В борьбе за народное счастье

В борьбе за народное счастьеДобрые намерения компенсируют отсутствие всего остального, не так ли?

Тут недавно оказался на «круглом столе», на котором неглупые люди обсуждали возможные последствия скоропалительного принятия Думой Закона о борьбе с курением. Люди специально оговаривались, что это самое курение — привычка, конечно, вредная, и бороться с ней, разумеется, надо. И все же, говорили неглупые люди, предлагаемые простые решения, хоть и соблазнительны, но к немедленному успеху приведут вряд ли.

А те, кто принимает решения, выбирают, естественно, самые простые.

Предусмотрен, например, тотальный запрет на курение в производственных помещениях. «Это как?» — задавались вопросом неглупые люди. Возьмем, говорили, скажем, «Уралвагонзавод», разделим условно его работников на три категории: заводоуправление, инженерно-технический состав и рабочих. Первые выйти на минутку из кабинета на свежий воздух смогут, вторым — сложнее, но тоже с задачей справятся. А куда деваться рабочим в цеху? И как понравится рабочим «Уралвагонзавода» (от себя добавлю, весьма расположенным приезжать куда-нибудь на танке), что курилок законопроект лишает, по сути, только их?

А замечательная идея ввести на курево минимальные розничные цены? Чтобы повышать их и повышать — пока пачка сигарет не станет такой дорогой, что даже неуклонное повышение благосостояния россиян за ростом цен на табак не угонится? Замечательная идея. Тем более, что авторы законопроекта подчеркивают: она предусмотрена Рамочной конвенцией ВОЗ и апробирована уже во многих странах.

Но тут выясняется, что в рамочной конвенции о минимальных ценах на табак — ни слова. И хотя, действительно, есть страны, которые по этому пути идти попробовали (Франция, Италия, Ирландия и Австрия), но после решения Европейского суда еще в 2011 году минимальные цены отменили и там.

И запрет на торговлю табаком в киосках — с переводом ее исключительно в крупные сетевые магазины — чьим международным опытом обоснован? К чему приведет? К тому, что человек, который покупает сейчас пачку сигарет в киоске, купит сразу блок в универсаме? И меньше от того человек курить будет или больше?

И еще в пояснительной записке к законопроекту авторы указывают, что, например, в Испании после тотального запрета курить в ресторанах доходы рестораторов даже увеличились. Но это, оказывается, вовсе не так. Доходы, оказывается, наоборот, упали. Мне, собственно, никакого дела до доходов испанских реставраторов нет, но врать-то зачем? Это ведь наводит на опасную мысль, что и остальные утверждения авторов законопроекта столь же обоснованы, не так ли?

Да и вообще, что-то много участвовавшие в этом «круглом столе» неглупые люди нашли в законопроекте, представленном Минздравом, неточностей, нестыковок, несоответствий международным нормам (да и отечественным законам тоже), сомнительных новаций, которые хорошо бы сначала проверить экспериментально…

Но не на таких напали!

Как говаривал почти двести лет назад один из умнейших людей России, адмирал Николай Семенович Мордвинов, «можно принять меры противу голода, наводнения, противу огня, моровой язвы, противу всяких бичей земных и небесных, но противу благодетельных распоряжений правительства решительно нельзя принять никаких мер».

Что ж, «противу всяких бичей земных и небесных», включая голод, огонь и моровую язву, меры за два века тоже принимались далеко не всегда самые эффективные. Но «благодетельные распоряжения правительства» в списке средств массового поражения, как и раньше, остаются вне всякой конкуренции.

И когда эти люди встают на стезю борьбы с пороком, трепещет не только порок, но и даже не порок в первую очередь.

