Севастопольский вальс

Севастопольский вальсО городе, в котором не только по великим праздникам помнят тех, кто его защищал.

В одном из последних номеров мы пообещали читателям рассказать об этом городе — городе русской славы и гордости русских моряков. Городе, который вместе со всей Украиной вот уже немало лет вынужден «играть» в несколько цветов — голубой, оранжевый, красный, жовто-блакитний… Хотя в череде буден много обещавшие краски заметно «выцвели» от несбывшихся людских надежд.

Сравнить нынешний Севастополь с прежним мы попросили нашего собкора в Карелии Валентину Акуленкo, поскольку каждый свой отпуск она неизменно проводит в этом славном городе, начиная с того времени, когда о распаде СССР никто и подумать не мог…

 

Незабытые мелодии

Из всех наших (и бывших нашими) южных городов на Черном море Севастополь по своему духу и своему виду — не курортный, а трудовой. Здесь, в отличие от той же Ялты, не встретишь ленивые вереницы отдыхающих или назойливых зазывал в дорогие ресторанчики. Город был и остался флотским.

Здесь не только по великим праздникам чтят и помнят его военно-морскую историю. И берегут, как только могут. Правда, часы, что на башне Матросского клуба, уже не отбивают красивую мелодию «Легендарный Севастополь» — кому-то из нынешней власти не по вкусу пришлись слова из песни: «Севастополь, Севастополь — гордость русских моряков».

Зато это известное произведение Вано Мурадели и Петра Градова, ставшее гимном города, продолжает звучать на Приморском бульваре и в Парке Победы. Как и не менее популярный у послевоенного поколения Севастопольский вальс» — его часто можно услышать в исполнении какого-нибудь ветерана с гармошкой в руках.

Играют «деды» старые душевные мелодии не для заработка. Играют больше для души. Для общения. Для того, чтобы помнили. И проходящие мимо них замедляют шаг или присаживаются рядом, чтобы подольше послушать.

 

И драйв, и кайф

Пенсии и зарплаты у большинства севастопольцев, как и во всей Украине, — примерно в два-три раза меньше, чем у россиян на студеном Северо-Западе. Выручает, конечно, теплый климат, что позволяет развернуться садоводам-огородникам. Ну, и четыре месяца курортного сезона дают возможность подработать, в основном — сдачей жилья отдыхающим, а владельцам катера или ялика — морскими экскурсиями…

Зато общественный транспорт здесь намного приветливее, надежнее и дешевле для пассажиров, чем, к примеру, у нас в Петрозаводске. Тут вам и троллейбусы, и автобусы, и комфортные маршрутки. А еще — «богданчики». Так прозвали севастопольцы небольшие автобусы, которые выпускает львовское предприятие «Богдан». Заплатил две гривны (восемь наших рублей) — и катайся на здоровье.

Удобно устроившись на одном из «богданчиков», еду на пляж Парк Победы. Выбираю этот длинный маршрут, потому что из широкоэкранного», чистого окна автобуса могу увидеть почти весь центр города. В глаза бросаются огромные рекламные щиты с изображением популярных местных политиков. Однако щит с портретом известной политической фигуры из России мелькает даже чаще. И девиз у персоны, обещающей мастер-класс в Матросском клубе, круче некуда: «Драйв, кайф и успех». Большинству пассажиров «богданчиков» такое благолепие и не снится.

Мне же настоящий «драйв, кайф и успех» увидеть в Севастополе все же удалось. Но не в Матросском клубе, где меня ждали, а в толпе болельщиков на набережной Корнилова. Там с полутораметрового трамплина разгонялись на велосипедах экстремалы, и в свободном полете высоко над морем выполняли немыслимые трюки на своих великах. Народ, столпившийся у края набережной, восхищенно наблюдал за отважными прыгунами. Когда велосипедисты, выполнив свой трюк, выныривали из моря, а потом вылавливали из воды свои велосипеды, зрители от души аплодировали. К велосипедным спицам спортсмены крепили надутую велокамеру, поэтому железные их друзья не тонули. Судьи засчитывали лишь те прыжки, при которых велосипедист садился в воду на оба колеса. Это уже ставшее популярным у севастопольской молодежи экстремальное шоу называется Fan Jumping. Цель его — показать, что прыжки на велосипедах — современный и достойный вид спорта. И еще одна цель была у этого шоу — чтобы городские власти выделили, наконец, специальную площадку для тренировок.

 

Вахта памяти

Традиционное место свиданий — «у памятника». Здесь даже не уточняют, у какого. Ибо и так ясно — у памятника Нахимову. Статую прославленного адмирала на высоком постаменте севастопольцы называют по имени-отчеству любимого флотоводца — «Павел Степанович».

Павел Нахимов не удивился бы, наверное, что благодарные потомки воздвигли ему этот монумент. Цена морских побед российского флота на Черном море велика.

Что же греет сердце «Павла Степановича», кроме морских учений, парадов и салютов в акватории Севастопольской бухты, любоваться которыми в Дни российского и украинского флотов он обречен?

В нескольких метрах от площади его имени, перед самым памятником, сооружен внушительных размеров мемориал героям, павшим при обороне Севастополя в годы Великой Отечественной войны. «Павел Степанович» стоит к нему лицом. Каждый день в карауле у мемориала несут почетную вахту подготовленные для этого старшеклассники школ города. В этот день они свободны от занятий в школе. А как красиво происходит смена караула! Парни и девушки в морской форме «тянут носок» по всем правилам, как настоящие моряки. Малыши, катающиеся неподалеку на роликах, наблюдают за ними с завистью …

О Малаховом кургане — самом знаменитом памятнике защитникам города — знал когда-то каждый пионер в СССР. Помнится, разглядывая пушки этого мемориала, я увидела на них надпись «Олонецъ». Удивилась тогда. Хотелось выяснить, как это связано с Карелией (до революции республика называлась Олонецкой губернией)? Потом как-то забылось.

