Тулун в воде

Наш специальный корреспондент передает из города, больше всего пострадавшего в результате наводнения в Иркутской области.

 

Тулун в водеУлицы Тулуна, с которых уже ушла вода, напоминают кадры фильма ужасов — плывущие крыши частных домов, торчащие остовы печей, утонувшие по крону деревья…

 

Оповещение о наводнении местные проигнорировали

 

О том, что было здесь еще несколько дней назад, рассказывает редактор местной газеты Ольга Молодых.

— В ту роковую пятницу у нас должен был быть праздник — День молодежи. Но в четверг администрация попросила меня распространить оповещение об отмене праздника и надвигающейся стихии. Как только его отпечатали, я побежала разносить. В два часа дня. Во дворах уже собирались волонтеры. Я позвонила мужу, и мы на своем микроавтобусе проехались по улицам Тулуна. И что мы там увидели? Народ пас гусей, коз, собирался на лавочках и в кафе. Оповещение о наводнении все, по сути, проигнорировали.

Только некоторые пенсионеры и согласились эвакуироваться. Мы их отвозили в пятаки — пятиэтажки, построенные после наводнения 1983 года на незатопленных участках. Согласилась еще одна многодетная мать. Ее муж был на вахте. Мы ее отвезли к сестре на Манутскую гору.

Когда мы возвращались, мост уже стали перекрывать. Но мы успели его проскочить. По улице Партсъезда уже пошла вода. К восьми вечера мы вернулись домой, муж мой забеспокоился: вода приходит очень быстро, давай соберем необходимое. Покидали в автобус самое ценное, а также теплые вещи, поскольку зима в наши края очень быстро приходит. Мы заскочили домой еще за одной партией вещей, но тут уже соседи стали стучать нам в двери. Воды уже было по колено, микроавтобус не завелся. Так по воде мы и устремились на верхние улицы. По дороге видела подтопленную редакцию — вода уже закрыла крыльцо. Торговый центр «Атриум» был залит водой по второй этаж. Утопленные стадионы, сваленные в кучу машины… Страшно!

Тут дозвонилась сестра — ее семья начала тонуть… А у них поросята, кошки, куры, собаки! Трое детей… Спасли всех. Всю живность тащили на руках. Сейчас мы пока живем на пустом участке. Хорошо, нынешней весной муж успел соорудить беседку — сварил из труб, обшил профнастилом. Сейчас нас там три семьи живет. Еще с одного затопленного района ко мне подруга переехала. Вот так и ютимся.

Вчера по жаре мы поездили с волонтерами — Ильей из Братска и моей коллегой Анной Рютиной. Она сама родом из Тулуна, ныне живет в Ангарске. По исключительному пеклу (в тени +37) мы тронулись от пункта волонтеров — 1-й школы — к старикам, развозить добро. В основном это матрасы, постельное белье, продукты питания.

Посетив 2–3 склада гуманитарной помощи, набрав необходимый набор продуктов и вещей, мы развозим их по конкретным адресам. Подъехать удается не везде — многие дороги размыты или затоплены. Все, что осталось от домов — сырые землянки…

 

Глазами очевидцев

 

Заглянул в центральную детскую библиотеку Тулуна, где разместился волонтерский пункт. Передо мной сидит семнадцатилетняя местная жительница Аня Морозова.

— Нам позвонила завуч Тамара Антоновна Алексеева и попросила помочь разобрать гуманитарную помощь. Так мы отработали на сортировке вещей два дня. Потом поступило предложение записаться в волонтеры. Меня лично убедили родители, они оба сказали: мы бы все сделали, чтобы облегчить жизнь пострадавших. Отработали при администрации три дня. А потом мы все объединились в единый центр «Вместе». Мне поручили координировать волонтерскую сеть — если кому-то нужна помощь, мы отправляем туда людей. Списки волонтеров все время обновляются — дел у нас еще много: и воду завезти, и помочь одинокой бабушке в уборке, разгрузить фуры с «гуманитаркой», построить вольеры для выживших животных. Активно занимаемся расселением из пункта временного размещения граждан (ПВР).

