А шрам не заживает…

26Апр, 2016

А шрам не заживает…

Ровно тридцать лет назад на Чернобыльской АЭС случилась авария, приведшая к катастрофе международного масштаба

 

Эхо чернобыльского взрыва до сих пор разносится по всей планете неумолчным набатом как строжайшее предупреждение нынешнему и будущим поколениям.

 

Дабы предотвратить подобные катастрофы, Государственная дума России выступила с заявлением «О 30-летии чернобыльской трагедии и обеспечении ядерной безопасности в Европе на современном этапе», в котором призвала все народы мира уделять приоритетное внимание безопасности атомных электростанций, строго соблюдать требования к безопасности обращения с радиоактивными отходами, в том числе, обеспечивая их безопасное хранение.

К сожалению, Верховная Рада Украины, где и произошла катастрофа, проигнорировала это заявление и не ответила на предложения российских коллег о сотрудничестве.

Зато в эти же дни президент страны Петр Порошенко подписал указ № 141, поручив Кабинету министров «поработать (?!) с Европейским банком реконструкции и развития, а также с государствами-донорами, чтобы ускорить финансирование эксплуатации нового объекта «Укрытие».

С чего это вдруг Петр Алексеевич так заспешил, если введение в строй конфайнмента (техническое название огромной арки, которая накроет разрушенный взрывом 4-й реактор ЧАЭС. — Авт.) запланировано лишь на конец 2017 года?

Ответ лежит на поверхности: президентский трон для конфетного короля вот-вот может стать электрическим стулом. По этой «банальной» причине и торопится он заполучить еще несколько сотен миллионов евро, чтобы приумножить свое богатство. А с чернобыльскими проблемами пусть, мол, разбираются преемники.

Вообще, правящий режим до совершенства овладел мастерством одурачивания мирового сообщества на чернобыльской теме, сводя все переговоры о ней к увеличению денежных потоков. Финансовые аппетиты «пасущихся» на этом прибыльном поле безмерны.

Обратимся к некоторым цифрам. Первоначальная стоимость сооружения нового «Укрытия» была определена в 640 млн. евро. Скрупулезные расчеты совместно провели знающие иностранные и отечественные специалисты с учетом множества вспомогательных работ, различного рода рисков и неминуемой инфляции. Было это в 2010 году, когда за дело взялся международный консорциум «Новарка», главную роль в котором играли две французские компании. Кроме них были задействованы десятки украинских разнопрофильных предприятий и фирм.

Необходимые на то время средства были аккумулированы в специальном фонде, который наполнили 45 стран-доноров, в том числе, естественно, и Россия. Работа шла споро и должна была завершиться в 2014 году, однако мятежная осенняя пора 2013 года перечеркнула все планы. А после государственного переворота «революционеры» вообще подняли невообразимый гвалт, заразив паникой весь мир: «На возведение нового конфайнмента срочно нужно еще полтора миллиарда евро, иначе катастрофа может повториться в еще более разрушительных масштабах!».

Таким образом, жажда заиметь «на халяву» уйму денег толкнула на явный шантаж со страшилками вокруг «ядерной бочки» (на дне 4-го реактора, действительно, идут неконтролируемые процессы распада 190 тонн оставшегося топлива). Попытки же функционеров Европейского банка реконструкции и развития выяснить, на что именно потрачены 640 млн. евро и почему вдруг Украине потребовалось еще в 2,5 раза больше денег, ни к чему не привели. Ответ был «железобетонным»: «Нам лучше известно, сколько надо. Давайте, а то будет хуже!».

И что вы думаете? Насобирали по миру и эту очень огромную сумму. Но — внимание! — «выцыганивание» продолжается. Например, совсем недавно Порошенко, находясь с визитом в Японии, выклянчил у этой страны, остро страдающей от катастрофы на АЭС в Хукусиме, еще 13,6 млн. долларов на «нужды Чернобыля».

Какова же ныне ситуация в зоне отчуждения и непосредственно в районе атомной станции? Десятки тысяч человек возводят крупнейшую в мире подвижную конструкцию. Ее высота — 110, ширина — 165, длина — 260 метров. «Условия экстремальные, — говорит генеральный директор фирмы «Укрэнергомонтаж» Михаил Бородавко. — Излучение до сих пор такое, что наши специалисты могут работать лишь по полчаса за всю смену». Не легче и персоналу ЧАЭС, насчитывающему сейчас 3,5 тысяч человек. Зачем так много? Иначе нельзя. Ошибаются те, кто думает, что, коль реакторы заглушены, то надобность в их обслуживании отпала. Вывод из эксплуатации блоков осуществляется по так называемому варианту временно отложенного демонтажа, что подразумевает полурабочее состояние без выработки электроэнергии, дабы из-за полной остановки не начались неконтролируемые реакции. На это, по выводам ученых, потребуется от 50 до 100 лет. Лишь затем можно будет приступать к полному демонтажу всего оборудования и дезактивации по-прежнему зараженной территории.

Так что последствия самой страшной в истории атомной энергетики аварии в ночь на 26 апреля 1986 года, приведшей к катастрофе международного масштаба, будут сказываться еще долго. Об этом убедительно говорится в недавнем докладе экологической организации «Гринпис» под красноречивым названием «Атомные шрамы: многолетие наследия Чернобыля и Фукусимы». Как показали исследования, около 10 млн. человек, проживающих в ближайших к Чернобылю областях Украины, России и Белоруссии, ежедневно подвергаются облучениям не только из окружающей среды, но и через местные продукты — молоко, мясо, зерно, рыбу, в которых содержатся превышающие допустимые нормы цезий-137 и стронций-90.

Радиация вездесуща и беспощадна. Она в буквальном смысле вытягивает силы из организмов людей. Поэтому и смертность в данных регионах гораздо выше, чем в других.

Звон колоколов по умершим особенно часто звучит именно здесь. Его эхо разносится по всей планете неумолчным набатом как строжайшее предупреждение нынешнему и будущим поколениям.

 

Юрий КИРИЛЛОВ

собкор «НВ»

КИЕВ

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Похожие Посты

468 ad

Оставить комментарий