И только совсем недавно узнала историю этой надписи. Точнее, узнала о том, что по-настоящему крепко связывает Карелию с Севастополем. Оказывается, знаменитый Олонецкий пехотный полк, отличившийся еще в войне 1812 года в составе 3-й Западной армии Чичагова, спустя полвека, уже во время Крымской войны 1853—1856 годов, вместе с другими войсками Русской армии героически оборонял Севастополь. Там сейчас есть и памятник 1200 павшим воинам-«олонцам». А на Малаховом кургане установлены те самые пушки с надписью «Олонецъ». Эти пушки целый год не давали неприятелю овладеть городом-крепостью. Многие ли земляки, бывавшие в Севастополе, знают об этом? Вряд ли.

 

«Екатерину» отстояли, табличку утопили

В день празднования 225-летия Севастополя, 14 июня 2008 года, в городе одним памятником стало больше. Бронзовую скульптуру русской императрицы Екатерины II установили на постаменте в сквере напротив Дома офицеров флота. Однако за возведение на «престол» бронзовой царицы пришлось тогда крепко побороться депутатам Севастопольского горсовета, получившим поддержку большинства жителей города. Противники же, в ряду коих самым непримиримым была общественная организация «Украинская громада Севастополя», отнеслись к этому факту воинственно: назвали Екатерину «аморальной императрицей, тираном украинского, русского и татарского народов». «Забыли», должно быть, что Севастополь был основан именно по указу русской императрицы.

Сегодня «Екатерина» уступает в своей популярности только лишь «Павлу Степановичу». И стоят они меньше, чем в полукилометре друг от друга. Но прародительнице города, в отличие от знаменитого флотоводца, несколько лет назад требовалась усиленная охрана.

Мало того, история «Екатерины» в 2008 году получила тревожное продолжение. Тогдашний председатель общественной организации «Украинская громада Севастополя» пообещал: если до Дня независимости Украины не будет возвращена и установлена мемориальная табличка в честь 90-летия поднятия украинского флага на кораблях Черноморского флота на Графской пристани, то памятник императрице будет «повален».

После этого заявления у памятника вырос палаточный городок. Активисты «Русского блока», казачьей сотни Севастополя и другие многочисленные защитники «Екатерины» стали дежурить возле монумента день и ночь. Над одной из трех палаток с флагом «Русского блока» укрепили небольшой транспарант «Третья оборона Севастополя».

Первая попытка (в июне 2008 года) установить на Графской пристани памятную доску в честь поднятия украинского флага на кораблях Черноморского флота вызвала бурное неприятие многих севастопольцев. Вопрос рассматривался даже на сессии горсовета. Депутаты мотивировали свое несогласие тем, что в 1918 году появление украинских флагов на некоторых кораблях Черноморского флота объяснялось тактическим приемом, флаги были подняты с единственной целью — дезинформировать противника о переходе российских кораблей под юрисдикцию Украинской республики.

5 июля, накануне своего профессионального праздника, моряки ВМСУ вновь оцепили Графскую пристань и снова попытались установить памятный знак.

Реакция последовала незамедлительно. Демонстранты, среди которых были не только представители партии «Русский блок», казачества, депутаты горсовета, но и рядовые горожане, прорвались сквозь оцепление военнослужащих украинского гарнизона на причал Графской пристани, где украинские моряки прибивали на стенку причала памятную доску. Демонстранты и военнослужащие не церемонились: тузили друг друга, рвали одежду, обливали друг друга водой, краской, ругались, на чем свет стоит …

Демонстранты сорвали новоявленную памятную доску и на катере утопили ее в море подальше от берега.

Милиция занялась поисками виновных. Были арестованы несколько участников противостояния из тех, кто не давал прибить памятную доску. Прошло время — «виновных» выпустили, все как-то утряслось. Но не забылось.

Что тут скажешь? И эти парни, и другие живут с отцовской верой, что душа Севастополя повернута к российской истории. А такие нити так просто не рвутся.

 

***

Сегодня жизнь рядовых севастопольцев течет своим чередом в трудах праведных за скромный доход. Следуя примеру взрослых, ищут и находят работу или подработку школьники и студенты. Не только сугубо мужскую, флотскую, пахнущую соляркой. Самые вкусные в городе чебуреки «лепят» на глазах у покупателей симпатичные парни в небольшой палатке в районе пляжа Парка Победы. В других местах другие парни подрабатывают на аттракционах, экскурсиями, уборщиками…

Парадная сторона жизни достается в основном гостям города. И за это, как говорится, отдельное спасибо ему, Севастополю!

 

Валентина АКУЛЕНКО

спецкор «НВ»

СЕВАСТОПОЛЬ — ПЕТРОЗАВОДСК

Фото автора

 

 

Кстати

Число «13» для автора этого очерка может стать счастливым. Ибо именно 13 декабря, как ожидается, в старинном здании Благородного собрания Петрозаводска, Валентине Акуленко в числе других представителей творческих союзов должны вручить единовременную творческую стипендию правительства Карелии за многолетнюю работу не только в местных, но и в общероссийских изданиях, включая, разумеется, «Новый вторник».

Поздравляем!

Похожие статьи