Дополняет Анну Елена Александровна Матиенко, координатор волонтерского центра «Вместе»:

— Вначале ПВР возникали стихийно. Теперь мы объединились под эгидой волонтеров центра «Вместе». Наш центр — несколько добровольческих структур: это волонтеры «Молодой гвардии», которых возглавляет Артем Цындыжапов, добровольческий корпус «Байкал», руководитель Солбон Дугарович Санжиев, отряд «15.08», шеф Костя Мамаджанов, общественная организация «Тулун.Ру», руководитель Юлия Булдакова и организация «Добрая Воля» — шеф Александр Пасюк.

Подхожу к ребятам, занятых разгрузкой «КамАЗа».

Валерий Леонтьев, учащийся Тулунского аграрного техникума:

— С 2-х часов дня 28 июня мы с папой начали ездить и предупреждать людей о надвигающейся беде. Мой отец — начальник службы безопасности тулунского филиала Иркутскэнерго. Вскоре я пошел раздавать листовки на улице Речной и в близлежащих переулках. Получилось так, что ближе к вечеру мне пришлось переводить людей на свой страх и риск по пояс в воде в места повыше и посуше. Но вода прибывала быстро, вскоре меня начало сносить, и я был вынужден эвакуироваться. Часов в 18–19 вода прорвала плотину. По-хорошему, наша плотина должна бы быть в бетонном коробе. Был бы он — вода прибывала бы постепенно, а не так стремительно и жестко. Очень жаль всех наших людей.

Илья Догадов, 14 лет, учащийся 9-го класса:

— Сначала пришел в школу и раздавал людям питьевую воду. Пришло несколько сотен человек! Их предупредили о заразе в воде, поэтому все направились сюда. Следующие дни я занимался только загрузкой-разгрузкой. Приходило очень много людей, им надо было раздавать индивидуальные пакеты с продуктами и постельным бельем. Работы в связи со строгим учетом стало гораздо больше. Мы занимаемся всем, что нам поручат. Приходится минимум по пять часов работать. Насмотревшись бед, я решил идти в МЧС или в военные — так я смогу более профессионально помогать людям в трудной ситуации.

Семен Чижков, 13 лет, перешел в 8-й класс:

— Я работаю со второго дня потопа. Сначала раздавал воду в школе, потом перетаскивал вещи пострадавших. На второй день мы загрузили три КАМАЗа с едой и одеждой. Сейчас фасуем еду, носим воду, в центр обращаются более 400 людей в день. Мои родители тоже не сидят без дела, мама — администратор продуктовой базы, отец ей там же помогает.

Дмитрий Зубков, 17 лет, учится в Тулунском аграрном техникуме:

— С самых первых часов подъема воды вывозил пострадавших людей с затопленных территорий на своей семейной лодке. Не считал, конечно, сколько всего вывез земляков, но больше десятка — точно — были дети, оставшиеся дома без родителей. Их встречали в соцзащите. Хорошо, лодка была заправленной, бензина хватило на три дня.

А сегодня мы развозили воду, в самые отдаленные районы — на Карбышева и ЛДК. В основном сохраняется колоссальная потребность в питьевой воде.

 

Михаил ЮРОВСКИЙ

Фото Ольги Молодых

 

По последним данным, число жертв наводнения в Иркутской области достигло 23 человек, судьба еще восьми остается неизвестной. Ущерб от паводка в Иркутской области оценили в 29 миллиардов рублей. Было затоплено более 6,7 тысячи жилых домов в десятках населенных пунктов. В результате стихийного бедствия более 3,5 тысячи жилых домов оказалось невозможно восстановить, жить в них нельзя.

 

NB!

 

Пока верстался номер. Прокуратура начала проверку соблюдения правил при строительстве и реконструкции дамбы в Тулуне, наиболее пострадавшем от паводка в Иркутской области.

Как сообщали ранее СМИ, тулунскую дамбу строила компания «Ремонт зданий и сооружений» под руководством Николая Болотова. На тот момент его сын Руслан Болотов занимал пост министра строительства и дорожного хозяйства региона, сейчас он заместитель губернатора. Дамбу построили в 2011 году. На ее строительство было выделено более 50 миллионов рублей. Глава строительной фирмы Николай Болотов утверждал, что гидротехническое сооружение позволит предотвратить ущерб на сумму 454 миллиона рублей и уберечь от паводков около 2000 человек, проживающих на территории в 63 гектара. Он обещал, что дамба защитит Тулун от наводнений «на столетие, не меньше».

Похожие статьи