Если хилый — сразу в гроб?

Как я попала не туда куда надо.

 

Если хилый — сразу в гроб?Врач «скорой», девушка лет 23-х (молодым везде у нас дорога!), прослушав мои легкие, авторитетно заявила:

— У вас воспаление! Срочно в инфекцию!

— Почему не в терапию? — пытаюсь сопротивляться из последних сил (забегая вперед, скажу, что диагноз не подтвердился).

— Потому что в терапии вы всех заразите!

Послушно сажусь в машину. Едем. Инфекционная №1. Чистенькая. Все в ажуре… «Пневмонии не слышу, — заявил принимающий врач, — но раз уж приехали, сделаем рентген». И препроводил в палату.

Вот тут-то меня и поджидал неприятный сюрприз. В палате 6(!) коек. Ложусь. Приходит соседка слева с температурой под сорок.

— Что у вас? — спрашиваю.

Пожимает плечами: «А черт его знает! Грипп, наверное».

Опасливо отодвигаюсь, но соседка справа, седенькая старушка, быстро включается в разговор:

— А у меня ангина две недели! Подозрение на дифтерию…

Загораживаюсь от бабки простыней и напяливаю маску. А вот и третья дама средних лет с лающим кашлем. То ли ОРВИ, то ли коклюш? Не выдержав, бегу к лечащему врачу:

— Отдельные палаты есть? Не хочу лежать в «куче». Я ж так не выпишусь! Нацепляю еще и к своим болячкам новенькие.

Объяснение доктора позабавило:

— Не нацепляете! У всех антибиотики. И потом, в палате уже надышали и создался единый микроклимат, у всех ото всех понемножку. А вот в коридор выходить нужно в маске. Там пациенты из других палат и запросто можно что-то подцепить…

Увы, но отдельные палаты оказались заняты. Да их и всего-то две на огромное чихающе-кашляющее отделение. Настроение и вовсе упало, когда приспичило в туалет. Он один. И в конце коридора. Окна нараспашку — «для профилактики».

Всю ночь не спала… Воображение рисовало одну болезнь страшнее другой. Как избежать заражения? За сто рублей и шоколадку мне все же удалось узнать тайну «расфасовки» больных по палатам.

— Да ты не боись, — утешала нянечка. — У нас вместе только гриппозники с воспалением легких, орвишники и больные ангиной лежат. Это, ж, считай, однотипные инфекции. С корью, коклюшем и гепатитом кладут в другие отделения.

«Ну и что?» — думала про себя. — Вирусов-то, передающихся воздушно-капельным путем, пруд пруди. Тут тебе и мононуклеоз, и менингококковая инфекция, паракоклюш, легионеллез, респираторный хламидиоз, туберкулез… А что, если врачи не сразу, например, распознают гемморагическую лихорадку?

Нет, не зря в положении Минздрава для инфекционных больниц черным по белому написано, что по возможности нужно проводить «одномоментное заполнение палат и одновременную выписку». Короче, изволь поправиться со всеми вместе. А то, неровен час, «новеньких» больных положат. Вот и будешь болеть «по кругу».

Чем лечат? Естественно, антибиотиками. Хотя, известно, что вирусы они не убивают. Правда, предупреждают осложнения. В больнице напирают на один и тот же «убойный» из группы фторхинолонов. Ему все равно, что убивать: бактерии или их обладателя. На моих глазах девушку после «употребления» несло так, что, как метко выразился один из врачей, «картина напоминала холеру».

Совет для будущих пациентов инфекционного отделения: если не хотите в больнице что-то подцепить, не ходите на рентген и ЭКГ. Почему? Да потому что ведут туда «хором» по 20 человек из разных палат, запихнув в один лифт. А пока ждешь в очереди, мимо тебя бегают мамочки с грудничками из других отделений и с другими инфекциями. Не потому ли и отзывы на сайте больницы пестрят нелестными высказываниями. Особенно о детском отделении.

«В палате лежат и мальчики, и девочки, и разнополые родители вместе, как плацкарт. Один туалет на 10–11 палат. У всех детишек разные диагнозы, и все поневоле встречаются в коридоре»…

«По ТВ показывают, какие современные центры строят, как все хорошо. А здесь реальность, и касается она здоровья и жизни людей. Могу сказать только: позор, что с годами у нас мало что меняется, а ведь это Москва, не регион».

«В инфекционной больнице за 2 дня моего пребывания провели всего одно кварцевание палаты, полы мыли кое-как. Все вместе тусуемся на процедурах».

Поневоле задашься вопросом: может, это такой своеобразный прием выработки иммунитета? Но медсестра сделала круглые глаза:

— Ну и что? Все же в масках?

Будто не знает, что медицинские маски (это доказано) не защищают от вирусов и бактерий. В развитых странах персонал больниц и пациенты имеют специальные респираторы.

Если честно, едва мне дали отдельную палату, я забаррикадировалась и стала считать дни до выписки, а заодно сочинила злое письмо министру здравоохранения Веронике Скворцовой.

Нет, к врачам инфекционной больницы №1 у меня нет никаких претензий. Они работают на пределе сил, не считаясь со временем и ежедневно подвергаясь угрозе заражения за мизерную зарплату. А вот к системе нашего здравоохранения вопросы есть. И их много. Вероника Игоревна, Вас бы сюда. И не как пациента, а на подработку. И непременно на зарплату докторов, вынужденных пребывать в летучей инфекции сутками напролет. Неужели нельзя построить отдельные инфекционные палаты со всеми удобствами? Не забавы ради. Для людей! Ведь никто меня (да и других) не убедит, что находиться вместе носителям летучей инфекции небезопасно.

Получается, хочешь лечиться, а не болеть — плати деньги. И немалые. Вот тогда к твоим услугам и отдельная палата, и туалет рядом. А без денег уже нельзя?

 

Мария РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

Send this to a friend