По той же методе в последнее время были приняты законы о борьбе с педофилами, иностранными агентами, клеветой, митингантами, волком из «Ну, погоди!», лисой из «Колобка», так собираются победить «чернуху» на телевидении (путем введения процентной нормы на показ критических сюжетов, точь-в-точь как когда-то вводили процентную норму на евреев в высших учебных заведениях), но здесь еще не до конца додумано, кто именно будет определять, какие сюжеты критикуют имеющиеся недостатки, а какие, наоборот, заряжают зрителя безудержным оптимизмом.

Боюсь, то же самое произойдет и с этим законопроектом, носящим изящное название, в очередной раз заставляющее вспомнить классиков русской литературы: «Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». С ним торопятся так, будто могут куда-то не успеть. А возражения против его формулировок отбивают с привычным изяществом — возражающих просто аттестуют ставленниками «мирового табачного лобби», и тем затыкают рот, не опускаясь до иной аргументации.

Кстати, не забыть бы, что существует и «мировое АНТИтабачное лобби», только России, Индии и Бангладеш выделившее 200 миллионов долларов. И на что эти миллионы потрачены (у нас, в России), и кому в руки они попали? Почему б и об этом не сказать — при нашей-то подозрительности к иностранным денежкам вообще?

Одним словом, кое о чем поговорить подробнее стоило б не после принятия на-ура законопроекта, а до. Чтоб потом не пришлось корректировать и править на ходу, когда уже разогнались.

К сожалению, этот законопроект в очередной раз демонстрирует то, как у нас принимают документы, согласно которым предстоит жить гражданам огромной страны.

Торопливая некомпетентность. Желание отметиться в борьбе на отдельном, произвольно выбранном участке, а что происходить будет на всех соседних участках — неважно. Незнакомство с тем самым зарубежным опытом, на который ссылаются (при этом спокойно фальсифицируют все, что угодно: статистику, правовые акты, цитаты). В результате раз за разом мы получаем ситуацию, когда один только что принятый закон немедленно вступает в противоречие с десятком уже существующих, да добро бы с десятком.

В итоге не работает ничего. Убежден, что и в данном случае будет так же. Вырастет вовсе не народное здоровье, за которое борются, а лишь число злоупотреблений. А порок, порок выстоит.

Так бывает всегда. А по-другому — не бывает.

Приведу пример. Страстный борец за народное здравие петербургский градоначальник Клейгенс в конце ХIХ века решительно проводил в жизнь все ту же идею: только строжайший государственный контроль введет традиционное русское пьянство в цивилизованные рамки. Методы контроля, естественно, были столь же традиционны. И после того как инициированное Клейгенсом «Положение о казенной продаже питий» вошло в силу, в городе было закрыто 180 питейных домов, 40 водочных магазинов и штофных лавок и 406 трактиров с продажей крепких напитков. Торговля спиртным до полудня запрещалась вообще… Результаты оказались поистине ошеломляющими: если в 1897 году (до Положения) питерцами было употреблено 2.482.465 ведер водки, то уже в 1898-м — 2.869.636! «Шатающихся в пьяном виде стало с введением монополии более, чем в предыдущие годы», — меланхолично отметило Собрание петербургских цеховых мастеров.

Но разве в этом дело! И никакие петербургские цеховые мастера нам не указ, когда мы уверенно шагаем (правда, «шатаясь» и все в том же пьяном виде) по своей прямой дороге, заботливо уложенной граблями.

 

Павел ГУТИОНТОВ

 

 

NB!

Пока верстался этот номер, пришли две новости — одна хорошая, другая — плохая. Начнем с плохой: Госдума приняла-таки в первом чтении закон, который вполне справедливо критикует некурящий, кстати, Павел Гутионтов. Вторая новость намного приятнее. Альянс руководителей региональных СМИ (АРС) в 19-й раз подвел итоги конкурса «Золотой гонг». Одним из лауреатов в номинации «Лучший материал в федеральных СМИ о противодействии коррупции» стал ведущий колумнист «Нового вторника» Павел Гутионтов. Этой награды он удостоен за публикации в нашем еженедельнике, за что мы его всячески поздравляем.

 

Похожие статьи