«Гуляем мы с «чихом», никого не трогаем, — вспоминает женщина с блондинистыми волосами, — как вдруг из соседнего подъезда вылетает стаффорд, без поводка, без намордника. И несется на моего Лакки (так зовут симпатичного чихуахуа, которому не повезло. — Ю.Ч.). Я на автомате дергаю за поводок, и вот мой «счастливчик» уже крутится в воздухе, а пес бегает за ним, щелкая зубами. Руки в кровь (поводок у меня тонкий, канатный — сами понимаете), сердце — в пятки. При этом хозяин собаки наблюдает картину с расстояния. И только спустя три таких «круга почета», вследствие чего мой чихуахуа врезается в столб, молодой человек «просыпается» и нехотя, скорее, для приличия, хватает своего стаффорда, а я — своего и бегу домой».

Пока Лакки лежал без движения, Наталья отмыла и забинтовала руки, отпоилась валерьянкой и, как любая другая на ее месте, задала Google прямой вопрос: что делать?!

Поисковик рассказал не все, но зацепиться отчаянная домохозяйка нашлась за что. Оказывается, в большинстве московских дворов для успокоения граждан установлены камеры видеонаблюдения (со списком можно ознакомиться на портале правительства Москвы), которые фиксируют даже то, что жильцы, порой, предпочли бы скрыть или даже забыть. Так вот, по правилам, которые писаны мелким почерком где-то в анналах законодательства, в любое время можно позвонить по номеру горячей линии и, так сказать, «забронировать сохранение» записи c инцидентом на срок до 30 дней. Бесплатно.

Так Наташа и поступила. Через три дня — звонок: «Готово! Но выдать можем только сотруднику полиции». Участковый же в положение не вошел: «Я сейчас не могу, и вообще, чего вы хотите? Ваша собака спровоцировала эту ситуацию! Особо ни на что не рассчитывайте».

Наталья не растерялась: «Знаете, это какой-то бред. Я хочу написать заявление, а там уже посмотрим, на что мне рассчитывать». В ответ женщина выслушала пространное рассуждение полицейского на тему того, что «для заведения дела — если не знали! — нужен номер квартиры обидчика».

«Неужели правда?» — интересуемся в пресс-службе УВД ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве. Отвечают: неправда. Это раз. И закон на вашей стороне — это два. Такого рода происшествия регламентируются статьей 5.1 главы 5 Кодекса об административных правонарушениях, которая гласит: «Допущение нападения домашнего животного на другое домашнее животное, повлекшего увечье или гибель последнего, влечет наложение административного штрафа на граждан или должностных лиц в размере от четырех до пяти тысяч рублей».

Еще немного поскандалив и смекнув, наконец, что от сотрудника органов толку мало, женщина проявила самостоятельность и подала заявление удаленно — на сайте УВД.

Спустя два месяца показательных выгулов стаффорда без намордника, участковый вышел таки на связь: «По закону за выгул без намордника и поводка полагается штраф. Только вот раньше, милочка, этим занималась полиция. Составлялся акт, отправлялся в администрацию, а та уже взимала средства с нарушителя. Сейчас же закон остался, но он как бы не работает — то есть, по нему мы ничего сделать не можем. Прийти поговорить с нарушителем — всегда пожалуйста, штраф же выписать — не получится».

Как же так? Есть ч. 3 статьи 5.1 КоАП, согласно которой «появление с собакой без поводка и намордника на детских площадках (где, собственно, и гуляет засветившийся стаффорд. — Ю.Ч.) влечет наложение административного штрафа в размере от одной до двух тысяч рублей».

Наталья уже собиралась обрушиться на участкового, как вдруг «злодей» превратился в «невинного»: «Понимаете, — замялся он, — я знаю, где живет хозяин стаффорда, и даже ходил к нему, честно. Он открыл мне дверь — пес маячил в коридоре и облизывался. Было мне там, Наталья, ой как не по себе. Я ему, честно, сказал: «На вас поступила жалоба. Почему до сих пор выгуливаете без намордника?» На что хозяин мне ответил: «Он (стаффорд) не любит намордники. Мы покупаем, а он не хочет носить». Собака смотрела на меня явно зло, но я все равно продолжал приставать к ее хозяину: «Предпочтения вашего пса — не проблема владельцев маленьких питомцев!». А он мне в ответ: «Постараюсь сделать все возможное». Вот и поговорили. Все, Наталья, больше я ничего не могу, вот вам их адрес, действуйте дальше сами».

«Как сама? Я, что же, должна с мужиком драться? Или травить его пса?» — не перестает удивляться Наталья. «Ну, поскольку закона такого нет, в принципе, с собакой можете делать что хотите», — не перестает удивлять полицейский.

Наталье даже не выдали злосчастную видеозапись с нападением: захочешь пойти в суд и помочь себе сам — за собственную зарплату — не с чем будет. Она и звонила, и просила, но на той стороне провода заладили: «Участковый в отпуске, отошел, занят, нет на месте. Да не может он сейчас, женщина!».

Вот такая история. Вроде бы мелочь, но случиться ведь может с каждым. Пока сам не попадешь в подобную ситуацию, не поймешь всей сложности проблемы. А когда попадаешь, такая злоба берет… Хочется срочно что-то делать — жаловаться, обвинять, наказывать. Только вот — как?

 

Юлия ЧЕРНОВА

 

NB!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ. Как пишет «МН» со ссылкой на информацию сообщества BloodyFifa2018, в 10 из 11 городов России прошли тендеры на отлов и уничтожение безнадзорных животных к ЧМ по футболу. Всего на отлов четвероногих бродяг выделено более 110 млн рублей. Рекордсменом по объему выделенных денег оказался Екатеринбург — 32 млн рублей. Зоозащитники подняли тревогу в связи с «неадекватным» решением. Чем кончится скандал с отловами к ЧМ — пока не известно.

 

w457e57-2_COLOR

Похожие статьи