Кладбище равнодушия

Кладбище равнодушияПогост, созданный в Екатеринбурге художником Эдуардом Кубенским, предупреждает, что на Среднем Урале умирает сама история.

Каких только «необычных» кладбищ не приходилось видеть в жизни — старых машин, самолетов и поездов… Но погост, созданный художником Эдуардом Кубенским «Екатеринбург на память. Хроника утрат», удивляет и впечатляет по-особому. Он напоминает о том, что на Среднем Урале умирает сама история города — особняки, дома, усадьбы, а вместе с ними уходит и человеческая память.

…Это небольшое кладбище разместилось в одном из городских парков, среди снежных сугробов и на виду у прохожих. Его «упрятали» сюда по строгому велению городских чиновников. Еще летом, обеспокоившись тем, что этот проект заденет чувства премьер-министра России Дмитрия Медведева, которого ждали в Екатеринбург на очередную инновационную выставку, приказали перенести импровизированный погост с гостевого маршрута, с центральной улицы Белинского, «на окраину, чтобы не беспокоить прохожих».

Его первоначальное появление наделало немало шума. Еще бы! Ведь эти надгробия (около четырех десятков!) выросли в центре города — в «интеллектуальном квартале», близ областной библиотеки и офисных зданий. Люди не могли пройти мимо памятников с фотографиями умерших зданий и годами их жизни. В основном здесь «покоились» долгожители, с возрастом в полтора-два, а то и три столетия.

Сотни прохожих невольно останавливались у этих могил. И не просто останавливались. Вечная спешка куда-то вмиг исчезала, как только люди «врубались», на каком именно кладбище оказались. Одни тотчас доставали фотоаппараты, другие растерянно и даже с некоторым удивлением обходили «умерших», вспоминая их красивые фасады, вывески, магазины и учреждения, которые в них размещались до момента уничтожения.

Невероятно, но факт: за последние годы в городе полностью уничтожены десятки исторических зданий — объектов культурного наследия, на месте которых сейчас то парковка около небоскреба, то новое здание делового комплекса «Екатеринбург-сити», то простая лужайка. Эта проблема долгое время обсуждалась в прессе, а чиновники регионального минкульта собирали конференции, куда приглашали ученых для ее обсуждения, и с каждым новым снесенным зданием эти общественные всплески становились все тише, пока однажды тема уничтожения историко-культурного наследия и вовсе не исчезла из информационной повестки. А ведь в городе, ведущем свою историю с 1723 года, основанного делегированными сюда европейцами и просвещенными царскими особами, а потом немало облагороженном купцами-старообрядцами, памятников деревянного зодчества было не счесть! Снос одного из них, принадлежавшего горному инженеру Ярутину, в апреле 2008-го вызвал бурю негодования — сотни людей собрались на митинг и устроили зданию, превратившемуся под покровом ночи в кучу дров, пышные «похороны» с речами, словами, эмоциями. И это стало самым последним, самым ярким проявлением неравнодушия…

Спустя годы, уральский художник Эдуард Кубенский решил обратить внимание общественности на проблему уничтожения сотен зданий, которые некогда подчеркивали уникальность трехвекового города. Вот как он описывает свой проект:

— Когда навсегда уходит кто-то из близких, очень трудно свыкнуться с мыслью, что жизнь изменилась и остались только воспоминания. Чтобы смягчить горечь утрат, мы можем часами рассматривать фотохронику, подолгу перебирать старинные вещи, ходить на кладбище. Хотим мы того или нет, но погост занимает в нашей жизни важнейшее место. Мы можем никогда не побывать в театре, в музее, библиотеке, парке культуры, ресторане, зато мы не единожды посетим кладбище.

Не случайно художник уверяет, что кладбище — это не только мрачные, горестные стороны жизни. Чаще всего в печали и горе мы бываем здесь только в день похорон, а потом посещение дорогой могилы вызывает умиротворение и умиление. Поэтому в дни, когда уже не в наших силах вернуть утраченный Екатеринбург, людям остаются воспоминания. А помнить, право же, есть о чем. И об уникальной резьбе деревянных наличников. И о фигурной кирпичной кладке купеческих особняков, облупившейся штукатурке.

— Они ушли, как нам хочется думать, по независящим от нас причинам, и нам очень жаль, что мы ничего не смогли оставить себе на память о них, — говорит Эдуард Кубенский. — Мы хотим помнить, что они были. Нам нужно время, чтобы свыкнуться с мыслью, что жизнь изменилась, нужно время, чтобы обрести умиротворение, осознать, как не допустить новой утраты. И этот проект — наша память о городе, который изменился до неузнаваемости и не всегда — в лучшую сторону.

На этом кладбище не хочется говорить, обсуждать что-то, спорить. Стою у могил и вспоминаю, вспоминаю… Рядом с этим вот домом резвился с ребятами в детстве. А здесь играл со школьными друзьями. Мимо этой усадьбы гулял со своей первой любовью.

Одного лишь не пойму: чего же испугались городские власти, когда приказали перенести проект с улицы в парк? Постыдились себя и признали свою неспособность защитить историю, которая год за годом ускользает от нас, оставляя наедине с бизнес-центрами, спа-салонами и паркингами?

Кстати, один из проникшихся идеей горожан приписал на одном из памятников, что этот проект — «также память всем уничтоженным тополям, газонам и дворовым псам».

 

Максим ГУСЕВ

собкор «НВ»

ЕКАТЕРИНБУРГ

Фото автора

Похожие статьи

Оставьте коментарий

Send this to a friend